Фрагменты из интервью Александру Солдатову - 3

diak_kuraev
, 23 мая 2020 в 17:29
Фрагменты из интервью Александру Солдатову на канале “Новой газеты”

начало тут
https://diak-kuraev.livejournal.com/2910459.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/2923423.html


Александр Солдатов: Справедливо ли утверждать, что интеллектуалу в Московском патриархате сейчас становится тесно и отчасти по этой причине люди уходят? Не пошла РПЦ МП по пути какого-то культурного роста, который вроде наклёвывался в 90-е годы…
Протодиакон Андрей Кураев: Я думаю, что это справедливое восприятие. Я его перескажу на свой лад. Для меня очень горько то, что у Церкви не хватило ни ума, ни совести для того, чтобы осмыслить свой собственный трагический опыт ХХ века. В нашей церковной публицистике, в проповеди, в риторике, особенно мейнстриме, даже не ставится вопрос «за что, Господи?» Древнееврейские пророки, если приходила беда к народу Израиля, прежде всего вопрошали: «Господи, за что?» и быстро находили ответ и транслировали его своей пастве.
А в случае с красной чумой, с чумой большевизма, как это было принято называть в церковной среде до недавнего времени, почему-то всё сводилось к проискам жидомасонов. То есть мы-то белые и пушистые, но тут пришли недруги рода человеческого и Православия и стали вот воевать против нашей замечательной страны, культуры, традиции, нашей Церкви и так далее. Но всё-таки Господь – Творец истории. А раз так, то точно ли мы, какими мы были до 1917 года, нравились Богу? Точно ли у нас всё было хорошо?
Я напоминаю классические слова Черчилля, который говорил, что ни с одной страной промысл Божий не обошёлся так жестоко, как с Россией: её корабль пошёл ко дну, когда уже был виден порт. Россия уже выигрывала Первую мировую войну, несомненно выигрывала. Да, пусть немцы стояли у Риги, пусть они до Петрограда даже дошли бы, что с того! Вместе с Антантой выиграли бы, причём не в конце 1918 года, а в начале. Но вот Господь почему-то не захотел, чтобы мы стали всерьёз Третьим Римом.
А ведь Синод и МИД Российской империи всерьёз в годы Первой мировой войны обсуждали, что мы будем делать, когда захватим Стамбул. Что будем делать с Патриархом, который там сидит и называет себя Вселенским? Включать его в состав Синода нашей Церкви или не включать, отрезать ли себе какие-то куски от его епархии. Всё это всерьёз обсуждалось, было несколько проектов, в том числе архиепископа Антония Храповицкого. А Господь как-то вот решил иначе. И знаете, о болезни человека можно судить по тому, какие таблетки он берет в аптеке. Если вы опытный пациент, то можете понять, какие проблемы со здоровьем есть у того человека, который перед вами берет то или иное лекарство. Так вот, очевидно, что промысел Божий к Русской Церкви применил очень жёсткие способы лечения – просто прижигание калёным железом в ХХ веке.

- Выжигание даже, я бы сказал, почти полное...
- Выжигание, да. Это не за то, что кто-то пропускал утренние или вечерние молитвы или не очень строго соблюдал посты. Значит, в глазах Бога у нас были какие-то более жёсткие и хронические болячки, которые не лечились просто добрым словом. И потому без кольта тут обойтись уже было нельзя. И я полагаю, что, в частности, это отозвались нам слёзки русских староверов XVII и XVIII веков. Слишком легко наше церковное сознание разрешало себе использование полицейской и даже военной, армейской силы. Вспомним осаду Соловков царскими войсками и так далее. А теперь нам сказали: «Вы любили этим пойлом отпаивать других – попробуйте сами на вкус». Ну, короче, мне очень печально, что в нашей церковной публицистике, мысли, рефлексии нет этого вопроса: что такого дурного было в нашей церковной жизни синодальной поры, от чего Господь наш решил так сурово нас лечить? Напротив, установка на тотальное апологирование и копирование всего, что было. А если что-то скопировать нельзя, то полагается вздохнуть и сказать: ах, как жаль, что вот этого сейчас сделать нельзя.
Вот эта неспособность церковного сознания размышлять над своей собственной историей, учиться на своих собственных примерах, не то что на ком-то другом – на своих собственных, - это ставит серьёзные вопросы о качестве церковного учительства как такового. Возьмём тот же культ Новомучеников. Для вас он очень дорог, для меня – нет. Я сразу скажу почему. Потому что я не вижу, чтобы этот культ реально учил хоть чему-то наше духовенство.

- Новомученики новомученикам рознь. Надо брать, наверное, конкретные истории, конкретные образы...
- Да неважно, какие вы образы ни будете брать, в реальном юзании…

- «Новомученики в целом» – это абстракция же!
- …это будет не более чем повод для корпоративной саморекламы: а вон какие у нас люди были. Ну а дальше, а в твоей жизни?
Знаете, я в советские ещё годы был поражён тем, как часто в кабинетах советских архиереев были художественные картины, репродукции на тему «Смерть Патриарха Гермогена в польском плену» или «Казнь Малютой митрополита Филиппа». Это смотрелось как почти что вызов советской власти: ведь этот выбор из множества разных картин. Не «Мишки в лесу», не Шишкин, не Айвазовский, а вот именно это – казалось почти диссидентством.

- Да, в кабинете Патриарха знаменитая картина такая висит, в Чистом переулке.
- И это была очень фальшивая нота. То есть человек, который на самом деле послушно исполняет все повеления антицерковной власти и совсем не хочет разделить судьбу Гермогена, умершего от голода, вешает его портрет, а сам этот архиерей получает спецпаёк в спецприёмнике ЦК. Но тем не менее, ему тоже хочется хоть считать себя наследником подвига патриарха Гермогена или митрополита Филиппа. Вот точно так же и нарочитый на словах культ Новомучеников на самом деле ведь не привёл ни к какому серьёзному врастанию в их опыт, в желание перенять их опыт в реальных наших епархиальных коридорах. Поэтому я считаю, что это нечто очень лицемерное.

- Ну вот смотрите, после синодального периода последовала революция, кровь, мученики, почти полное уничтожение Церкви. За последние 30 лет была предпринята попытка повторить синодальный опыт, в духе «Можем повторить!» И то, что сейчас происходит в связи с коронавирусом, нуждается ли в подобной рефлексии, которую, может быть, не хватило сил совершить тогда, в советские времена, в 90-е годы, и к которой нас вот что-то свыше неумолимо подталкивает сейчас? В чате спрашивают в связи с этим, приведёт ли пандемия, закрытие храмов и прочие искушения вокруг этого к расколу Московского патриархата?
- Нет, к расколу – нет. Конечно, пандемия, её опыт каких-то людей подтолкнёт к серьёзному осмыслению. Например, можно сказать ( со знаком плюс или со знаком минус), что православие - это религия священного материализма, в котором есть, если говорить высоким языком, освящение космоса, освящение творения, Божественные энергии пронизывают собой всевозможные реалии, вплоть до песочка на могилах и так далее. То есть можно красиво на эту тему богословствовать, а можно сказать иначе – что как-то вот застряли мы на оральном уровне развития, когда всё через тактильные ощущения, всё малыш тянет в рот. Обязательно ли надо каждую святыньку поцеловать или съесть, проглотить? Вот если этот карантинный режим затянется, то кто-то об этом задумается... Но таких людей будет меньшинство. Большинство с радостью вернется к обычному, привычному для них стилю благочестия. Поэтому что-то измениться может, только если некая группа формальных или неформальных лидеров будет делать больно вот этому благочестивому большинству и понуждать его к труду мысли, понуждать к анализу этого нового опыта. Хотя Церковь любит себя называть больницей, но она, оказывается, не работает в том смысле, какой востребован большинством её посетителей.

- Плацебо вместо лекарств - может быть, поэтому?
- Ну я не об этом сейчас, а о том, что большинство людей, которые идут в храмы, конечно, они идут не в поисках вечной жизни, а для решения своих вполне земных проблем - чтобы болезней конфликтов в семье было меньше, а удачи, в том числе финансовой – больше. И потому пандемия может иметь эффект, похожий на эффект лиссабонского землетрясения конца восемнадцатого столетия. Тогда был День всех святых по официальному католическому календарю. Люди были в храмах, в огромных роскошных храмах, построенных на деньги, которые были вывезены из Америки во время успешной португальской колонизации. И эта роскошь обрушились на головы этих замечательных прихожан, которые с детишками пришли туда - и огромное количество людей погибло. Это стало поводом для отдельных размышлениям Иммануила Канта, проживавшего тогда в Калининграде. Это дало повод для серьёзной полемики со стороны Вольтера и прочее и прочее. То есть люди задумались, как это работает, как совместить теодицею вот с таким фактическим материалом.
Вот пришла эпидемия СПИДа, и я помню, с какой радостью поначалу церковные публикации и сплетницы говорили о том, что, видите, какое чудо Божие: эта болячка бьёт только проституток и извращенцев, а нас она никогда не тронет. Поначалу этот стереотип стали повторять , когда пошла эта эпидемия. Даже как бы Патриарх Украинский Филарет ляпнул, что, дескать, этот коронавирус на самом деле бьет только гомосексуалистов. Наверно, по старой памяти он это повторил. Ну 90-летний старик, ладно, простим ему это. А вдруг оказалось, что этот вирус выкашивает монастыри, что он бьёт по духовенству, бьёт по монахам. Если брать некую профессиональную корпорацию, то, пожалуй, только у врачей, оказывается больший процент потерь. А дальше идёт духовенство. Даже про продавцов, шофёров такси и автобусов я ещё особой статистики не видел, её почему-то никто не собирает.
И вот оказывается, что не работает этот ящик (я Церковь имею в виду), или работает не так, как хотело большинство клиентов, большинство заказчиков. И в этих условиях нужно некое думающее, активное и отчасти властное меньшинство, которое могло бы понудить благочестивое большинство к размышлениям и к переменам. Будет это или нет, не знаю.

- Есть впечатление, что все в некоторой растерянности находятся в связи с этим испытанием. Происходит, в частности, некая десакрализация базовых элементов массового культа: Матронушка, землица, всевозможные паломничества, мощи. Были поначалу попытки совершать воздушные и автомобильные крестные ходы с чудотворными иконами, но от этого отказались уже, кажется, в начале апреля, задолго до Пасхи. Сейчас, когда официальный сайт Московской патриархии нам пишет, что можно освящать куличи и яйца и все что угодно делать, вплоть для отпевания, в домашних условиях мирским чином, то этим открывается ящик Пандоры. Вряд ли люди, которые всё это прочитают и начнут практиковать, вернутся потом к профессиональным жрецам, скажем так, к тем, кто на платной основе предоставляет им эти же самые услуги. https://credo.press/231121/