Война в Сирии

Будни Киева

peremogi
, 23 апреля 2017 в 03:22
Некая пись письменниця



разродилась внелитературным опусом:
Украинцы, прокидайтеся, бгггг, просыпайтесь, иначе нас еще глыбже затянут в дурдом.



https://bbcccnn.com.ua/news/pysmennytsya-ukrayintsi-prokydajtesya-inakshe-nas-use-glybshe-zatyagnut-u-durdom/

Перевод мой. С вкраплениями.
Про пианиста помните.


языковаяинспекция
Ну что, друзья, такого "кабздеца" я еще не видела.
После голосования Киевской радою об обслуживании на украинском пошли мы с телеканалом ЗIК ЗИГ-хайль по магазинам, поснимать, есть ли в Киеве проблемы с обслуживанием для украинцев и как люди относятся к этому.

Идем с камерой из магазина в магазин. Где-то переходят продавцы на мову, где-то нет. Начали с крамниці (???)- музею "Сыры" (вот тут не поняла, в какой стране санкции, если вна сыр в музее показывают, но то таке- прим. мое). Недавно их работница общалась по телефону с клиентами исключительно по-русски. Музей замечание учел, перешли на украинский. Украинцам "дуже комфортно" в этом месте. Тихо, вкусно и обслуживание на украинском по умолчанию.

Заходим в «ґаджетную» сеть ЦИТРУС. Ну тут все русскоязычные. Патамушта ім так удобнєй. Патамушта ані па-русскі думают. Патамушта нє хатят кавєркать украінскій. Кое-как я диво дивное у них нашла- двух украиномовных хлопцев. Политика сети- русская.

Спускаемся в Метроград.

А там есть маленький конфетный магазинчик-прилавок «Кенді Шоп» (так, стоп! только что была "крамница", а тут какой-то непонятный "магазинчик", к тому же "прилавок", да еще с таким четким украинским названием?- прим. мое) , продавщица которого уже раз верещала про языковых фашистов. На нее была написана жалоба, и хозяйка магазина в ответ отписалась, что провела профилактическую беседу "з продавчинею" (я шизею от мовы!)))

Говорю телеканалу, что пойдем сейчас снимем для завершения позитивный репортаж, как помаленьку меняется мир к лучшему: было недоразумение и его исчерпали. Подходим к конфетной "стійки" (которая только что была "прилавком")

– Добрый день!
– Здрасте.
Интересное начало.

– Можно попросить у вас книгу жалоб и предложений, хотим снять ответ вашей хозяйки.
– Я нічєво нє знаю, я пєрвий дєнь на работє, – обманывает и не краснеет.
- Ладно, не страшно, что вы не знаете, книгу жалоб дайте нам.
– На каком аснаваніі я далжна вам єйо давать?
– На «том аснаваніі», что такая книга должна лежать в открытом доступе и каждый "покупець" может ее взять.
– Нєту такова закона! – починає подвизгивать "продачиня".
– Есть такой закон. Давайте книгу. И я б попросила Вас обслуживать меня "українською".
– Што ета такоє! – верещит продавщица. – Я карєнная кієвлянка, я нє знаю етай вашей мови. Ета фашизм. Памагітє іздєваюцца!

К нам бегут охранники. Человек 5. В черной форме, беруть у кільце берут в кольцо.
- Что вы тут снимаете? Прекратите съемку. Вы не имеете права!
- Мы в общественном месте, потому право имеем.
- Это не общественное место, это частная территория.
- Погодите, это же не спальня чья-то, это торговый центр. Это общественное место.
- Полиция!- вызывает по рации "охорона".

Из всех магазинчиков рядом," як собаки з будок", повысовывали головы продавці (это, видимо, те, что строчкой выше именовались "продачинями"? далее оставляю как есть, прекрасное, литературное, от писательницы). Залишити товар не можуть, тільки голови стирчать, якісь гавкають, якісь сичать по-зміїному.
– Атстаньтє ат нєйо! Іздєваюцца са сваєй мовай!
– Ізвєргі!
Вокруг собирается натовп толпа. Мы в кольце охраны, вокруг кольцо людей. Все защищают «жертву», которая орет: «Памагітє!»

– Что ви пріцепіліся к чєлавєку. Ну нє знаєт ана вашєй мови. Какая Вам разніца! Ви што нє панімаєтє па рускі?
– Ні, я не розумію російською.
– Ну так выучите!
– Да нет, наоборот, это "продавчиня" должна учить государственный язык.
– Нєту такова закона, чтоби українскій учіть!
– Та ні, є! По закону кожен українець має право отримати інформацію українською мовою.
– При чьом здєсь інфармація?
- Да при том, что я хочу купить "цукерки" и меня интересует срок изготовления, цена (прописью на мове???)а еще мне нужно знать, из чего они сделаны, может у меня аллергия (от самых смачных?!!) Как мне "продавець" (да что ж такое-то! опять? уже даже я выучила смешное слово "продачиня"))) пояснит, если мовы не знает?
– Нєт такіх законов, чтоби обязивалі украінскій знать!
– Як це нєт, якщо є! А Конституції вам мало? У ній сказано, що державна – українська. А закона Вашого ж Ківалова мало? Навіть за цим уродським законом (???) українська мова обов’язкова до застосування на всій території України. А закона о защите прав "споживачів" (потребителей, судя по контесту) вам мало?
- Вы садисты! Нацисты! (странные эти киевляне, хм, все же знают, что фашизма нет, бандеровцев нет, русский язык никто не притесняет)

Прибегает полицейский. Мы показываем на "продавчиню", мовляв, вона порушує наші права. Охорона, продавчиня і перехожі показують на нас.
– Покажите документы! – говорит нам поліцейський.
Журналисты ЗІКУ показывают удостоверения, поліцейський їх фотографує.
– Ваши? – поворачивается ко мне полісмен (кто-кто???)))
– Нет, – отвечаю, – в машине.
– Тогда пройдем к машине, покажете.
– Никуда я с вами "не піду, Ви свої документи не пред’явили, не представилися. Може ви клоун, а це ваш карнавальний костюм"
– Вот мои документы, – показывает мельком посвідчення удостоверение.

– Давайте я сфотографую, пошлю мужу на всякий случай, хтозна куди ви мене заведете.
– Не можна фотографувати, – каже полісмен.
– А почему "їхні можна?" – киваю на журналістів.
– Для суда! – каже поліцейський.
– Для якого «суда»?
- Ну я же не могу назначить, виновны вы или нет, это суд назначит.

Я "дивуюся".
– Если Вы ничего не можете назначить, почему задерживаете меня, а не их? Тогда всех задерживайте!
– В суд її! – біснується молода парочка.
– В суд її! – показує на мене хлопець, – Я карєнной львавянін, я знаю мову, але ж не можна людину отак узяти й заставити вивчити!
– Да! – підстрибує дівчина. – Ви что, нє відітє, жєньщіна училась в савєцкай школє, то што єй теперь, павєсіцца?
– Для чего же вешаться, мову нехай выучит, – отвечаю.
- Женщина, пройдемте, - говорит мне полицейский.

– Вы действительно понимаете, что сейчас "грубо порушуєте мої права? – питаю в поліцейського. – Вы понимаете, что сейчас поддерживаете нарушителей закона? Вы понимаете, что своими действиями "вселяєте в них упевненість, наче вони праві?"
– Суд решит, – відповідає поліцейський і поворачивается к паре – Вы готовы быть свидетелями?
– Да! Да! – кричить дівчина, – вот маі дакумєнти.
– І я гатов в суд іті, – каже хлопець (который из Львова, как мы помним)
Тицяє на мене. (зыркнул, что ли?)))
– Я сам слишал, как она сказала продавщіце: «Разваварівайтє са мною па україінскі»!

– Суд разберется, – каже авторитетно поліцейський і бере мене вище ліктя.
Я сміюся.
– Я з Вами нікуди не піду. Ви не поліцейський.
– Мені що, викликати наряд?!
– Та як хочете.

Поліцейський вызывает наряд, коротко описует ситуацію. Слухає, що йому отвечают в трубку и говорит:
– Ясно. Ну, я пошел.
– Як це пішов?! – выходят из транса журналісти. Ці бідосі (кто это? бедолаги?- прим. мое) , видимо, видят такое впервые. Им же на каналах рассказывают, что это проблема исключительно озабоченных націоналістів.
– Ваши данные я записал, – говорит поліцейський парочке,- пойдете свидетелями на суде.
– Ваши тоже документы для суда имею, – глядит "суворо (ааааа!!!))) на журналістку".
– Почекайте! А в суд хто подаватиме, ви? – приглушенно окликивает журналістка.
– Охорона, – киває поліцейський і відчалює.

Занавіс.

п.с. Ви мабуть думаєте, що я зараз напишу, що пожартувала. Пишу. Це реальна подія. Метроград. 21 квітня 2017 року десь 17.00

Риспис. Вы, может, думаете, что сейчас напишу, что пошутила. Пишу. Это реально. Метроград. 21 апреля 2017 года, где-то в 17 часов.

п.п.с. Украинцы, не спите, просыпайтесь. Вы понимаете, что русский мир не будет подчиняться принятым вами законам? Они будут загонять нас "в цей дурдом глибше і глибше, нав’язуючи нам думку про нашу параною". Им совали в нос КОНСТИТУЦІЮ, в якій чорним по білому написано «Державна мова в Україні – українська». Для язычных это пустой звук. Думаете, какой-то иной закон поможет, если вы ничего не сделаете? Ніхто крім ВАС не выметет хату. И мести должен КОЖЕН вокруг себя, засранцы. Пам’ятаєте Чорноволове? УКРАЇНА ПОЧИНАЄТЬСЯ З ТЕБЕ.