Медицина

Хочу рассказать про конференцию по...

ru_psiholog
, 3 декабря 2019 в 18:30
Хочу рассказать про конференцию по психической травме, на которой побывала. Официально это называлось «Международный конгресс Алетейя: искусство, арт-терапия, травма и эмоциональная память». Из известных персоналий была доктор наук и арт-терапевт Кети Мальчиоди (Cathy Malchiodi) из США, и (виртуально, на видео-конференции) Бессел Ван Дер Колк, автор бестселлера «Тело ведёт счёт: мозг, ум и тело в излечении травмы».
Попробую тезисно перечислить наиболее важные темы, которые затрагивались:
1. Психическая травма проявляется, прежде всего, как смутные ощущения (телесные, эмоциональные). Поэтому лучше всего идет терапевтическая работа на уровне ощущений: через любой вид творчества, танец, живопись, музыку…
2. Большинство травм бессловесны, человек никак не может выразить в словах травматический опыт. Именно потому, что этот опыт превысил возможности организма и психики по его ассимиляции. Это как непереваренный, застрявший кусок опыта, поэтому оставшийся безымянным.
3. Почему современные психологи так сильно концентрируются на теле и привязывают травму к телесному? Есть несколько причин. При работе с маленькими детьми, живущими в атмосфере семейного абьюза, или разлученными с родителями, большинство из них жалуется на телесные ощущения: «все тело болит», «больше не чувствую свое сердце», «где-то болит, не пойму где». Это психосоматические боли при здоровом организме – можно образно сказать, что реально у них болит душа, а не тело. Но образующееся эмоциональное напряжение создает сильное напряжение в теле. Со временем такое напряжение переходит в реальные физические болезни. Так, по исследованиям, ПТСР и травма у взрослых связаны с очень высокой вероятностью хронических физических болезней, плохого состояния здоровья. С другой стороны, травма откладывает очевидный отпечаток на работе мозга. Современные нейро-исследования только развиваются, так что результаты надо воспринимать с некоторой долей скепсиса. Однако есть общие и очевидные вещи: травмированный человек находится в постоянном состоянии гипербдительности, его психика перестраивается для того, чтобы отслеживать любую опасность и выживать в ситуации опасности. Соответственно, те области мозга, которые отвечают за тревогу и напряженное внимание, постоянно активированы. А области мозга, отвечающие за планирование, создание и достижение целей, креативность, оказываются совершенно неактивны. Кроме того, наблюдается малая кооперация между разными пучками нейронов, такой мозг менее гибок и слабее обменивается информацией. Как будто связи оказываются нарушены, разорваны (что объясняется внутренней логикой травмы).
4. Травмированные дети по многим параметрам отстают в развитии (есть четкая зависимость между интенсивностью ПТСР и отставанием); и их рисунки в начале работы с арт-терапевтом также обнаруживают это. Можно предположить, что при отсутствии целенаправленной работы в терапии взрослые люди также будут иметь некоторые проблемы со зрелостью и адаптацией в обществе. Но тут нужно учитывать, что зачастую одни слабые качества компенсируются другими – гипер-развитыми.
5. В целом человек может творить на 3х уровнях: кинестетико-сенсорный, уровень восприятия и аффектов, когнитивно-символический. Задача арт-терапевта – провести человека от первого уровня к последнему, и на последнем уровне обычно заканчивается проработка травмы.
6. Любые виды творчества требуют слаженной работы разных частей мозга; что стимулирует восстанавление нарушенных связей между ними
7. Таким образом, арт-терапия травмы имеет 3 функции: саморегуляция (большинство таких практик в конечном итоге успокаивают, расслабляют); создание целостной истории травмы (что очень важно для ее принятия и ассимиляции); восстановление слаженной работы мозга и психики
8. Кроме того, в отличие от многих других видов терапии, арт-терапия заточена не на поиск расстройств и симптомов, а на поиск ресурсов внутри и вне человека, что само по себе может быть очень поддерживающим
9. По гипотезе Ван дер Колка, существует 2 вида памяти (ну на самом деле гораздо больше, но сейчас нас интересуют эти): обычная память и аффективная память. Первая хранит обычную ежедневную информацию; а вот вторая обрабатывает только сильнейшие потрясения, аффекты, которыми человек был затоплен. Соответственно и отвечают за эти виды памяти разные отделы мозга. И извлечение информации происходит по-разному: из обычной памяти мы можем усилием воли извлечь что-то (вспомнить что-то конкретное); травматическая память нам не подвластна, она то подвержена амнезии, то оттуда вырывается нечто, часто под воздействием простых физических причин: звук, запах и проч.
10. Существует два гендерных типа реагирования на травму. По женскому типу – тревожно-депрессивные расстройства. По мужскому – нарциссические расстройства, ложное «Я», отрицание своей слабости; склонность к тому, чтобы самому стать абьюзером. Конечно, это не надо понимать прямолинейно; речь скорее про традиционные гендерные роли. Многие женщины реагируют на травму по мужскому сценарию, а мужчины – по женскому.
11. Проводилось исследование в психиатрической больнице, людей с психозами. Большинство из них оказалось с обычной психической травмой в анамнезе, а около 2% травмированных с самым тяжелым типом травмы – комплексное ПТСР с диссоциативными проявлениями, чаще это деперсонализация, то есть потеря образа себя, своего тела, своей личности. Арт-терапия может помочь заново структурировать себя как целое, восстановить или создать с нуля образ себя.
12. Если говорить очень обобщенно, с травмой работают в 4 парадигмах: психоаналитическая; когнитивно-поведенческая; социально-культурная; научно-нейробиологическая. Каждое из направлений имеет свои сильные места, и значительные недостатки.
13. Чем отличается, условно говоря, «здоровый мозг» от «психически травмированного»? Здоровый может перерабатывать целиком всю входящую информацию, не перегружаясь и не зависая. В нем разные отделы и органы работают слаженно, а не каждый сам по себе; нет "вируса" (по аналогии с компьютерным), оттягивающего на себя все ресурсы.
14. К трем базовым реакциям на опасность «драться, убежать, замереть» прибавляют еще такие: испугаться, подчиниться, перейти в измененное состояние сознания (ИСС), поддержать себя. Мне, впрочем, не очевидно, как их разводят на разные типы реакций, бывает ведь как раз испуг+замирание, подчинение+замирание и т.д. Но дополнение про исс кажется интересным.
15. Был также краткий исторический обзор авторских методик лечения травмы; я не обо всех слышала, буду изучать.
16. Предлагалась такая метафора: бессознательное это слон, сознание – муравей. Муравей тащит слона на себе, но у него есть только короткий промежуток времени для разворота в другое положение. Потому что когда слон войдет в привычную колею - изменений не будет, убеждения потащат за собой эмоциональные реакции, определенный шаблон восприятия, из этого будет следовать привычное поведение, а умения не расширятся. Но в короткий момент, когда слон замешкался, можно его схватить и переориентировать на что-то новое
Вообще конференция была очень насыщенной, всего три дня, и очень много выступающих. Кроме общих докладов, я попала на презентацию нескольких исследований (работа с психотическими заключенными в тюрьме; образ тела у больных рассеянным склерозом; автобиографические нарративы для женщин, пострадавших от насилия; работа с травмированными детьми и подростками с помощью кукольного театра, и другие) и на мастер-класс по работе с травмой с помощью фото-творчества.