О жалких двух сотнях за женское счастье в России

a_nalgin
, 6 апреля 2019 в 05:00
Couple-Winter

Когда москвичи приезжают в глубинку – не в дачный посёлок, а в реальную глухомань, и не с экскурсией на час, а «на пожить» с месяц, – они бывают реально шокированы видимой простотой тамошних нравов. Но возмущение и шок быстро сходят на нет, когда до заносчивых снобов потихоньку доходит, что там намного больше, нежели в столицах, всеми процессами рулит простая и немудрёная #экономика. А все «Liberté, Égalité, Fraternité» хороши в другой жизни…

Вот немудрёная зарисовка из поездки, способная породить целый шквал праведных возмущений и даже обвинения в клевете на власть. Но… Из реальности даже крупинки не выкинешь.

– Вы куда?! – остановила меня администратор поселковой гостиницы у самой двери ресторана. – Переоделись бы сначала. В порядок себя привели…
– Зачем? – удивилась я.
– Там много мужчин… – многозначительно проговорила администратор.
– Ой ну вот ещё, – я толкнула дверь, успевая заметить недоуменное лицо администратора, которая хотела для меня как лучше.

В ресторане было действительно много мужчин. Там были одни только мужчины. Но вскоре вошли и две женщины. Они сели за столик рядом и некоторое время оценивающее разглядывали меня, видимо, пытаясь понять – конкурент я им или не конкурент. Кажется, решили, что не конкурент. Тогда сделали заказ – картофель-фри и пиво… До меня донесся шёпот:
– Смотри, это были последние двести рублей.

Подали картофель-фри.

– Какой запах! Девушки, это от вас так вкусно пахнет? – обратился к дамам неказистый мужичонка, и они радостно захихикали.

Конечно, будь я злобной активисткой на буку «ф», я бы сейчас высмеяла и этих «красоток», и гостиничного администратора вместе с ними. Разлила бы словеса о второстепенной роли женщин в глубинке, а главное, об их подчинённом положении, в котором #самидурывиноваты. Но в кармане у меня лежит бумажка, где записаны детские пособия в этом самом Дедовичском районе Псковской области: 135 руб. в месяц – при наличии отца в свидетельстве о рождении, 202 руб. – когда отец есть, но не платит алименты, и 450 руб. – когда вместо отца прочерк, а мать малоимущая. Я только что вернулась из деревень, где #женщины, чтобы выжить, ходят на болото за ягодой, чтобы сдать её за гроши заезжим перекупщикам. Без #мужчины там женщине и детям её жить раза в три тяжелей.

И потому я не осуждаю женщин, которые на последние двести рублей пришли ловить свой последний шанс в ресторане поселковой гостиницы. ©

Это, кстати, ещё не #дно. Помнится, в каком-то глухом районе Архангельской области местные дамы с более-менее схожими формами выписывали по каталогу, вскладчину (!), одно парадное платье на троих-четверых, чтобы строго в очередь бегать за 10 км в гарнизонный Дом офицеров также на ловлю последнего шанса. Ну не видели они другого способа вырваться из местных трясин!

А самое ужасное – для москвича, естественно, – что в этом во всём нет ничего ужасного, ведь пол-России так живёт и выживает. В тех же Дедовичах месячная зарплата в 17 тыс. руб. считается вполне хорошей «для женщины», но если той приходится в одиночку растить ребёнка, а то и двоих, семья улетает за грань нищеты. Потому что размер детских пособий – см. выше, а социальная поддержка в провинции носит, скорее, символический характер в силу скудости большинства местных бюджетов.

Тут можно много разных громких слов довертеть на тему, как «довели Россию». Но зачем? Словами горю не поможешь и #бедность не победишь. На уровне отдельной семьи, конечно, проблему на время решить можно: народ русский жалостлив, скинуться на помощь сумеет. Но это залатает лишь пару дыр на чьём-то тришкином кафтане. А в отсутствие «системных мер», коих уже 20 лет как придумать не могут столичные мудрецы, вскоре всё вернётся на круги своя. Говорено об этом – переговорено а воз и ныне там…

Выходит, нет у провинциальных русских женщин иных шансов, кроме ловли на живца в убогом гостиничном ресторанчике?