Медицина

Ясин о реформах Саакашвили

a_nikonov
, 2 августа 2017 в 23:59
Великий экономист спрашивает со свойственной его возрасту раздумчивостью: "...сможем ли мы распорядиться шансом для перемен, когда он наконец появится?"
Имеется в виду, когда наконец судьба избавит нас от Путина. И в своих размышлениях, мечтая о последнем окошке возможностей, Ясин обращает свой взор на Грузию, где либеральные реформы, превратившие бандитскую территорию в современную страну по типу стран восточноевропейских, блистательно удались.
Ясин рассуждает: "В России, как в Индии, описанной Монтеком Ахлувалией, формируется «сильный консенсус в пользу слабых реформ». Это не так плохо, когда нужны именно «слабые реформы». Однако интуиция подсказывает, что, если сравнивать грузинский вариант реформы полиции, где заменили 90 процентов личного состава и многократно повысили зарплаты, с умеренным, сопровождающимся «опти-
мизацией» численности сотрудников на 15 процентов и повышением зарплат на те же 15 процентов, утопичным и неспособным привести к успеху выглядит именно последний."
То есть: России нужны либеральные реформы быстрые и настоящие, а не размазывание медведевских соплей по переименованию милиции в полицию с тем же результатом.
И далее, описывая опираясь на опять-таки грузинский опыт гениального Саакашвили, Ясин отмечает логичную ясность грузинских реформ: "Если качество и безопасность лекарства уже проверены в США или ЕС, то дополнительная их проверка в Грузии означает только дополнительные издержки, от которых можно безболезненно отказаться. Во многих грузинских реформах я вижу не столько радикализм, сколько честность: признание того, что многие государственные институты не служат и в обозримой перспективе не смогут служить своим целям. Привнесение подобной честности в идущие сейчас российские дискуссии о стратегии развития страны позволит напомнить нам о том, что такое эта «стратегия». Мы слишком привыкли смотреть на стратегию как на некий план действий, список всего того, что стоит сделать и о чем желательно не забыть. Однако в ее основе всегда лежит отказ от наступления по всем азимутам в пользу сосредоточения усилий на нескольких направлениях. Готовность же грузинских политиков ограничить деятельность государства является примером хорошего чувства стратегии. По всей видимости, именно этим чувством и можно объяснить, почему у Грузии получилось."