Аннушка уже купила масло...

И не только купила, но и пролила.

Эта фраза Воланда из романа Булгакова означает, что планам того, кто самонадеянно думает, будто точно знает, что он станет делать вечером, уже не суждено сбыться.

Ни председатель массолита, ни руководитель более высокого уровня, вплоть до самого высокого, не волен осуществить всех своих планов, если на его пути некая условная Аннушка уже пролила некое условное масло.

Но давайте посмотрим немного с другой стороны.

Представьте, что есть пролитое масло. Условное, конечно. Аннушка его пролила или кто-то другой - не в этом дело. Важно, что масло уже пролито. И если оно пролито на путях, которые нельзя обойти, значит кто-то неизбежно поскользнется. Это просто вопрос времени.

А значит чьи-то планы рано или поздно окажутся оборваны.

Кто-то не проведет вечером запланированного заседания массолита. Или совбеза.
Или какое-нибудь еще.


А теперь немного конкретнее.

Вот Донбасс...

Полгода там шла полномасштабная война. Потом еще полгода практически та же война, только под минскими соглашениями первого розлива. Потом полтора года Донецк и другие населенные пункты обстреливали с переменной интенсивностью под минскими соглашениями второго розлива. И далеко не факт, что все это скоро закончится.

За все время, начиная с апреля 2014 года, в Донбассе погибли тысячи мирных жителей, тысячи ополченцев и тысячи украинских военных, про которых тоже не стоит забывать. Общий счет давно уже перевалил за десять тысяч погибших и несколько десятков тысяч раненых.

И все это - кровь.

Это пролитая кровь, которая подобна тому самому маслу Аннушки. И каждый, кто попытается пройти по ней, неизбежно поскользнется.

И мимо этой пролитой крови Киеву с нынешними хозяевами уже не пройти. Но и Кремлю с нынешними обитателями после минских соглашений мимо нее тоже уже не пройти.

До подписания минских соглашений у Кремля еще были варианты, как не поскользнуться на пролитой крови, но после минских соглашений вариантов никаких.

Отказавшись от Донбасса и объявив его частью Украины, Кремль оказался в том же положении, что и Киев.

Киев объявил жителей Донбасса чужими, когда направил туда войска и принялся обстреливать города, когда Порошенко объявил, что украинские дети пойдут в школы, а донецкие будут сидет в подвалах, когда украинские телеканалы объявили жителей Донбасса ватниками и колорадами. Но и Кремль объявил их чужими, когда отказал Донбассу в праве последовать за Крымом, когда отказал в том, что было поддержано в Крыму - в праве народа на самоопределение, о котором так красиво говорил президент России, в праве на воссоединение, в праве на возвращение.

Киев осуществил дискриминацию по территориальному признаку, объявив жителей Донбасса неправильным населением, которое можно уничтожать за его точку зрения и политический выбор. Но и Кремль осуществил дискриминацию по территориальному признаку, когда лишил жителей Донбасса тех прав, которыми наделил жителей Крыма.

И при этом как Киев, так и Кремль принимали участие в войне на территории Донбасса. Только Киев делал это вполне официально, направляя регулярные войска, а Кремль делал это неявно, направляя так называемых отпускников и поставляя оружие и военную технику (так называемый военторг).

Конечно, украинских военных на территории Донбасса было больше, чем российских, но дело не в этом. И те и другие были. И техника была с той и с другой стороны. И боеприпасы были с той и с другой стороны. И деньги, что немаловажно - тоже были с той и с другой стороны.

Поэтому Киев и Кремль сейчас находятся примерно в одинаковой ситуации - тот и другой вместе стоят в огромном море крови, пролитой в Донбассе.

И обойти эту кровь они не смогут по той простой причине, что стоят прямо в ней.

Стоят и боятся сделать шаг, потому что понимают, что сделав шаг могут поскользнуться.

Но при этом подталкивают друг друга, потому что кто-то все равно должен сделать этот шаг, иначе кровь будет и дальше прибывать.

Вот только если один сделает шаг и потеряет равновесие, то почти наверняка собьет с ног другого.

И когда-нибудь это обязательно произойдет.

Потому что кровь эта не высохнет еще очень долго. Это на улице кровь сохнет быстро, да и пятно тоже смывается или затаптывается в считанные дни. А вот в памяти народа та кровь, которую пролили в Донбассе, не высохнет и не сотрется еще много-много лет.

Столько времени на одном месте ни Киеву, ни Кремлю не простоять.

Обязательно кто-нибудь сделает шаг. И даже не один. Вынуждены будут сделать. И если не на первом шаге, то на втором кто-то поскользнется. Если не один, то другой. А когда один поскользнется и потеряет равновесие - собьет с ног второго.

Это значит, что в один из дней кто-то уже не проведет запланированного совещания совбеза.

Потому что Аннушка не только купила масло, но и пролила...