Эмиграция

Две России

anlazz
, 14 февраля 2018 в 13:33
У Яны Завацкой – Синей Вороны – вышли интересные посты , посвященные жизни в Европе и США. Причем, что самое главное – в ней Яна опирается или на свою жизнь в Германии, или на жизнь своих френдов в США. Причем, речь идет о людях, достаточно серьезно интегрированных в «заграничную жизнь» - к примеру, сама Яна эмигрировала еще в начале 1990. Поэтому все проблемы обустройства в «новой жизни» давно уже закончились, и можно честно сказать – что речь тут идет именно о «взгляде изнутри». (То есть – извечная проблема «попутать туризм с эмиграцией» в данном случае отсутствует.) Казалось бы, все вышесказанное должно неизбежно перевести эти самые посты в разряд «информационных». Ну, типа, люди в одной стране живут так – в другой по другому, но в целом везде есть те, кому живется плохо.

Однако получилось совершенно по другому. А именно, огромное количество комментаторов буквально набросилось на Завацкую, доказывая, что ничего такого в Германии нет и быть не может. Что в данном государстве все катаются, как сыр в масле- а если не катаются, то значит, просто не желают работать. То же самое касается и других стран Европы. Самое же главное, что утверждают данные комментаторы, состоит в том, что какую бы страну не взять, в России жизнь еще хуже. (С «замечательным» аргументом: почему, если в Германии так плохо – вы еще там. Как будто еще раз полностью перекроить полностью свою жизнь – а именно это происходит при эмиграции - есть легкая задача, не отнимающая много сил.)

Подобная реакция, возникающая каждый раз, когда кто-то пытается написать о том, что жизнь «за границей» весьма далека от представлений о Рае, весьма интересна. Во-первых, тем, что большая часть «проклинающих Рашку» и пишущих в различные сообщества типа «Пора валить», как правило, реально никуда не сваливают – и, судя по всему, сваливать никуда не собираются. Более того, можно даже сказать, что наиболее активные типы, изобличающие «проклятый Мордор», как правило именно тут устроились наиболее успешно – намного лучше, нежели большая часть населения. Причем, включая европейское и американское (Достаточно вспомнить извечных топ-блогеров и журналистов.) Однако, несмотря на это, Россию они все равно ненавидят. Подобное поведение невольно то ли наводят на мысль то ли о психических расстройствах, то ли приводят к конспирологическим идеям относительно национальности указанных лиц. Хотя на самом деле все гораздо проще – и фундаментальнее.

* * *

Дело в том, что в настоящее время можно говорить буквально о «двух Россиях». Да, существующих на одной и той же территории – и даже порой включающих одних и тех же людей, но при этом системно различных. (То есть – имеющих настолько разные свойства, что объединение их в одну метасистему оказывается затрудненно.) Связано это с тем, что наша страна сохранила значительное количество подсистем советского времени – подсистем, которые выстраиваются на совершенно иных принципах, нежели «традиционные» подсистемы классового общества. Правда, это относится не только к России – «Тень СССР», как уже не раз говорилось, покрывала практически весь «развитой мир». Однако в остальном мире они, все равно, оставались вторичными относительно «основного», классового устройства. В нашей же стране долгое время ситуация была обратной. В результате чего указанные подсистемы в ней продолжают существовать не столько в виде «официальных» институтов – вроде «запрещенных систем» здравоохранения или образования – но и в виде этических норм, определяющих отношение между людьми.

Я уже писал об этом феномене – существовании в стране «двух этик»: «трудовой» и «паразитической». Название последней, впрочем, не совсем удачная, поскольку она может быть рассмотрена, как разновидность «классовой этики» - то есть, этики, построенной на постулате неравенства людей. (Паразитизм – высшая стадия классового миропредставления, при котором высшие классы получают право на все ресурсы по одному праву своего существования. И разумеется – стадия последняя, поскольку при ней общество неминуемо погибает.) Что же касается этики «трудовой» - то она может рассматриваться, как результат взаимодействия «традиционного» крестьянского представления (и вообще, представления народных низов) – и интеллигентской «служилой» этики, произошедшее в советское время. Собственно, именно последнее и отличает данную этическую систему от иных вариантов преобразования традиционных этик в этики индустриальные. (Например, от столь любимой этики протестантской, так же «происходящей» от третьего сословия.)

Это отличие состоит в том, что рамках указанной системы высшей ценностью является не просто труд, но труд, направленный на благо общества. Кстати, непонимание данной особенности приводит к серьезной путанице – например, говоря о коллективизме русского крестьянина, обыкновенно опускают тот факт, что этот «коллективизм» был весьма ограничен, и «работал» лишь в пределах общины. (Да и то, не во всех сферах.) Причина проста – единая этика может действовать только на достаточно однородном «производственном пространстве» - которое для традиционного крестьянства ограничивалось именно общиной с ее переделом земли. В «общегосударственном» масштабе «крестьянская этика» не работала никогда – что в свое время привело к определенным проблемам в сельском хозяйстве.

* * *

Впрочем, данное отступление надо рассматривать отдельно. Тут же стоит сказать только то, что указанная этическая система до сих пор определяет работу многих жизненно важных сфер страны. Например,
уже помянутых здравоохранения, образования, а так же – многих отраслей промышленности.(Той же «оборонки» или пресловутой «системы жизнеобеспечения», включающей в себя ЖКХ и транспортные системы.) В общем – всего, что, по сути, и составляет основу для существования страны, без чего она давно бы превратилась в совокупность полуразвитых и полупустынных государственных образований. )То есть – выполнила тот сценарий, который ей пророчили в 1990 годы.)

Собственно, я уже не раз писал про данную особенность: где-то четверть века назад для России не виделось иных сценариев развития, нежели сценарий катастрофический. Причем, на самом деле, это был достаточно логичный вывод: страна, в которой средняя зарплата составляла 40$, а бюджет (для 1995 года) порядка 10 млрд. $ (для сравнения, бюджет Эстонии на 2017 год составляет более 11 млрд. $) – вряд ли может рассматриваться, как способная поддерживать сложные системы на своей огромной территории. Однако указанного развала не произошло – поскольку население страны буквально «наплевав» на все экономические закономерности, продолжило осуществлять самые сложные работы (от проведения операций до запуска космических аппаратов.) Это произошло именно за счет того, что в своих действиях все эти люди мотивировали себя совершенно аномальными – с т.з. традиционных этических систем – критериями.

Данная особенность, впрочем, давно уже была замечена – и отчаянно раскритикована всеми, кому не лень. Дескать, вместо того, чтобы «думать экономически» - то есть, перемещаться туда, где платят, тупые совки предпочитали работать за гроши. Так говорили – и говорят – и правые, и левые. (Только для левых главное тут то, что на данной схеме «жируют» паразиты –а правым не нравится отсутствие полноценной экономической конкуренции.) Тем не менее, стоит понимать, что, в системном плане, указанная стратегия для большинства оказалась именно удачной – поскольку жить беженцами/гастарбайтерами в реальности намного хуже, нежели существовать в условиях «совка». (А ведь в условиях России следовало бы вести речь именно о бегстве с территории – без активной поддержки систем жизнеобеспечения тут через некоторое время просто не выжить.) Так что, в целом, население, работающее без зарплаты и живущее со своих огородов оказалось более разумным в «дальнем плане», нежели его критики.

Тем более, что со временем возросшие нефтяные доходы позволили хоть как-то смягчить текущую жизнь. Однако даже теперь стоит понимать, что большая часть России существует «аномально»: ну, не может в «нормальном обществе» врач получать зарплату в 30 тыс. рублей, а учитель – в 20 тыс. рублей. Такое возможно только там, где воспроизводство врачей, учителей а так же инженеров, военных, летчиков и т.д. обходится в сущие копейки. (Причем, не только в плане бесплатного образования – но вообще, в плане обеспечения существования достаточно развитой личности.)

* * *

То есть – обеспечивает жизнедеятельность страны именно «совок», со всеми «совковыми» проблемами. Однако стоит упомянуть, что за время «рыночных реформ» была построена и «иная Россия». Основанная на иной этической системе – на той, что существует во всем мире. Кстати, стоит понимать, что она охватывает не только явных паразитов – вроде пресловутых утилизаторов. Нет, ситуация гораздо сложнее – поскольку, как уже говорилось, реально «трудовой коллективистской этике совка» противостоит этика классового общества. В которой так же можно найти много привлекательного – ту же «протестантскую этику», например. Или – в другом варианте – идею толерантности к меньшинствам. Да и вообще, большая часть населения мира живет именно в данных рамках – и не парится Однако базовое свойство подобной этической системы – концепция «разделенного мира», и вытекающая отсюда направленность на личный успех – в любом случае, определяет антагонистичность данной системы к «совковой».

О причинах данной особенности, впрочем, надо говорить отдельно. Тут же стоит отметить, что именно в указанной особенности и лежат корни «русофобии» многих жителей России. Которая на самом деле есть «советофобия» - ненависть к сохранившимся в нашей стране остаткам СССР. Собственно, именно их не любят, говоря о «Рашке», «ватниках» и т.п. вещах. И именно поэтому Запад для представителей этой самой «этической системы» и кажется столь благословенным – ведь там нет «совка». Впрочем, не только Запад – любовью у них пользуются любые страны и режимы, ставившие своей целью «десоветизацию». К примеру, современная Украина, которая демонстрирует в полную силу ту самую модель «России без совка», о которой столь любили говорить в 1990 годы –с нарастающей деградацией, обезлюживанием и распадом. Все это для наших «русофобов» оказывается неважным по сравнению с главным – с тем, что проклятый совок побежден.

Впрочем, Украина – это самый неудобный пример подобного рода, поэтому его обычно не очень любят. Гораздо более привлекательным выглядят примеры государств Европы, которые кажутся естественным подтверждением идеи о «мерзости совка». Именно поэтому любое упоминание о том, что «там» могут быть свои проблемы, и вызывает столь жесткую реакцию. Поскольку тут речь идет вовсе не от том, что в какой-то западной стране есть бедные или даже нищие, и что они могут страдать – на самом деле до этих «западных нищебродов» у наших «задапофилов» нет никакого дела. Важно для них другое – то, что данная особенность разрушает их антисоветскую метаидею, тем более шаткую в условиях, когда реальность демонстрирует совершенно обратное. (То есть – то, что именно «советская этика» и есть наиболее эффективная, особенно в совокупности с советской экономической системой.) Этот факт, судя по всему, всегда неявно присутствует в сознании у антисоветчиков, заставляя их еще активнее бороться против того, что свидетельствует в его пользу. Всегда и везде…

* * *

Собственно, на этом можно было бы и закончить – если бы не одно но. А именно – то, что для самих «совков» все указанное так же является тайной за семью печатями. В том смысле, что они, реально не осознают отличие своей этической системы от всего остального – не говоря уж о том, что не знают, насколько она эффективна. Поэтому этим людям приходится или старательно «упаковывать» свою этику в иные «контейнеры» - например, религиозные или национальные – только бы не признать свою «совковость». Или же стараться вести себя противоположно своим этическим установкам – то есть, «ориентируясь на успех» и т.д. Получается, понятное дело, плохо – что дает антисоветчикам еще доказательств в пользу своей «русофобии». (То есть – советофобии, отнесенной к «советским русским».)

Ну, а о том, почему так получается, надо говорить отдельно…