О траве, которая была зеленее

bgmt
, 13 ноября 2017 в 13:22
Я вот вчера посмотрел один свой пост от начала 2011 года. Там обсуждение. Я начал читать - и зачитался. Это обсуждение, это разговор, это выслушивание друг друга и размышление, это интеллектуальный процесс. Это то, к чему можно вернуться и дополнить, или продумать и изменить точку зрения, это интересно вне зависимости от того, сколько времени прошло.
Так недавно.
Сейчас -

в ФБ вполне себе появляются интересные тексты и темы. Как появятся, так и исчезнут. Отреагировать можно только в тот же момент, и тут тоже другая временная константа: читать друг друга некогда, большинство комментирует независимо от других. Дело не в отсутствии древовидной структуры (которая ведь отчасти появилась), а именно во временнОй характеристике, тау. Механизм взамодействия другой, разница - ну как между организованным обсуждением и застольным разговором, только организованные обсуждения редки, а обсуждаемые посты в ЖЖ были часты. Мы сами как создали интеллектуальную среду, так её и разрушили. Говорят, что за ненадобностью. Но я ведь вижу кучу народу, которой это нужно. Но нет больше, в ЖЖ пусто и скучно. Пыльно. Ну, есть глубоко интеллектуальные - скорее философские - разговоры у Иванова-Петрова. Но это не жжизнь, это академизм. А была жжизнь, настолько была, что в течение нескольких лет казалось, что вот оно - создаётся не знающая географических границ русскоязычное общество, умеющее ценить друг друга и разговаривать друг с другом. И создалось же, но тут же самоуничтожилось. Это самоубийство - должно бы быть предметом исследования (скажем, заложено ли оно в самой структуре русской культуры, если вспомнить куда лучше исследованную тему смерти в культуре советской, "и как один умрём", но ведь и Достоевский, мне кажется, саморазрушителен? А Леонид Андреев?) И тема исторического времени: отчётливо видно, при сравнении с другими культурами равной силы, отсутствие истории, немедленная мифологизация прошлого, настоящее определяет прошлое не по Орвеллу, не в результате навязанного государством двоемыслия, а просто так, каждый день,  я не про пропаганду, я про ощущение: чётче всего это видно на исключениях. Вот Лотман - куда уж лучше как исключение. И - сколько человек его читало или слушало? Из них - сколько помнят? Вот эта вот безумная повторяемость паттернов, когда маркиз де Кюстин описывает современную Россию, и Салтыков-Щедрин её же,  а она так и бежит в будущее по кругу, как, вроде бы, какой-то новый московский поезд, и на каждом круге заново обсуждает одно  и то же, давно обсужденное. Когда абсолютно современна лекция Павлова 1918 года. Когда заново обсуждают и переписывают понимание русской революции, и в безумной простоте решают, что вот не было бы Ленина, как бы зажили! - а ведь уже написано и описано всё, и кто бы ни написал "Тихий Дон", он про реальность, и Платонов про реальность, но эта реальность неудобна - чему? чему-то, похоже, глубоко записанному в, как нынче выражаются, матрице русской культуры, которой, похоже, нужно обязательно сказать, кто виноват, а потом не сказать, что делать - или сказать то же, что уже было опробовано и провалилось. Вот это неотмечание (незамечание) столетия революции - да помилуйте, во Франции не только французская Революция со всеми её ужасами и неужасами воспринимается как культурообразующее событие, всеми, совершенно вне зависимости от сегодняшней политической позиции, но и русская революция вспоминалась со всех сторон, под всеми углами, на France Culture целая неделя была полностью ей посвящена, для них без неё вообще нельзя говорить о русской культуре, - а в России? А в России только про то, как хорошо было бы, если бы было не так, как было. Англия - куда дальше от России, чем Франция; но на английском ВВС большая страница с историями людей, которые да, были бы не такими, если бы не - но это не акт ламентации, а акт вспоминания. А в России - акт забывания. Как соблазнительно для русского сказать "всех повыбила советская власть, вот от того народ и такой", а ведь это ровно ничем не отличается от советского "всех воспитала советская власть, оттого мы лучше всех".  И не видеть, что советская власть была продолжением досоветской власти, которое могло бы, конечно, быть другим (и, может быть, сталинское время и правда историческая случайность - мы ж не знаем, какой была бы другая советская или другая антисоветская диктатура), но которое всё равно было бы продолжением того же самого. Вопрос ведь только один. Не как избежать революции или как совершить революцию, а как сойти с круга. С карусели, безумно повторяющей одну и ту же мелодию, уже и лошадки облезли, и голова кружится, а не слезть, тормоза заклинило.

И тут я возвращаюсь к эпизоду ЖЖ. Говорят, что в России было два кратких эпизода свободы: между февралём и октябрём, и в какой-то момент между советской властью и ельцинской. Не присутствовав ни при одном из них, я не знаю, так ли это. Но верно, что всплески интеллектуальной продукции были, хотя я вовсе не уверен, что это связано: всплеск первой четверти двадцатого века начался до, и кончился после. Так вот, если начать читать ЖЖ первых десяти или больше лет его существования, это очень заметный всплеск интеллектуальной продукции. Это куда интереснее, чем пишущиеся сейчас статьи в разных снобах и инлибертях. Это очень часто нетривиальные мысли, а сейчас они почти всегда тривиальны. Зачем мы это убили? Почему? Почему полифония оказалась на поверку невыносима, иначе ведь не объяснить?

Тут можно разумно возразить против почти каждой моей фразы. А вот против целого - не думаю