1 декабря 123 года со дня рождения великого маршала

chervonec_001
, 1 декабря 2019 в 23:01
Особое уважение к Георгию Константиновичу Жукову выразил народ, присвоив ему неофициальное звание Маршал Победы



Отрицать тот факт, что он один из самых основных создателей Победы, будут только не самые умные люди.

Выдающаяся личность своей эпохи, выросшая от обычного военноначальника, до крупного полководца. Заслуги перед страной не переоценить.

Историк Алексей Исаев приводит такие сравнительные данные по потерям войск:



  • «В ходе контрнаступления под Москвой безвозвратные потери Западного фронта, которым командовал Жуков, составили 13,5% от общей численности войск, а Калининского (генерал-полковник Конев) - 14,2%. В Ржево-Вяземской операции у Жукова - 20,9 %, а у Конева - 35,6%. В Висло-Одерской [операции] потери 1-го Белорусского фронта Жукова составили 1,7% первоначальной численности, а 1-го Украинского фронта Конева - 2,4%».


Хотя тут действия Жукова сравниваются с действиями только одного его коллеги, очевидно, что Жуков воевал не большей кровью, чем большинство других советских военачальников, как утверждается в одном набросе до крайности лелеемому и пестуемому либералами.

Хотя стоит признать, что и у него был свой Ватерлоо. Его болью стала Ржевская битва, а точнее один из ее этапов – Ржевско-сычевская наступательная операция. Советским войскам противостояли основные силы немецкой группы армий “Центр”, которая к ноябрю 1942 г. имела в своем составе 79 дивизий (все немецкие), что составляло 41% всех дивизий вермахта на советско-германском фронте.

Генштаб и Жуков были против операции. Против них был Тимошенко и Хрущев, мнение которых принял и Сталин.


Неожиданным ключом к разгадке сокрушительной катастрофы советских войск в «Ржевской мясорубке» стали воспоминания одного из высших руководителей советской разведки в 1930-е - 1950-е годы, генерал-лейтенанта государственной безопасности Павла Анатольевича Судоплатова.

В советском штабе настолько увлеклись средствами, что напрочь забыли про цель. Речь идёт о знаменитой стратегической радиоигре «Монастырь».

Суть радиоигры «Монастырь» заключалась в следующем:

По личному указанию Лаврентия Берия, НКВД из числа своей агентуры создало «липовую» подпольную антисоветскую монархическую организацию «Престол», действующую на базе Новодевичьего монастыря (отсюда и название всей операции - «Монастырь»).

От имени организации «Престол» агент НКВД Александр Демьянов, в 1941 году перешёл линию фронта, и вошёл в контакт с немецкой военной разведкой «Абвер», выразив желание с ней сотрудничать, после чего прошёл курс обучения в немецкой разведшколе, и получил ещё и немецкий агентурный псевдоним - «Макс», а затем вернулся на советскую территорию, пообещав немецким кураторам создать агентурную сеть для проникновения в штабы Красной Армии.

Кстати говоря, кураторы от советской разведки действительно устроили Демьянова в Генштаб Красной Армии офицером связи - для подтверждения достоверности рассказанной немцам «легенды».

Александр Демьянов и его кураторы из НКВД, имитируя перед немцами бурную деятельность, якобы производимую организацией «Престол», начали передавать в «Абвер» по радиосвязи различную информацию.

А теперь - внимание! Чтобы немцы не утратили доверия к А. Демьянову, от его имени в «Абвер» передавали реальную информацию о многих готовившихся войсковых операциях - «важные операции Красной Армии действительно осуществлялись там, где их предсказывал «Гейне» - «Макс», но они имели отвлекающее, вспомогательное значение» (Судоплатов П.А. Указ. соч. - С. 248).

Как следует из мемуаров самого Судоплатова, а также из воспоминаний других разведчиков - и советских, и немецких, никакой реальной агентуры в Генштабе Красной Армии у немцев не имелось, если не считать липового, подставленного им агента «Гейне» - «Макса».

То есть, ни из какого другого источника, кроме как от советской же разведки, о готовящихся операциях Красной Армии немцы узнать не могли! Если бы "для закрепления легенлы" наши не передавали немцам эту реальную информацию, то сами немцы никогда бы этих сведений не получили, им просто было не от кого.

Судоплатова пишет о передаче подобной информации немцам имеющее непосредственное отношение к провалу Ржевско-сычёвской наступательной операции (Судоплатов П.А. Указ. соч. - С. 248):



  • «Так, 4 ноября 1942 года «Гейне» - «Макс» сообщил, что Красная Армия нанесёт немцам удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью.


То есть противник знал даже дату перехода советских войск в наступление.

Не подозревавший об этой радиоигре Жуков заплатил дорогую цену - в наступлении под Ржевом полегли 70 тысяч советских солдат, находившихся под его командованием (у немцев, сидевших в обороне боевые потери составили 53500 человека).

В своих мемуарах Жуков признает, что исход этой наступательной операции был неудовлетворительным. Но он так никогда и не узнал, что немцы были предупреждены о нашем наступлении на Ржевском направлении, поэтому бросили туда такое количество войск»;.

Последний шеф «Абвера» генерал Гелен даже после войны, до конца своей жизни, пребывал в уверенности, что «Макс» был настоящим и самым ценным за всю Вторую мировую войну немецким агентом!

Таким образом, Ржевско-сычёвская стратегическая наступательная операция, ставшая единственным поражением, которое потерпел маршал Жуков, была провалена по вине советских разведчиков, заранее предупредивших о ней немецкую разведку в ходе радиоигры «Монастырь». Хотя может в этом и была их цель, отвлечь все силы и средства от Сталинграда?

Да, Ржевская битва до сих пор вызывает споры, но без нее Сталинград мог и не устоять и не состояться грандиозный немецкий котёл.