О перегибах при выселении

colonelcassad
, 6 сентября 2016 в 17:51


Интересный документ 1933 года о перегибах при высылке в Казахстан. С одной стороны документ наглядно иллюстрирует откровенно вредительский подход при проведении выселения, когда некоторых людей выселяли по надуманным причинам или по ошибке, а с другой стороны, показано, как с этими перегибами боролись тройки ОГПУ.

«Спецсводка о вновь прибывших в Казакстан трудпереселенцах и допущенных перегибах при выселении», составленная ПП ОГПУ в Казахстане. [Не позднее ноября 1933 г.]

Совершенно Секретно
Из СКК, Ленинграда, Москвы, БССР, Средней Азии за время с апреля м-ца с. г. в Казакстан прибыло 37.163 человека трудпереселенцев. Весь вновь прибывший контингент размещен в Карагандинской области, в Акмолинском, Тельмановском и Сталинском районах.
Проведенная проверка прибывшего контингента трудпереселенцев показала, что на местах при выселении был допущен ряд перегибов и нарушений приказа ОГПУ о порядке выселения.
В числе вновь прибывших трудпереселенцев находятся высланные без всяких основании - 5 кандидатов ВКП(б), 4 комсомольца, 148 рабочих с долголетним стажем, премированных ударников, 3 ч. из семей ответственных работников, 89 чел. специалистов.

Васильев Тихон Андреевич, кандидат ВКП(б), 1897 года рождения, работал пожарником в Кисловодске. Имеет билет красного партизана. Как активист, сам был выдвинут на работу по выселению. В его отсутствие у него арестовали жену. Он пошел на участок освобождать жену и сам был арестован и выслан.
ШУШАНИ Григорий Константинович, грузин, крестьянин, середняк, имеет на руках билет члена Сочинского Горсовета, работал внештатным инспектором КК-РКИ. Выслан из Сочи.
СИМОНОВ Александр Александрович, 1886 г. рождения, пенсионер, по имеющимся документам 40 лет работал машинистом на паровозе и участвовал добровольцем в борьбе против Врангеля в г. Новороссийске.
В числе выселенных 233 человека стариков и старух, в возрасте 60-90 лет, инвалидов, неспособных ни к какому труду.
Люди подчас забирались по чужим ордерам, при совпадении фамилий, без проверки имени и отчества. Выселялись лица, уже пропущенные через фильтпункт и имеющие удостоверения, что они выселению не подлежат.

КОЖАН Николай Петрович, чернорабочий, выслан по чужому ордеру, вместо КОЖАНА Павла Петровича - бывшего белого офицера.
ГРЕБЕНЮК Иван Маркович, имеющий документ, что он красный партизан и получивший от Пятигорского фильтпункта документ, что выселению не подлежит, выслан, как служивший, якобы в белой армии.
При приеме этапов обнаружено, что большинство выселенных прибыло без личных дел, без приговоров суда, только при повагонных списках, заполненных лаконически и не дающих возможности [выяснить] причины высылки.
Часть личных дел оформлена небрежно, в них отсутствуют подписи лиц, санкционирующих выселение, подписи выселяемых под протоколами опроса.

Например:

КОРНИЕЦ Иван Андреевич, 64 лет, выслан из Пятигорска. В ЛИЧНОМ ДЕЛЕ ПРИЧИНЫ ВЫСЫЛКИ ФОРМУЛИРОВАНЫ СЛОВОМ: «ГАД» И БОЛЬШЕ НИКАКИХ МОТИВИРОВОК.
КАЗАЧКОВ Петр Евдокимович, 42 года, по личному делу характеризуется как середняк. Причина высылки мотивирована: «ЗЛОСТНО НЕ ЖЕЛАЛ ВСТУПИТЬ В КОЛХОЗ».
Произведенной проверкой через Тройку ПП ОГПУ в КАССР освобождено из трудпоселков - 1 035 человек, из них прибывших из СКК -530 ч., с Украины - 314 ч. и Белоруссии - 191 чел.

Дальнейшая проверка продолжается.

П.П. ВРИД НАЧ 5-го ОТД. СПО ПП (БЕЛОЗЕРОВ)

Источник: Политбюро и крестьянство: Высылка, спецпоселение. 1930—1940 гг. Книга II. Москва. РОССПЭН 2006 стр. 1002-1003
Архив: ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 47. Л. 409-411. Заверенная машинописная копия того времени.
П-414

http://istmat.info/node/52098 - цинк

PS. В целом, данный документ наглядно деконструирует сразу два мифа:

1. Всех репрессировали за дело.
2. Ни у кого не было шансов "вырваться из жерновов" системы.

Разумеется, подобная система проведения репрессий, при которой система с одной стороны производила перегибы, а с другой стороны пыталась их исправлять, достаточно наглядно демонстрирует генезис тех проблем, с которыми столкнулось советское руководство при проведении массовых репрессий 1937-1938 годов, когда увеличение кол-ва политических дел, привело к тому, что пропорционально вырос и процент ошибок и перегибов, когда вместе с виноваными, пострадали и невиновные и далеко не каждый такой случай была возможность своевременно выявить и исправить. Плюс вредительство и репрессии в органах НКВД так же не способствовали эффективному контролю со стороны органов госбезопасности, что и обусловило достаточно существенный процент лиц, которые пострадали незаслуженно.
Поэтому говорить об идеальной работе репрессивно-карательных органов середины 30х годов не приходится, но в тоже время и нельзя говорить о том, что целью системы был исключительно вопрос посадок.
В общем, история обычно сложнее, чем ее рисуют в черных или светлых мифах.