Спецоперация по задержанию террористов в Санкт-Петербурге 17 августа

Потому что у нас свобода передвижения

colonelcassad
, 14 сентября 2016 в 15:44


Историк Игорь Пыхалов о первом судебном заседании по доске Маннергейму.

Доска Маннергейму: следующее судебное заседание состоится 27 сентября

Только что состоялось заседание Смольнинского районного суда Петербурга по иску гражданина П.А. Кузнецова к городскому правительству, я там присутствовал в качестве зрителя.
Кузнецов требует признать действия (или бездействие) Смольного в связи с появлением доски Маннергейму нарушением закона, а также убрать доску с фасада военной академии на Захарьевской улице, 22.
В начале заседания представительница комитета по культуре (который был привлечён в качестве заинтересованного лица на прошлом заседании) попросила отложить заседание до тех пор, пока не закончит работу созданная этим комитетом специальная комиссия по доске Маннергейма, которая должна работать до 6 октября. Суд отказал.

Представитель городского правительства высказал следующие доводы: никакого решения по установке доски Маннергейму правительством Санкт-Петербурга не принималось, следовательно, ничего незаконного в действиях правительства нет. А то, что некоторые члены петербургского правительства присутствовали на установке доски, то они могли это сделать в качестве частных лиц, «потому что у нас свобода передвижения».

Позиция судьи: истец должен определить, кто именно нарушил его законные права, тогда суд может отменить соответствующее незаконное решение. С формальной точки зрения выглядит вроде бы правильно, но поскольку никто из властных структур не признаётся в «авторстве», получается, что и спрашивать не с кого. Как говорится, «на нет и суда нет». Что касается демонтажа доски, то как выяснилось в судебном заседании, обязанность по демонтажу мемориальных досок возложена на комитет по культуре. Теперь истец должен скорректировать исковое заявление, и оно будет рассмотрено на следующем судебном заседании, которое состоится 27 сентября в 11 часов.

http://pyhalov.livejournal.com/449648.html - цинк

PS. Милонов явно не с теми гомосеками борется. Вот же они, "свободно передвигающиеся", без всяких гей-парадов.

Плюс статья "Страсти по Маннергейму" от редактора журнала "Спецназ России" Филатова на тему.

Страсти по Маннергейму.

Не повезло маршалу Маннергейму. И не повезло дважды. Первый раз — во время Великой Отечественной, когда его солдаты, союзники гитлеровцев, так и не вошли в осажденный Ленинград. Второй раз — в наше время, когда заливаемую краской мемориальную доску, в спешке установленную в Санкт-Петербурге, неизбежно демонтируют.

ШКВАЛ ВОЗМУЩЕНИЯ

Место действия: здание Военного инженерно-технического университета (улица Захарьевская, 22), где до революции находилась церковь Святых и праведных Захария и Елизаветы. На этой же территории располагались казармы и манеж Кавалергардского полка, в котором служил Маннергейм. Вообще, ситуация с установкой мемориальной доски Карлу Маннергейму изначально носила скандальный характер. И то, что произошло, является во многом типичным и одновременно нетипичным для нынешней России. Почему типичным?

Да потому, что чиновники, бывшие «слуги народа», не привыкли прислушиваться к мнению людей. Они делают то, что считают нужным, важным и необходимым. А потому уже жизнь вносит свои коррективы.
В случае с Маннергеймом, как в увеличительном стекле, отразилась эта особенность.
Казалось бы — именно наша Северная столица испытала все ужасы войны и блокады, принеся в жертву до полутора миллионов человек. Как отмечает американский политический философ Майкл Уолцер, «в осаде Ленинграда погибло больше мирных жителей, чем в аду Гамбурга, Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки вместе взятых».


Фюрер германской нации Адольф Гитлер и генерал Карл Маннергейм (1867‑1951 гг.)

Блокада осуществлялась германскими, финскими и испанскими войсками с участием добровольцев из Северной Африки. Одновременно в оккупированной части Карелии «горячие финские парни» оставили о себе такую недобрую «славу», что представители старшего поколения, пережившие ту лихую годину, до сих пор с содроганием воспоминают то время.

«В финских лагерях для советских военнопленных я находился с 4 ноября 1941 года по 5 сентября 1942 года, — вспоминал Иван Иванович Котов, уроженец деревни Плахтино. — За это время я побывал в Петрозаводском и Томицком лагерях для военнопленных. Условия жизни советских людей в этих лагерях невыносимы. Военнопленные содержались в жутких антисанитарных условиях. В баню нас почти не водили, белье не меняли. Спали мы по 10 человек в комнате, имеющей площадь в 8 квадратных метров. Вследствие этих жутких жилищных условий у военнопленных было множество вшей. В сутки военнопленным выдавалось по 150 граммов недоброкачественного хлеба. Питание было таким, что военнопленным приходилось летом тайком от администрации лагерей ловить лягушек и этим поддерживать себе жизнь. Люди питались травою и отбросами из помойных ям. Однако за срыв травы, ловлю лягушек и сбор отбросов из помойных ям военнопленные жестоко наказывались. На работу выгонялись все — и раненые, и больные военнопленные. В лагерях был введен рабский труд. Зимой военнопленных запрягали в сани и возили на них дрова. И когда обессилевшие люди не могли тянуть воза, то финские солдаты нещадно избивали их палками, пинали ногами. Все это пришлось испытать мне лично в Петрозаводском лагере, когда я работал на погрузке дров в вагоны.
На военнопленных финны также возили воду и другие тяжести. Ежедневно мы работали по 18 часов в сутки. Военнопленные в этих лагерях не имели никаких прав, кто из финнов хотел, тот их и избивал. Без всякого суда и следствия в лагерях расстреливали ни в чем не повинных людей. Живых, но обессилевших, выбрасывали на снег».


Естественно, что установление доски Маннергейму вызвало просто шквал возмущения. И не только у ветеранов войны и труда. Люди разных поколений справедливо писали и говорили (особенно в социальных сетях), что это кощунство и оскорбление памяти погибших. Мертвых и здравствующих. Всех.

ЦАРСКИЙ ГЕНЕРАЛ И ФИНСКИЙ ПАТРИОТ

Казалось бы… Однако у г-на Мединского, министра культуры РФ и председателя Военно-исторического общества, были свои резоны. Он заявил, что «не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма». Г-н Мединский имел в виду историю, в которой Иосиф Сталин со словами «Не трогать» вычеркнул имя Маннергейма из списка финских военных преступников, составленного в 1945 году членом Политбюро ЦК Компартии Финляндии и депутатом парламента Херте Куусинен. «Тем, кто сейчас кричит, выступает против, хочу напомнить: не надо быть святее Папы Римского и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин. Он лично защитил Маннергейма, обеспечив его избрание и сохранение за ним поста президента Финляндии, и сумел к поверженному, но достойному противнику относиться с уважением», — без обиняков заявил тогда г-н Мединский.
Да, Сталин был прагматик и государственник. И в данном случае поступил совершенно правильно: вчерашнего врага, Финляндию, он сделал на весь последующий период существования СССР миролюбивым соседом.
Но, позвольте, какое это имеет отношение к мемориальной доске? Попытка призвать в защитники своей позиции Сталина не выдерживает никакой критики.


На улице Санкт-Петербурга. Фото 2013 года

NB! Если кто не в курсе, автобус с Маннергеймом активно пиарила сепаратистская группировка "Ингрия" выступающая за отторжение от РФ Ингерманландии.

Следующий момент: Маннергейм как «русский генерал».

Собственно, к Маннергейму вопросов нет — заслуженный генерал, боевой, честный служака. Был дважды ранен во время Русско-японской войны, получил высокие государственные награды. В 1906-1908 годах совершил конный поход в Китай и сделал очень много ценных военных наблюдений. После чего вернулся в Петербург и продолжил службу. Прошел всю Первую Мировую войну и участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве.
Однако в период крушения Российской империи Маннергейм сделал естественный для себя выбор: стал финским патриотом. И за это его никто не осудит. Как финский патриот он был на стороне Гитлера против СССР.
Как финский патриот Маннергейм вывел Финляндию в 1944 году из войны. Узнав о протесте, высказанном немецким посланником, жестко ответил: «…Он (Гитлер) в свое время убедил нас, что с немецкой помощью мы победим Россию. Этого не произошло. Теперь Россия сильна, а Финляндия очень слаба. Так пусть сам теперь расхлебывает заваренную кашу…»
И опять как финский патриот Маннергейм, ставший президентом, осенью 1944 года подписал соглашение о мире между Финляндией и СССР.
Только это отнюдь не повод для того, чтобы в городе, пережившем ужасающую блокаду, увековечивать память того, кто приложил к этой трагедии свою руку…

И еще. Утверждение, что Маннергейм, дескать, не продвигался вперед и не обстреливал город из тяжелых орудий по причине «ностальгии» к Петербургу — это вообще из области мифов и ненаучной фантастики.
Красная Армия — вот кто не дал ему продвинуться вперед! Она и только она. И, конечно же, несгибаемое мужество жителей блокадного Ленинграда.



Вскоре после торжественного открытия доску Маннергейму залили красной краской

К тому же Маннергейм был отличный стратег и военный политик. Он понимал, что гитлеровский блицкриг не удался и что активное участие в блокаде Ленинграда дорого обойдется Суоми, если Германия не победит в войне.
Помимо идейных и морально-этических аспектов «страсти по Маннергейму» имеют и фактические неточности. На доске указан период, в который служил «генерал-лейтенант русской армии Карл Густав Маннергейм», а именно «с 1887 по 1918 гг.»
Но какой, к лешему, 1918 год?..В феврале 1917 года в Петрограде победил заговор, произошел государственный переворот, который преподнесли как революцию.
Осенью Россия была провозглашена республикой.

В октябре того же семнадцатого года власть взяли большевики и левые эсеры, свергнув Временное правительство Александра Керенского, составленное из либералов, умеренных социалистов и социал-демократов.
В январе 1918 года они же, большевики и левые эсеры, разогнали Учредительное собрание, избранное в ходе всенародного голосования осенью 1917 года.
Вопрос: как все это смутное и бурное время вернувшийся в родную Финляндию Маннергейм мог продолжать быть, как нас уверяют авторы мемориальной доски, «генералом русский армии»?

Еще один момент.

Заказчики допустили неточности при воспроизведении орденов. Понятное дело, что выбор орденов именно времен службы Маннергейма в Российской империи был обусловлен нежеланием отображать награды нацистской Германии, в частности, врученный Маннергейму лично Гитлером орден Германского орла с большим золотым крестом. Мелочь… Но и на нее сведущие люди обратили внимание.
Как подчеркивалось, акт открытия доски следует рассматривать как попытку преодолеть раскол российского общества, однако все получилось с точностью до наоборот. Да еще накануне выборов в Государственную Думу! Лучшего повода для того, чтобы взбудоражить петербуржцев и ленинградцев, трудно было сыскать. Неудивительно, что доску тут же залили красной краской — да так основательно, что ее пришлось закрыть материей и прибегнуть к реставрации.

ДАЛЬШЕ — БОЛЬШЕ!

1 сентября 2016 года администрация Центрального района Санкт-Петербурга подтвердила незаконность установки мемориальной доски… Именно так!

«Сейчас, помимо письма администрации района, есть и параллельная история с судом. Житель Санкт-Петербурга подал в суд на правительство города в связи с установкой доски, и первое заседание уже прошло… Разумеется, власти в вопросе о демонтаже доски Маннергейму будут ориентироваться на решение суда», — сказал собеседник одного из информационных агентств.

То есть получается, что при установке доски организаторы этого действа ухитрились нарушить все, что только можно было нарушить: и закон, и исторические факты, а также идейные и морально-этические «моменты», связанные с Великой Отечественной войной и памятью погибших, военных и гражданских. Всех!

Как вообще такое могло произойти? Вопрос, конечно, риторический…
В самом начале я написал, что эта история — типичная для нынешней России. И одновременно — нетипичная.
Почему?

Потому как на наших глазах «количество» общественного негодования переходит в «качество» — и доска бывшему царскому генералу и финскому патриоту Карлу Маннергейму будет демонтирована. В этом я не сомневаюсь.
И пусть «страсти по Маннергейму» послужат хорошим уроком тем чиновникам, которые привыкли ни в грош не ставить мнение людей, преследуя свои административные, коммерческие или иные интересы. Жизнь все равно расставит все по своим местам. Одни войдут в нее как созидатели, другие — как фигуры сложные, противоречивые, но, в конечном счете, вставшие на правильный путь и заслужившие уважение людей, а третьи… как авторы доски Маннергейму. Облитой краской. Демонтированной.

ФИЛАТОВ Алексей Алексеевич, родился в Москве.

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Глава Экономического совета ветеранского сообщества Группы «А» КГБ-ФСБ.
Окончил Орловское военное командное училище связи имени М. И. Калинина, Российскую государственную Академию физической культуры и спорта, адъюнктуру Академии ФСБ.
Шеф-редактор газеты «Спецназ России». Главный редактор сайта Alphagroup.ru. Президент группы компаний «Альфа-Право-Консалтинг».
Кандидат психологических наук.


http://www.specnaz.ru/articles/239/2/2501.htm - цинк

Плюс материал на тему охраны доски.

Как организована охрана доски Маннергейму?

Вот из за этой двери, которая находится напротив дома с доской Маннергейма осуществляется руководство этой самой доски.



Руководят вот эти персонажи. Под красной стрелкой командир (назовем его КРАСНЫЙ), под синей младший командир (назовем его СИНИЙ), под зеленой помощник младшего командира (назовем его ЗЕЛЕНЫЙ)
Красный из за дверей появляется редко, командует из помещения. Синий и Зеленый командуют в поле Чоповцами и (что меня сильно удивило) отдают команды полицейским.



Собственно круглосуточно охраняют ЧОПовцы на двух машинах, сменяя друг друга. В каждой машине по два человека.
Эти вот маскируются, прилепили себе известную наклейку



Это вторая машина.


При возникновении нештатной ситуации у доски ЧОПовцы (назовем их желтыми) выбегают из машины и вызывают Синего и Зеленого


Вот еще один желтый, увидев что подошел человек в одиночный пикет, сразу вышел из машины.
Желтые если стоят одиночные противники доски ведут себя борзо.


Если собирается несколько противников доски желтые вызывают Синего и Зеленого. Синий и Зеленый оценив обстановку командуют желтым где стоять и что делать


Синий и зеленый лично заламывают руки противникам доски и передают их полицейским


С полицейскими у Синего и Зеленого полный контакт.


Как все работает на этом видео, желтые определяют опасность, докладывают Синему тот с Зеленым
заламывает руки и сдает полицейским. Что характерно, на 7 секунде послушайте. Синий командует полицейскому "Принимайте"


http://kolokoll.livejournal.com/1002259.html - цинк




Плюс про восстановление памятник жертвам Маннергейма.
http://petrredsea.livejournal.com/47532.html