Хроники лжи "Ельцин-центра"



Хроники лжи "Ельцин-центра": Как новые "солженицыны" требуют от общества покаяния за советское прошлое

В "Ельцин-центре", построенном за 7 млрд бюджетных рублей, снова вернулись к теме покаяния общества, очернения прошлого страны и уравнивания коммунизма с фашизмом. На этот раз проект "Мой ГУЛАГ" был презентован в "президентском учреждении", да еще и не один раз – в течение трех дней демонстрировалось по три видео в каждый вечер, в которых бывшие осужденные и ныне реабилитированные рассказывали, как их арестовали. Такой метод очень напоминает работу Солженицына, который после своего "Архипелага" умолял США скинуть на СССР ядерные бомбы. Но Советский Союз уже развалили – зачем теперь "новые солженицыны" марают историю черной краской? Подробности – в материале Накануне.RU.

12 октября в "Ельцин-центре" прошел завершающий показ проекта "Мой ГУЛАГ". Проект представлен "Музеем истории ГУЛАГа" и "Студией визуальной антропологии". Его позиционируют сами организаторы как цикл видеоинтервью бывших узников ГУЛАГа и их родственников. Основная цель – формирование "уникального архива видеовоспоминаний". Вот так ненавязчиво обществу представили осовремененный "Архипелаг", в котором бывшие арестанты рассказывают о том, за что сидели, а создатели и видеоинженеры делают из этого "конфетку", где под красивой оберткой любой найдет и "кровавый совок", и Сталина, который лично подписывал каждое дело и расстреливал людей, и, конечно, намек на необходимость покаяния за советское прошлое.



Хочется сказать, что сейчас дело совсем не в осужденных – дело в авторах и организаторах, которые, ловко манипулируя видеорядом, эмоциями и отсутствием конкретики, создают впечатление, будто между царской Россией и нынешней Российской Федерацией была лишь какая-то сплошная черная дыра. Будто нет там достижений, нет там и Великой Победы – нет ничего, кроме одной огромной тюрьмы. Видимо, такую историю хотят "вбить" обществу в головы? За победу над фашизмом и великое прошлое мы должны каяться? Или, может, за "власовцев" http://www.nakanune.ru/news/2016/8/10/22444063?



Так, в видеоинтервью была показана Голубева Вера Сергеевна – родилась в 1919 г. в Москве, с 1935 по 1943 гг. арестовали ее родителей и мужа, а 3 февраля 1943 г. и ее саму. Она была на 8 месяце беременности, роды проходили в тюремной больнице, но ребенок вскоре умер. Сама Голубева сопровождает это словами "по-фашистски все делали", чем явно угождает создателям видеонарезок. Второй раз Голубеву арестовали уже в 1948 г. Сама женщина свои аресты объясняет так:

"Вызвали на прочтение приговора, дело закончилось – что я там подписывала, я не помню, потому что мне так было все безразлично тогда, я считала, что конец. А разговоры вокруг, с кем я сидела, все получали расстрел, ну и я считала, что вот расстреляют, только думала за что – непонятно. … Когда только поступила, там [были статьи] 58-10, 58-8, 58-11, четвертая еще какая-то была. Много. И все расстрельные. 8 – это шпионаж, расстрел; 11 – не помню что; 10 – рассказ анекдотов. Я помню, я рассказала анекдот, который вся Москва рассказывала…"

При этом все остальное время упор делается на анекдот – дескать, за анекдот посадили. И неважно, что на дворе 1943 и 1948 гг. – самое тяжелое военное и послевоенное время. Остальные статьи ведь не так важны, правда? Но на всякий случай интересно посмотреть:

58-8. Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации…
58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст.58-2 -- 58-9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания…
58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой…
И еще какая-то статья…

Дело Голубевой (и ее родственников) все равно авторы не представили, да и вряд ли когда-нибудь представят. Ведь для них это может оказаться "коробкой Пандоры", так что ограничились лишь эмоциональной историей бедной пожилой женщины "а-ля Солженицын".
Ну и обратим внимание. Четыре статьи, "и все расстрельные". А женщина все-таки жива.



Следующей показали Успенскую Александру Павловну – родилась в 1919 г., в 20 лет (1944 г. – тоже военное время) арестована по статье 58-10. Сама объясняет это доносом.

"Видно, кому-то не понравилась я, и вот посадили. У нас был Игорь, сын Анны Матвеевны. Вот он придет на собрание комсомольское, встанет возле плакатов и начинает – вот, в этом плакате чего-то написано, а фактически не то – и все это написано на меня. Я когда уже освободилась, приехала, говорю: "Гарька, неужели тебе не стыдно было свои разговоры на меня записать?". "Я не виноват, меня заставляли", - рассказала женщина, однако и ее дела никто так и не покажет. И сама Успенская расскажет, как все подписала на себя, потому что боялась избиений.



Наконец, на третьем, самом эмоциональном видео была Выскребенцева Зоя Ивановна. Родилась она в 1924 г., на момент ареста работала в МВД, в лаборатории дактилоскопии – то есть работала с отпечатками пальцев в Москве в послевоенный 1948 г. Женщина, конечно, не расскажет ничего про свою работу, но за что ее посадили – тоже непонятно.

"Мне сказали, что я подозреваюсь в том-то, в том-то, в том-то, том-то (конкретика – сильная сторона проекта, "ноль" эмоциональности, только факты – прим.), что я изменник Родины. Ну, так прямо не говорили, говорили, что у вас преступления, связанные со становлением нашего государства, жизнью граждан, ну и такое … [статья была] 58-1а, прямая измена Родине, ну а потом пошли допросы…" - рассказала Выскребенцева.

А ведь она была всего-навсего сотрудником МВД, работающим с отпечатками пальцев. Тут явно за просто так дана статья 58-1а – "измена Родине, то есть действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу". Уголовных дел никто не покажет, это очевидно, и чтобы до них добраться, может потребоваться много времени, зато от самих участников можно услышать (а точнее, смонтировать, как надо), каким кровавым был Советский Союз, и как "фашиствовал" советский режим. Про Сталина, кстати, тоже был почти везде такой "контрольный вопрос" – однако вытянуть то, что он был тираном и ел младенцев, не получилось. Одна женщина скажет, что "мы думали, что Сталин обо всем этом не знал", другая скажет, как "любила, знаете, как любила Сталина". Зато фразы "посадили за анекдот" и "срок за смятый портрет Сталина" тут тоже были. За это интервьюируемых не сажали, но ведь все об этом слышали. Вероятно, больше всех об этом знают авторы фильма. Не говоря уже о том, что после хрущевского XX съезда об этом "вдруг узнал" весь СССР, да и остальной мир. Тогда же, чтобы еще больше возвысить себя, Хрущев начал освобождать и реабилитировать ранее осужденных. Ну, и Ельцин позже проделал почти то же самое.

Так и работают современные "солженицыны", сохраняя "традиции" – все, вроде бы, были посажены ни за что, реабилитированы, однако правоохранительные органы работали как тогда – так и сейчас. Об этом Накануне.RU рассказал историк Борис Юлин:

"Органы в те годы работали точно так же, как работают и сейчас. То есть сами методики работы не меняются – при поступлении соответствующих сигналов или других поводов для возбуждения уголовного дела возбуждается дело, ведутся следственные мероприятия. На основании этого следствия либо дело закрывают, либо человек арестовывается, и ведется следствие дальше до представления дела в суд. В этом отношении сейчас дела и тогда, по сути, не отличались ничем. Единственное, в те времена оправдательных приговоров было больше, чем сейчас – многие об этом не знают, но это факт. Поэтому то, что кто-то написал донос, а человека по доносу посадили – такого не бывало, это наглая ложь. Сажали на основе следствия. Поэтому такой проект я даже приветствую, но с одним обязательным элементом – публикацией материалов дела, где указано, за что конкретно человека посадили, какие использовались факты, какие доказательства".

Добавим также, что и наказание в те времена действительно было куда суровее, и была неотвратимость этого самого наказания.



Впрочем, для проекта "Мой ГУЛАГ" и "Ельцин-центра" все это второстепенный вопрос – они ведут свою деятельность в строгом соответствии с "заветами Солженицына". Поэтому после показа видеосклеек о кровавом ГУЛАГе, обсуждение начала не кто-то, а Александра Поливанова – сотрудник так называемого "Международного правозащитного общества "Мемориал", который внесен в список иностранных агентов. Общий тезис ее выступления – что реабилитации мало, общество должно покаяться. И вот тут-то слово взял "полный антисоветчик". Мужчина из зала рассказал свою историю – как он получил пять лет строго режима за "антисоветскую агитацию и пропаганду и организационную деятельность, направленную на подрыв, ослабление советского строя". Он был арестован в мае 1970 г., мать работала в КГБ, из-за этого случая ее уволили, сам он потом скажет, что "судьбу ей, конечно, сломал". Потом началось следствие, мужчине дали срок. После освобождения виделся с капитаном КГБ, который его и посадил.

"Он меня увидит, говорит: "Ну, как, ты – ничего? Антисоветчиной не занимаешься?". Я говорю: "Нет, конечно, не занимаюсь". Хотя я с 1976 г. по "полные уши" в антисоветчине, у нас организация была", - рассказал "ни за что репрессированный".

После переворота 90-х его реабилитировали, дали льготы, выплатили компенсацию. На полученные деньги он поехал в Германию и на "Радио свободы" продолжал свою "замечательную" деятельность. И вот за таких людей общество должно каяться, судя по призывам так называемых "правозащитников"?


За что посадили? Я всего лишь боролся против своей страны!

Конечно, нужно смотреть уголовные дела, потому что действительно могли быть ошибки, но нельзя так огульно "загребать всех в одну кучу". Об этом в беседе с Накануне.RU рассказал историк-практик, автор единого учебника по истории России Евгений Спицын:

"Первое - надо уяснить, что репрессивный аппарат в любой стране – в любой – не застрахован от ошибок, это было всегда и везде. Второе – что касается осуждения в годы войны и послевоенные годы – надо понимать, что страна ведет тяжелую войну и тяжело восстанавливается, и вообще-то язык за зубами надо держать. А что касается наших "правозащитников" – так они просто агенты влияния, которые живут за счет иностранных грантов. Это все "наследники" Солженицына, этого "литературного власовца". Тем более, когда против нашей страны идет психо-информационная война – тут исподтишка, как нож в спину, они опять начинают рассказывать свои сказки про ГУЛАГ, никак не успокоятся, призывают каяться. Ну, вот пусть они и каются".

По логике "новых Солженицыных", общество тогда должно покаяться и за царский режим – ведь сколько там "душ" забивалось каждый день, и никому до этого не было дела? Не говоря уже про период 90-х - на это Евгений Спицын обратил особое внимание.

"А они почему не хотят покаяться за 90-е годы, когда при поддержке таких, как они, развалили страну, Советский Союз? Благодаря им же уничтожили собственную промышленность, науку, образование, культуру, из всех щелей вылезли самые отвратительные "перфомансы" капитализма. И на тот свет благодаря им, по подсчетам специалистов по демографии, ушло 7 млн человек, а не рожденных было – еще 12 млн человек. Вот итог ельцинских реформ при поддержке таких "правозащитников" – минус 19 млн граждан", - подчеркнул эксперт.

И в зале радовались перевороту 90-х, развалу Советского Союза, кто-то цитировал "Архипелаг", пришедшие активно сравнивали коммунизм и фашизм. Так, Александра Поливанова высказалась за равенство "переживших коммунизм и жертв нацистских лагерей":

"Невольно как-то сравниваешь положение жертв в других странах, в странах, переживших коммунистический режим, или наоборот ситуацию с жертвами нацистского режима. И, конечно, нельзя сказать, что всегда как-то жертва полностью восстановлена в правах".

А другая женщина из зала прямо объявила о необходимости осуждения коммунизма.

"Кто-то ведь должен думать о том, что есть зло, а что есть добро? Вот это большой вопрос. Потому что, возвращаясь к ситуации немецкой – какая бы ситуация ни была, но они все-таки смогли осудить фашизм как явление. А коммунизм – [нет], на данный момент он занимает второе место по количеству отданных голосов", - высказалась женщина.

А уже 13 октября все те же "правозащитники" представили проект, прямо сравнивающий коммунизм с фашизмом – "Топография террора". Под таким же названием с 1987 г. в Берлине существует проект, показывающий и осуждающий преступления нацистского режима. Но ведь для замшелых ненавистников прошлого нашей страны фашизм и коммунизм – это одно и то же. Как это вбить в головы, они, вероятно, не знают, поэтому пытаются манипулировать, как могут - создают карты, выступают в "Ельцин-центре".

"Основной и самый прямой корпус архивных источников нам недоступен, хотя нам достоверно известно, что он существует, и мы даже знаем, в каком архиве и в каком фонде он хранится. Поэтому нам приходится разыскивать косвенные источники: архивы партийных ячеек тюрем, административно-хозяйственную документацию, материалы смежных архивов и фондов и так далее", - говорится в описании проекта. То есть официальной достоверной информации нет, зато карта – есть. И все эти начинания поддерживаются фондом "Династия" Дмитрия Зимина - ярого ненавистника всего советского. Однако если посетители мероприятий "ЕЦ" и сравнивают напрямую коммунизм и фашизм, а по сути, СССР и нацистскую Германию, то прямо об этом сказать все равно, видимо, боятся, и на вопрос, чего хотят добиться в итоге – просто проекта как своеобразной базы или хотят устроить трибунал для коммунизма, уклончиво отвечают:

"В принципе, у нас задача исследовательская и просветительская … Насчет трибунала это как бы отдельный разговор, нужно потом об этом говорить, то есть, может, и да, может, и нет…" - объяснила Александра Поливанова.



"В рамках Солженицына вся эта пропаганда и идет – вся "демшиза" строится в основном на его творчестве. При этом он четко писал, за что посадили, писал, что он был в лагере стукачом, но наши "правозащитники" видят только то, что он давал в плане эмоциональной накачки. У него даже начинается книга с того, как посадили трех танкистов, которые героически сражались, а их посадили ни за что. "Ни за что" – это когда они пьяные пытались изнасиловать двух санитарок. По Солженицыну – это ни за что, - рассказывает в беседе с Накануне.RU Борис Юлин. - А причина в том, что сейчас в стране растут все-таки "левые" настроения, все больше людей ностальгируют по СССР, все меньше людей считают Сталина тираном. Тогда возникает вопрос – для чего делалось все, что привело к распаду Союза? И стоило ли его разваливать? Люди все больше видят пороки капитализма. Поэтому нужно нагнетать постоянную истерию о том, что якобы тогда была страшная тирания, жить было невозможно, "половина страны сидела, половина – охраняла". И дальше такая истерия будет только усиливаться, чтобы людей отталкивать от самой идеи советского государства, от своего прошлого, своей истории".

Евгений Рычков

http://www.nakanune.ru/articles/112225/ - цинк