Война

Переговоры с Турцией и Германией

colonelcassad
, 3 мая 2017 в 21:38


Официальные итоги переговоров с Эрдоганом показывают, что несмотря на громкие заявления Эрдогана по поводу Асада и различные мелкие провокации, основные свои договоренности Эрдоган пока выполняет, что и обуславливает дальнейшую нормализацию отношений с Турцией, действия которой позволили Асаду и поддерживающей его коалиции значительно улучшить свои позиции в Сирийской войне, причем Эрдоган тоже не остался в накладе, снова вернувшись в большую сирийскую игру, из которой он практически вылетел после истории с Су-24.

Ныне, Турция, несмотря на все ее шатания, пытается проводить свою собственную политику, но в целом ряде моментов она вынуждена ее согласовывать с Россией и Ираном с одной стороны, и с США с другой. Эрдоган так и не стал для одной из коалиций союзником, но остался во многом ценным попутчиком. Если говорить о главной пользе от Эрдогана для России, то можно выделить два момента:

Момент первый - Придерживая часть боевиков от активных действий против Асада, Эрдоган по сути позволяет реализовываться некой кальке с российско-американской сделки 2016 года, когда прекращения боевых действий против одних группировок, позволило Асаду усиливать удары по другим, что сразу отразилось на состоянии линии фронта. Сделка с США почила в бозе еще при Обаме, но как оказалось, такую схему можно провернуть и без США вовсе, договорившись напрямую с Эрдоганом, который контролирует определенную часть группировок и по сути распоряжается ими как своим стратегическим активом. Как результат - на части фронтов боевые действия затихли, часть анклавов под шумок прикрыли, а Асад получил возможность сосредоточить свои отнюдь не безграничные силы на других, более важных участках. Турция в качестве ответной услуги, получила от России и Ирана возможность вбить клин между курдскими районами Северной Сирии, дабы поломать американский план с большим Сирийским Курдистаном. То есть сделка вполне себе сработала и существенно поменяла оперативно-стратегический ландшафт сирийской войны. Новые предложения связанные с приостановкой боевых действий в части районов Идлиба, Восточной Гуты и Дераа, очевидно преследует те же цели. В северной Хаме сражение перешло в позиционную фазу, в Дераа продолжаются упорные городские бои без конкретного результата, мясорубка в Кабуне так же затягивается. Есть смысл поставить события на паузу, провести там перегруппировку войск, дождаться подготовки новых соединений с помощью России, а возможную паузу, использовать для организации операций против Халифата в западных районах Ракки (отжав часть провинции, пока ее не заняли американцы с курдами), в Восточном Хомсе (где в связи с ослаблением Халифата, имеются неплохие перспективы), а так же попробовать деблокировать Дейр-эз-Зор. Ключевой момент во всем этом - сможет ли Турция выполнить свою часть сделки, так как часть группировок получают приказы отнюдь не из Анкары, а из Эр-Рияда. С другой стороны, крайне велик соблазн выдоить из успеха в Северной Хаме побольше оперативных результатов, в частности полностью срезать Эль-Латаминский выступа, а потом уже заключать сделки с Турцией.

Момент второй - заигрывания с Турцией позволили России и Ирану захватить дипломатическую инициативу и запустить формат переговоров в Астане, который был создан в обход США и Саудовской Аравии, в качестве альтернативы Женевскому формату. Турция смогла обеспечить за счет своих подопеченых боевиков, формальное представительство оппозиции на переговорах с Асадом, после чего Запад срочно бросился наверстывать упущеное, стремясь поставить переговоры в Астане в полную зависимость от Женевского формата. В конечном итоге, очевидно, что без договоренностей с США и Саудовской Аравией, достичь мира в Сирии будет проблематично, но с помощью Турции, РФ и Иран показали, что эти страны важны, но в некоторых моментах уже не обязательны, что произвело существенное впечатление на основных игроков ближневосточной войны. У Турции во всех этих дипломатических играх свой интерес - подыгрывая России и Ирану в их конкуренции с США и Саудовской Аравией, Турция пытается играть роль "золотой акции", предлагая себя "подороже", то России (вбрасывая предложения про аренду Инджирлика), то США (предлагя себя как замену курдам в штурме Ракки). В этом плане, Турция пытается за счет многочисленных тактических импровизацией компенсировать глобальный стратегический провал 2015-2016 годов, когда она осталась у разбитого корыта. Как мы видим по ее действиям и заявлениям, далеко не все необходимые выводы были Турцией сделаны и она по-прежнему продолжает весьма хаотично себя позиционировать, одновременно требуя убрать Асада, ругая Европу и строя козни американцам. Вполне понятно, что с такого родом "партнером", надо вести себя очень осторожно, потому что сегодня он ругает Меркель и мешает американцам, а завтра у него могут поменятся приоритеты. Но пока что он скорее помогает, чем вредит.

В целом, пока Эрдоган основные параметры сделки с Россией и Ираном выполняет, с Турцией будут умеренно нормальные отношения, правда о прежних слащавых уверениях в дружбе можно забыть, теперь это чистый бизнес и сделки по принципу "ты мне, я тебе". Судя по прошедшим переговорам, бизнес идет неплохо, но то, что турецкие помидоры так до сих пор и не разрешили, говорит нам о том, что определенные проблемы в отношениях сохраняются.



Визит Меркель оказался более рутинно-предсказуемым. Обе стороны в очередной раз прочитали мантры про безальтернативность Минского и Нормандского форматов, которые очевидно на практике никакого дипломатического разрешения иметь не будут, так как в них отсутствуют США, без договора с которыми, окончить войну на Украине будет затруднительно. Санкции ни снимать, ни расширять не будут. Повлиять на Киев Меркель не может, да и не хочет. Она уже сама давно прекрасно понимает, что ее попытки на пару с Олландом выскочить из той авантюры, в которую ЕС втянули американцы провалились, и так просто закрыть украинскую историю не выйдет и убытки от войны на Украине, ЕС придется сполна делить с Россией. Маловероятно, что Меркель рассчитывала на какие-то прорывные результаты переговоров с Путиным, так как по украинской войне позиции сторон уже давно определены (по факту, еще осенью 2014 года после Миланской конференции) и с тех пор практически не менялись. Ничего существенно нового Меркель с собой не привезла, поэтому и никаких результатов тут нет. По Сирийской войне, немцам тем более нечего предложить, так как они там по сути второстепенный игрок. Поэтому и по Асаду особых точек соприкосновения ожидать не приходится, как максимум, некой посреднической роли Германии в будущих переговорах.

Поэтому, с точки зрения отношений с Западом, важны не переговоры в Меркель, с которой в принципе уже все понятно, а ожидаемые переговоры с Трампом, которые ныне анонсируются на начало июля. Пока что общение идет в телефонном формате без особых прорывов. Реальные переговоры главных игроков сирийского и украинского конфликта, потенциально обещают куда как больше, нежели переговоры в Меркель, рычаги влияния которой на эти конфликты весьма ограничены. Трамп же с одной стороны имеет много опций по обоим конфликтам и относительно широкое поле для маневров. С другой стороны, США пока не демонстрируют практического желания отходить от требований связанных Асадом, Крымом и Донбассом. Тут ключевым моментом будет являться положение администрации Белого Дома перед началом реальных переговоров с Кремлем. Если она как и сейчас будет вязнуть в обвинениях в связи с Россией, то у Трампа просто не останется другого выхода, кроме как продолжать предшествующий курс или даже его усугублять, после чего окно возможностей закроется окончательно и нас ждет безальтернативное продолжение Холодной войны с существенной перспективой ее эскалации и появлением новых ТВД (на Кавказе или Средней Азии).

Россия по итогам переговоров с Эрдоганом и Меркель, как минимум до прояснения отношений с Трампом летом 2017 года, будет придерживаться инерционной стратегии на Украине, поддерживая ЛДНР и стремясь к снижению интенсивности боевых действий на их территории. Одновременно с этим, она будет стремиться реализовывать имеющееся преимущество в Сирии, в том числе и путем дальнейших сделок с Эрдоганом, где с оперативной точки зрения на 2017-й год намечено дальнейшее расширение контролируемых Асадом территорий, а с стратегической - есть наработки направленные на запуск процесса реального политического урегулирования с втягиванием в него части крупных игроков. Не обязательно, что с этим выгорит, но как рабочая схема, формат Астаны вполне себе перспективный.

В качестве дополнительных мер:

а) Россия скорее всего продолжит наращивать военный потенциал на западных границах в ответ на усиление военного присутствия НАТО в Восточной Европе.
б) Будут продолжены работы по модернизации ядерной триады и средств преодоления ПРО
в) На Кавказе Россия будет стремиться к стабилизации ситуации в Карабахе и недопущению войны между Азербайджаном и Арменией
г) В Средней Азии России будет стремиться к поддержанию статус-кво и обеспечению безопасности границы Таджикистана и Афганистана
д) В самом Афганистане, у России имеется сейчас ряд интересных вариантов, в том числе и весьма амбициозных, на случай, если отношения с США продолжат ухудшаться

С точки зрения стратегических целей в Холодной войне с США, переговоры в Эрдоганом и Меркель носят второстепенный характер, так как ни Эрдоган, ни Меркель, не могут на данном этапе способствовать снятию фундаментальных разногласий между Вашингтоном и Москвой. Поэтому ждем реальных переговоров с США, где и состоится окончательное прояснение отношений, после чего станет ясно, в каком направлении будет развиваться конфликт. Как показал визит Тиллерсона, пустые угрозы Кремль совсем не впечатляют и безвкусные пряники от Белого Дома там принимать не собираються. В этом отношении США предстоит определиться - либо Трамп действительно начнет на практике отходить от курса Обамы, либо нас ждет дальнейшая эскалация, где безудержное стремление США поддержать свою гегемонию силовым путем, будет толкать мир к войне.