Благодатный Огонь и большая геополитика

diak_kuraev
, 16 сентября 2017 в 18:22
епископ Порфирий (Успенский):

«В тот год когда знаменитый господин Сирии и Палестины Ибрагим, паша египетский, находился в Иерусалиме, вздумалось ему удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Он объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, а в случае лжи он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге.

Наместники петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн. Ибрагим паша, выслушав это, махнул рукою и замолчал. Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня.

Рассказавши все это, митрополит (Дионисий – со времен того кризиса он стал вифлеемским митрополитом – А.К.) домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение (нашей) благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба.

Мы, – продолжал он, уведомили патриарха Афанасия, жившего тогда в Царьграде, о домогательстве Ибрагима паши, но в своем послании к нему написали вместо "святый свет",– "освященный огонь". Удивленный этой переменою, блаженнейший старец спросил нас: "почему вы иначе стали называть святый огонь?". Мы открыли ему сущую правду, но прибавили, что огонь, зажигаемый на Гробе Господнем от скрытой лампады, все-таки есть огонь священный, получаемый с места священного».
(Еп. Порфирий. Книга бытия моего, СПб, 1896. Том 3. сс. 300-301

В 2008 году Юрий Максимов пафосно вопрошал: помянутый архиеп. Мисаил русскому паломнику иеромонаху Мелетию говорил про чудо! Кому же верить?
(В защиту Благодатного огня [ссылка]).

Ответ ясен: верить лучше рассказу еп. Порфирия – потому что он пересказывает приватную беседу Мисаила с другим близким ему греческим архиереем. Понятно, что со своим собратом Мисаил более откровенен, чем со случайным иностранным гостем…

Также Юрий Максимов недоумевает, отчего это египетский паша мог так нервно и послушно реагировать на упоминание имени русского царя.

Но это лишь оттого, что он поленился уяснить исторический контекст.

В августе 1848 года, когда еп. Порфирий заполняет свой дневник, Ибрагим-паша это паша Египта. Как командующий египетским флотом, он уже был бит русским флотом в битве при Наварине (1827) . Он – наследник египетского престола. В 1831-33 годах командует египетской армией в ее борьбе против Турции. Буквально за год до этого Россия воевала с Турцией.

Именно воспользовавшись ослаблением Стамбула, отец Ибрагим-паши – Мухаммед-Али - поднял свой мятеж. Вот тогда Ибрагим оказался в Палестине и Сирии. Разбив все турецкие армии, Ибрагим уже готовился к штурму Стамбула – но Россия выступила в защиту Турции («законной династии»).

В феврале 1833 года русская эскадра с 30-тысячным десантом на борту под командованием контр-адмирала М. П. Лазарева вошла в Босфор. Муравьев был послан в Александрию, чтобы заставить Мухаммеда Али остановить войска в их продвижении к Стамбулу. Султан под давлением трепещущих от страха французов и ещё не совсем осознающих ситуацию англичан, предложил Лазареву покинуть Босфор. М.П.Лазарев ответил: "Русский адмирал выполняет приказы только русского царя!" И эскадра осталась на месте.

В начале марта 1833 года египетская армия начала новое наступление, нанося ощутимый урон турецким войскам. Турецкий султан, предчувствуя поражение, обратился к России с просьбой оставить эскадру Лазарева и прислать русские войска.

В марте 1833 года из Севастополя в Турцию прибыли ещё две эскадры под командованием контр-адмирала М.Н.Кумани и контр-адмирала И.О.Стожевского с четырнадцатитысячным десантом. Двадцатитысячный корпус командующего Дунайской армией генерала П.Д.Киселёва получил приказ двигаться к Дунаю.

24 апреля 1833 года с помощью французов и англичан Турция и Египет заключили мир, а 26 июня 1833 года Турция и Россия подписали Ункяр-Искелесийский договор, по которому Россия обязывалась оказывать Турции военную помощь, в обмен на это Турция закрыла проливы Босфор и Дарданеллы для всех стран.

В мае 1833 года для руководства русским десантом и переговоров с султаном и египетским пашой в Стамбул прибыл генерал-адъютант А. Ф. Орлов. Его нажим, присутствие многотысячного русского десанта на Босфоре и нежелание войны с Россией вынудили Ибрагима-пашу отвести свои войска от османской столицы.

В мае же была заключена Кютахийская конвенция между султаном и египетским пашой. Но нему Ибрагим (формально – его отец) как раз и назначался губернатором Сирии и Палестины .

Понятно, что Ибрагим сидел на Святой Земле лишь по милости русского царя, остановившего свои армии?

Скандал в Иерусалиме привел бы к тому, что у России появились «священные» поводы для продолжения боевых действий с однозначно плохим для египетского паши итогами.
В 1840-м году вторая османо-египетская война привела к вторжению англо-австрийских войск (при дипломатической поддержке России) в Сирию и поражению Ибрагима. Сам Ибрагим едва спасся после битвы при Калет-Мейдане и вскоре за тем принужден был очистить Сирию.

Так что местные митрополиты очень неплохо разбирались в политике…

И еще: мать Ибрагим-паши – православная гречанка. Может быть, он охладил свой пыл еще и в память о ней.