Война | Нарушение границы кораблями ВМС Украины

Секретная патристика

diak_kuraev
, 14 марта 2019 в 22:06
Тертуллиан. Об идолоколонстве.

19. В настоящей главе будет рассмотрено то, что касается воинской службы, которая также связана с властью и достоинством. На этот счет спрашивают, может ли христианин поступать на военную службу и допустимо ли даже простого воина, которому не обязательно совершать жертвоприношения и произносить приговоры, принимать в христианскую веру? Однако не согласуется Божья присяга с человеческой, знак Христа — со знаком дьявола, воинство света — с войском тьмы. Нельзя, имея одну душу, обязываться двоим — Богу и цезарю. Если есть желание пошутить, то можно сказать, что и Моисей носил жезл, а Аарон — застежку, что Иоанн был препоясан, а Иисус Навин водил войско в бой, и вообще весь народ Божий сражался на войне. Вопрос состоит в том, как человек этот будет сражаться, то есть я хотел сказать, каким образом будет он нести службу во время мира, без меча, который отобрал у него Господь? Ибо хоть к Иоанну и приходили солдаты, и приняли они некую форму благочестия, а центурион так даже уверовал, но всю последующую воинскую службу Господь упразднил, разоружив Петра. Нам не разрешено никакое состояние, служба в котором будет направлена на непозволительное для нас дело.


Теперь смотрим

Творения Тертуллиана, христианского писателя в конце второго и в начале третьего века. 2-е изд.: СПБ: Издание Кораблева и Сирякова, 1849.
https://azbyka.ru/otechnik/Tertullian/ob_idolopokl/

Эта глава просто пропущена! Раннехристианский пацифизм не прошел имперскую цензуру. Не скрепно!

К счастью, полный перевод был сделан в Издательстве Прогресс в 1994 году "Тертуллиан. Избранные сочинения".


***
православные тут же спрятались в уютный домик: "Тертуллиан - еретик! православные так не считали! наш консенсус с нашими патрами о другом!"

Однако, в этом вопросе для своего времени Тертуллиан был вполне нормативен. Его антимилитаристская позиция в его век не только его. Это церковный майнстрим именно 3 века. В отличие от 2 и 4. И как авторитетный свидетель современной ему церковной традиции Тертуллиан активно цитируется в ортодоксальной литературе.

«Апостольское предание» св. Ипполита Римского утверждало: «Оглашаемый или христианин, желающие стать воинами, да будут отвержены, потому что они презрели Бога» (гл. 16).

Св. Киприан Карфагенский, наверно, считал, что говорит очевидную банальность: «Рука, принявшая Евхаристию, да не осквернится мечом и кровью» (Киприан Карф. О благе терпения, 14).

И это не оставалось просто отвлеченной доктриной Церкви.

В «Деяниях Марцелла» мученик, бросивший на землю свой пояс и меч перед строем легионеров, заявляет: «Не подобает христианину, сражающемуся за Христа, своего Господа, сражаться за войско этого мира» (Act. Marc. 4, 3).

Acta Maximiliani.
1. В консульство Туска и Аннулина, в четвертый день до мартовских ид, в Тевесте на форум был приведен Фабий Виктор вместе с Максимилианом, и было разрешено Помпеяну быть их адвокатом.
Помпеян сказал: «Фабий Виктор, сборщик военного налога, приведен вместе с Валерианом Квинтианом, препозитом Цезарии (praepositus Caesariensis), и годным рекрутом Максимилианом, сыном Виктора; поскольку он готов к призыву, я прошу, чтобы его измерили (incumetur)».
2. Проконсул Дион сказал: «Как тебя зовут?» Максимилиан ответил: «Зачем ты хочешь узнать мое имя? Мне не позволено служить, так как я христианин». 3. Проконсул Дион сказал: «Приготовьте его». Пока его готовили, Максимилиан ответил: «Я не могу служить; я не могу совершить грех. Я христианин». 4. Проконсул Дион сказал: «Измерьте его». Когда он был измерен, служитель сказал: «Пять футов, десять дюймов» (Приблизительно 1 м 72 см.).
5. Дион сказал чиновнику: «Приведите его к присяге». Максимилиан, по-прежнему упорствуя, ответил: «Я не сделаю этого. Я не могу служить». 2. Дион сказал: «Служи, иначе погибнешь». Максимилиан ответил: «Не буду служить. Отруби мне голову, я не служу миру сему, но служу своему Богу». 2. Проконсул Дион сказал: «Кто тебе это внушил?». Максимилиан ответил: «Моя душа и Тот, кто меня призвал». 3. Дион сказал его отцу Виктору: «Убеди (consiliare) своего сына». Виктор ответил: «Он сам знает, он сам решил, что ему полезно». 4. Дион Максимилиану: «Служи и прими знак (signaculum) воина». Тот ответил: «Не приму этого знака (signaculum). У меня уже есть знак (signum) Христа, Бога моего». 5. Дион сказал: «Сейчас отправлю тебя к твоему Христу». То т ответил: «Я даже хотел бы, чтобы ты сделал это. Это — слава для меня». 6. Дион сказал служителю: «Выдайте ему знак».
И тот, сопротивляясь, сказал: «Я не приму знак этого мира, и если поставишь печать, сломаю ее, так она ничего не стоит. Я христианин, мне не позволено носить кусок свинца на шее после того, как я получил спасительный знак Господа Иисуса Христа, Сына Бога живого, Которого ты не знаешь, Который пострадал за наше спасение, Которого Господь послал за наши грехи. Ему все мы, христиане, служим; за ним следуем как за князем жизни и источником спасения». 7. Дион сказал: «Служи и прими знак, иначе погибнешь мучительной смертью». Максимилиан ответил: «Не погибну. Мое имя уже перед Господом моим. Я не могу служить». 8. Дион сказал: «Вспомни о своей юности и служи. Ведь это подобает юноше». Максимилиан ответил: «Моя служба перед моим Богом. Я не могу служить этому миру. Уже сказал: я — христианин».
9. Дион проконсул сказал: «В личной гвардии (sacer comitatus) господ наших Диоклетиана и Максимиана, Констанция и Максима, есть солдаты-христиане, и они служат». Максимилиан ответил: «Они знают, что для них лучше. Я же христианин и не могу творить зло». 10. Дион сказал: «Какое же зло творят те, кто служит в армии?». Максимилиан ответил: «Ты же сам знаешь, что они делают». 11. Дион проконсул сказал: «Служи; если не согласишься на воинскую службу, мучительно погибнешь». Максимилиан ответил: «Я не погибну; и если ухожу из этого мира, то моя душа живет с Господом моим Христом». Дион сказал: «Сотрите его имя». И когда оно было стерто, Дион сказал: «Так как из-за неповиновения властям ты отвергнул военную службу, то получишь соответствующий приговор в качестве примера для прочих». И с таблички прочел приговор: «Поскольку Максимилиан из-за неповиновения властям отвергнул военную присягу (sacramentum militiae), он приговаривается к казни мечом». 12. Максимилиан ответил: «Благодарю Бога!». В этом мире он прожил двадцать один год, три месяца и восемнадцать дней. И когда его вели к месту казни, так сказал: «Возлюбленнейшие братья, спешите со всем мужеством, с жадной страстью достичь того, чтобы вам увидеть Господа и чтобы Он дал вам такой венец». 3. И с радостным лицом так сказал своему отцу: «Отдай этому палачу мою новую одеж ду, которую ты мне приготовил для военной службы. Итак, когда я приму тебя в число сотни, вместе с Господом будем радоваться». И после этого он претерпел мученическую смерть. 4. И женщина по имени Помпеяна его тело от судьи взяла, и сначала поместив в своих покоях (imposito in dormitorio suo), затем перевезла в Карфаген и у подножья холма у дворца (palatium), рядом с мучеником Киприаном, похоронила; и через тринадцать дней эта женщина умерла и была там похоронена. 5. А его отец Виктор вернулся к себе домой с большой славой, благодаря Бога, что такой дар послал Господу, сам же вскоре последовал за ним. Слава Богу. Аминь

Акты Максимилиана https://vk.com/doc53118638_447594146?hash=a7ade84487fc0e267c&dl=b20ddc6cf602dda69b


Акты недвусмысленно показывают, что он был казнён за отказ от военной службы, которую считал несовместимой с христианской заповедью любить своих врагов, а не убивать их.

Вообще это часть церковного возрастания: слабая церковь 2 века нуждается в апологетах, которые доказывают, что христианство не так уж и чуждо общепринятой языческой культуре (от Иустина до Оригена). В третьем веке церковь чувствует себя более уверенно и начинает себя позициировать более жестко (Ориген тоже эволюционирует в сторону большей жесткости).

В втором веке были христиане-пацифисты, но от него не осталось манифестов христаинского пацифизма.
Цельс во II веке обвиняет христиан: "Ибо если все будут поступать, как ты , то не будет препятствий к тому, чтобы он (император) остался один, всеми покинутый, а все на земле досталось беззаконейшим и самым диким варварам… Ты ведь, конечно, не скажешь, что если бы римляне, послушавшись тебя, пренебрегли установленными у них законами в отношении богов и людей и стали призывать твоего всевышнего или кого хочешь, то он сойдет с неба и будет сражаться за них, и никакой другой силы не потребуется".

Ориген, отвечая Цельсу полвека спустя, признает то, что христиане могут уклоняться от службы не только военной, но и гражданской. Тем не менее, он заявляет о несомненной лояльности христиан по отношению к империи; более того, они молитвами более помогают государству, чем те, кто сражается, и служат обществу служением своей Церкви (Против Цельса, VIII, 68-75).

Климент Александрийский (рубеж II-III вв.) очень благожелательно относится к языческой культуре и философии, и, соотвественно, не видит ничего страшного в пребывании христианина на военной службе: "Занимайся земледелием, если ты землепашец; но пока ты возделываешь свое поле, познавай Бога. Плыви по морям, занимающийся мореплаванием, но постоянно полагайся на небесного Кормчего. Можешь ли ты что-то узнать, если состоишь в войске? Слушайся Полководца, который указывает, что праведно" (Protr., 10, 100).

И молодой Тертуллиан в Апологетике по доброму использовал языческих авторов и спокойно относился к воинской службе. Через 14 лет все меняется.

Разрыв Тертуллиана с ортодоксией датируется 213 годом, Об идололатрии он пишет в 212-м.