Разоружение Голливуда, стоимость интернета и поляризация соцсетей

fritzmorgen
, 7 ноября 2019 в 17:00


1. Небольшой спойлер. В последнем фильме из серии про киборгов-убийц герой Шварценеггера женат, шьёт, готовит и меняет подгузники, тогда как ведущую роль в сюжете играют три женщины-воительницы. На первый взгляд, ничего нового: комические роли бывший губернатор Калифорнии исполнял много раз и с большим успехом. Виктор Мараховский, однако, увидел в новом «Терминаторе» очередное свидетельство перерождения — или даже вырождения — когда-то великого Голливуда:

https://ria.ru/20191104/1560536971.html

Фраза о том, что СССР был побежден «не НАТО, а Голливудом», конечно, перебор — но не бред. Разумеется, нашу предыдущую государственность разрушила в первую очередь не внешняя сила, а слаженная работа сил внутренних. Однако роль, которую сыграли в «капитуляции русских» американские киногерои, переоценить невозможно.

Кто был подростком в 1980-х — начале 90-х (а я, например, был), тот помнит: основных поведенческих моделей у мальчишек было три. Шварценеггер, Сталлоне и, в несколько меньшей степени, Брюс Ли, приехавший к нам хоть и из Гонконга, но тоже через Америку.  <...>

Эта сокрушительная культурная капитуляция, результаты которой ощущаются по сей день, была бы невозможна, если бы Голливуд действительно не был велик. А он, безусловно, был. Голливуд тридцатилетней давности был потрясающе эффективной машиной мечты. Грубо говоря, он рассказывал вечные истории всякий раз по-новому и использовал вечных героев, всякий раз надевая на них актуальный и привлекательный облик.

В современном голливудском кино — гендерно-нейтральном, феминистичном и политкорректном — всё стало иначе:

Новая сказка о будущем получается чертовски непривлекательной. Для девушек — потому что там их ждет только адская, кровавая мужская работа и никакой любви. Для парней — потому что им там места вообще нет, если они не умеют шить.

Говоря проще, воображая, что он отказывается от стереотипов, Голливуд убивает архетипы. По факту современная передовая Америка, заставляя свою киноиндустрию придушивать устаревшую вечность и конструировать «новые социальные роли», тем самым демонтирует то самое оружие, которым она в свое время покорила остальной мир. И нас в том числе.

2. В комментариях удивительно часто спрашивают: покажите, мол, а что такого в западных странах есть реально дорогого по сравнению с Россией, что снижает реальную покупательную способность западных зарплат? Ну, кроме жилья (здесь разница в ценах уж слишком очевидна)?

Вот хороший пример в ответ на этот вопрос – стоимость широкополосного интернета:

https://t.me/orda_mordora/2448

В России, по данным «Орды Мордора», она составляет 625 рублей в месяц, в Германии – 2 348, в Австралии – 3 377, в США – 4 339, в Норвегии – 4 731. Весьма высоки цены и в других частях света: в Индии – 1 807 рублей, в Японии – 2 378, в Китае 2 643, в Бразилии – 3 072, в ЮАР – 3 536, в Саудовской Аравии – 6 126 (ещё раз подчеркну – не в год, а в месяц!).

Высокие цены на жильё в других странах обычно оправдывают высоким качеством: зачастую вымышленным. С интернетом так уже не получается, качество российского интернета в среднем значительно выше, чем в других странах. То же самое относится и к нашей сотовой связи.

3. Телеграм-канал «Сингулярность», цитируя блогера Сергея Карелова, напоминает о важной, но скрытой угрозе, которую соцсети парадоксальным образом несут нашему социуму:

https://t.me/singularnost/377
https://medium.com/@sergey_57776/обезьянья-лапа-прорывных-технологий-fab1f864cea7

Разработчики алгоритмов социальных сетей имели благую цель объединять людей, находя им новых друзей, помогая им общаться и совместно обсуждать интересующие темы, вопросы и события.

На пути к этой замечательной цели, разработчики решили, что хорошо было бы повысить вовлечённость людей в процесс взаимодействия с сетевым контентом. Для этого алгоритмы выбора контента работали так, чтобы показывать нам материал или рекомендовать его, таким образом, чтобы максимизировать наши клики — нажатия на кнопку мыши (потому что это ровно то, что приносит доход платформам социальных сетей). В результате алгоритмы показывают нам контент, на который мы, скорее всего, кликнем.

В результате этого в соцсети возникают «пузыри фильтрации» и «эхо-камеры», где мы видим только то, что нам нравится, и не видим почти ничего за пределами своей зоны комфорта.

Хуже того. Это только нам кажется, что алгоритмы пытаются показать нам то, что нам нравится. Эти алгоритмы постепенно перемещают каждого из нас по шкале собственных предпочтений, к тому или другому полюсу, чтобы довести нас до одной из двух крайностей: на крайности политического спектра или экологического, или любого другого. Но на самый край.

В итоге, мы становимся максимально предсказуемыми кликерами ценою максимизации раскола между участниками соцсети.