Тупик для «ядерного поезда»: почему «Баргузин» так и останется страшилкой

gmorder
, 6 декабря 2017 в 19:52

«Ядерный поезд» — боевой железнодорожный ракетный комплекс — любимая страшилка в разговорах про стратегические вооружения, уступает, пожалуй, только легендарной «нейтронной бомбе». Недавно российским гражданам сообщили об отказе от запуска в серию новейшего БЖРК «Баргузин». Мы подумаем — а так ли он был нужен?

Чёрной-чёрной ночью чёрный-чёрный поезд мчится по заснеженному-заснеженному полю и несёт в себе ядерные-ядерные ракеты. Примерно так и представляется обывателям работа боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). Неотличимый от простых поездов, он скрытно курсирует по необъятным просторам нашей страны. Внутри же сидят суровые и насторожённые военные, пьют чай из стаканов с подстаканниками и думают о судьбах Родины, готовые в любой момент запустить ракеты с ядерной боеголовкой.

Недавно стало известно, что разработка БЖРК нового поколения«Баргузин» была прекращена на этапе проектирования. И это не так плохо, как может показаться сразу, и уж точно не подразумевает серьёзных прорех в ядерном щите нашей страны. Всё дело в том, что поезд с ядерными ракетами был идеальным оружием только с точки зрения запугивания обывателей. С практической же стороны к этому чуду техники было очень много вопросов. Начнём с начала: в предыдущем подходе к теме было сформировано 12 поездов, каждый из которых нёс три ракеты, итого 36. По сравнению с общим советским арсеналом это была капля в море.

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

Боевые железнодорожные ракетные комплексы РТ-23 «Молодец» несли боевое дежурство с 1987 года. В 2003–2007 годах они были утилизированы по договору СНВ-2, но две демилитаризованные пусковые установки сохранены в качестве музеев.

Вообще основная задача любого мобильного носителя — незаметно добраться на оптимальную точку пуска, отстреляться и постараться удрать живым на максимальной скорости. Ближе всех к противнику могут «подъехать» подводные лодки и самолеты-ракетоносцы, которые больше других подходят для всяких хитрых планов, с пусками из неожиданных мест и по нестандартной траектории.

Мобильные комплексы на колёсах справятся с этим хуже, зато могут двигаться, как тараканы, — легко менять направление и разбегаться после нанесения удара в разные стороны. Поезд же, как справедливо отмечал Андрей Макаревич, «проедет лишь там, где проложен путь».

Теперь посмотрим на карту железных дорог нашей страны. Эффективно прятать поезд от всевидящих глаз спутников можно только в европейской части России, где есть разветвлённая сеть железных дорог. Гнать его по нитке Транссиба весело, но глупо. Но и в европейской части БЖРК не будет чувствовать себя вольготно: за последние годы среднесуточная скорость движения транспортных составов значительно снизилась из-за необходимости часто останавливаться и пережидать пассажирские поезда и составляет — та-дамм! — девять километров в час! То есть даже если спутник-шпион будет снимать «Баргузин» раз в сутки, он не уедет дальше чем на 200 с небольшим километров от последней фотографии.

Теперь немного о пресловутой незаметности. В сети есть воспоминания «матёрых» железнодорожников, оказавшихся неспособными отличить советский БЖРК «Молодец» от обычного поезда. Честно говоря, в это не очень верится. Три локомотива, за ними три пассажирских вагона, четыре почтовых, а затем рефрижераторные вагоны не с четырьмя, а с восемью осями. Вы часто видите такие поезда? Вообще микс из пассажирских и рефрижераторных вагонов — это уже очень редкое явление на желеной дороге. Предполагалось, что новые «Баргузины» будут использовать обычные четырёхосевые вагоны, однако это не сильно исправит ситуацию, хотя, конечно, они не будут выделяться так радикально, как «Молодцы» с их системами перераспределения массы на соседние вагоны.

Поверьте, знать о том, что к ним приехал «ядерный поезд», будут все работники от диспетчерской до депо. А в эпоху мобильников, инстаграма и повсеместной геолокации это превратится в увлекательнейшую игру по поиску в сети хэштега #nucleartrainи #barguzin. Фото на фоне поезда с ракетами — это прекрасно. Что уж говорить про современные цифровые системы учёта вагонов, способные запалить такие поезда в моменты выхода на линию. В итоге мы имеем очень интересный, сложный технически и дорогой проект сомнительной полезности. Опять-таки, в качестве страшной сказки на ночь ядерный поезд идеален. Он останавливается в чистом поле, из вагона-электростанции поднимаются специальные выдвижные устройства. Они закорачивают контактную сеть, во все стороны летят искры и молнии, на протяжении ближайших километров останавливаются все электропоезда. Затем провода отводятся в стороны, ракеты поднимаются и выбрасываются из пусковой установки на небольшую высоту, включаются маршевые двигатели, и вот подарки уже летят в сторону мирно спящей Оклахомщины. Увидишь такое во сне — проснёшься в холодном поту.

С точки же зрения практической реализации всё очень дорого, сложно и ещё раз дорого. Бросковые испытания система прошла, а значит, в случае строгой необходимости может быть достаточно оперативно доведена до практической реализации. Пока же наш поезд будет«стоять на запасном пути», и ничего страшного. Тем же, кто хочет лить слёзы по «мы в советские времена уууу», я рекомендую посетить питерский музей железнодорожной техники возле Балтийского вокзала. БЖРК «Молодец» там есть — можно поностальгировать.