MAKE AMERICA

ibigdan
, 11 ноября 2016 в 14:02
Как же все это отвратительно! Вон, – валяются бумажки, сломан почтовый ящик, а соседская собака опять насрала на газоне. Вчера ночью подростки громко орали в соседнем дворе и курили траву, половина из них – черные, а вторая – мексиканцы. Сосед запарковал машину вторым рядом, что запрещено. Китаянка влезла без очереди в автобус, и заняла единственно пустующее место. Две мусульманки в своих халатах закрылись до ушей, и черт знает, что у них там под платьем – может быть, бомба? Зачем этой индийской женщине четверо детей, и почему я должен платить на их содержание налоги, а ведь они еще даже не граждане Соединенных штатов? Почему черные громко орут и носят штаны ниже трусов? Откуда столько бездомных на улице и отчего отовсюду тянет мочой?

А ведь все это можно очень просто прекратить! Построить вокруг моей страны забор, за сломанный ящик – отрубать руки, собак сдавать на живодерню, детей-наркоманов – посадить в тюрьму, а продавших им траву дилеров – на электрический стул. Запретить однополые браки, сама мысль о которых для меня глубоко оскорбительна, как только представлю, что они там делают под одеялом. Всех мусульман переписать и заставить раздеться до носков. Ввести квоту на детей и китайцев. Из страны выгнать всех юристов, банкиров и страховщиков – это совершенно бесполезные профессии, они ничего не умеют делать, и только водят меня за нос. Стартапы надо упразднить, они продают воздух. Бездомных вывезти за город и сжечь на мусороперерабатывающем заводе, все равно они уже не подлежат исправлению. А всех тех, кто выступает против этих правильных инициатив, надо заклеймить коммуняками, и посадить в концлагерь. Сложные вопросы можно решать очень просто, как их решал, например, Сталин.

Не было при нем такого чудовищного разнообразия, от которого голова идет кругом. Форма одежды была военная или полувоенная, цены не менялись десятилетиями, а колбасы если и не было, то – зато у всех. При нем жизнь была строго параллельна и перпендикулярна: все ходили по ранжиру, а неправильных расстреливали. Такая жизнь по моему нраву: когда порядок на улице, то и в душе порядок. Поэтому я должен проголосовать за Трампа, его идеи кажутся мне здравыми, а их реализация – проще некуда.

Однако, декларировать и фактически реализовать – это две большие разницы. Самые яркие примеры такой декламации заставляют, по меньшей мере, задуматься. Пол Пот обещал рай на земле, но разрушил города, отменил деньги, проломил мотыгами миллион черепов и ввергнул свою страну в средневековье. Сталин гарантировал советскому обществу светлое будущее, но превратил СССР в концлагерь, сгноил множество людей на каторге, и сформировал поколение сексотов и стукачей. Гитлер обещал народу счастливый Рейх, но закончилось все расовым геноцидом, кровавой баней, гибелью миллионов немцев, изнасилованиями их жен и дочерей, бомбежкой городов, оккупацией и контрибуцией. Японский император обещал Японии красочный восход солнца, но завершилось двумя – над Хиросимой и Нагасаки. Что объединило все эти примеры? Попытка решить сложные вопросы простыми методами.

Парадокс государственного управления заключается в том, что самые лучшие преобразования осуществляются не спеша и исподволь и незаметно для населения, чтобы не наломать дров и не навредить: в этом заключается принцип реформизма. А чем громче и явственнее говорит правитель о счастье своего народа, чем больше в его речах мифологических паттернов и мемов, оперирующих к донаучному сознанию, чем более радикальные идеи он предлагает, тем подальше от него надо держаться. Потому что радикализм не терпит инакомыслия, и не учитывает огромное количество факторов, которые никогда не позволят реализовать популистские обещания, ибо мир необычайно сложен и многообразен, а решение его проблем – непростая задача.

Игорь Поночевный

Текст рекомендуется к прочтению поклонникам украинских левых, правых и популистов, предлагающих простые решения и "сильную руку".