Медицина

О последствиях

ibigdan
, 28 марта 2017 в 13:32
И еще один маленький момент по Назарову.

Думаю, каждый, кто служил в ВСУ с 2014 года и позднее, по мобилизации или добровольно, знает некоторые особенности психологии большинства кадровых офицеров. Очень плохие особенности. Очень негативно сказывающиеся на боеспособности.

Первая - это страх перед вышестоящим начальством. Реально. Там, где диалога с командиром о сколь-либо значимых вопросах можно избежать, офицер его избежит.

Вторая - это страх подставиться. Офицеры прикрывают задницу сотней бумажек, тратя на это уйму времени, строя многоэтажные потемкинские деревни и совершая множество практически бессмысленных ритуалов - лишь бы не было фактической возможности к ним придолбаться. По возможности избегают принятия решений вообще: работает без него, пусть и плохо - ну и пусть дальше работает. "Инициатива кое-что делает с инициатором", как у нас говорят.

Я более чем уверен, что излечение этих фобий увеличило бы боеспособность украинской армии так, что это было бы хорошо заметно.

С 2014-го жизнь эти болезни потихоньку лечила. Кто-то исцелялся, учился принимать решения и жить с этим, а кто-то продолжал сидеть в углу и спихивать ответственность.

Сейчас решение по Назарову - это вопль на всю страну. "Эй, вторые, вы были правы и умнички! Эй, первые, итить вы лохи!"

Это страшно. Правда страшно.

Думаю, именно этим объясняется то, что такая доля служивших сейчас схватилась за голову. Генералов в войсках вообще не любят, на самом деле. Военные к ним скорее негативно предвзяты.

Но просто те, кто видел кухню изнутри, слишком хорошо представляют, во что это может вылиться в структуре, где страх перед ответственностью есть одной из главных проблем.

Виктор Трегубов

У очень многих армейцев что-то сломалось внутри.

Поговорил с одним, поговорил с другим. Кавалеры, рыцари, орденоносные, известные, легендарные...
И все задают вопрос - так теперь нам тоже готовиться? Мы тоже отдавали приказы, зная про опасность. Мы тоже отправляли "на верную смерть".

Это вообще, как бы дико это не звучало, распространенное на войне - отправлять на верную смерть. Это дико звучит. Так же дико, как и сама война.

Гражданский судья, вот без разницы о самой личности, сможет понять и определить?

Кто следующий? Гром? 72? Днепр? Самара? Майк? Чайка?

Юрий Бирюков