Народ не готов

ibigdan
, 14 апреля 2017 в 09:05


Эту фразу слышит с завидной регулярностью любой человек, который пытается намекнуть, что пора бы украинцам дать те или иные права, которые есть у других нормальных людей. Например, право на вооружённую самооборону. Или право полноценно владеть землёй, в том числе и продавать её. Или право ехать в Европу без визы.

Если мы начнём разбирать, что же именно наш друг имел в виду, выяснится странное. Он имел в виду то, что не доверяет нашему обществу, нашим людям, и в конечном итоге самому себе тоже не очень, если уж признаться. Поэтому он считает, что нашим людям будет лучше без тех или иных прав. Во избежание злоупотребления. При смягчении оружейного законодательства они перестреляют друг друга, при праве продать землю – сразу отдадут её олигархам за бутылку, а в Европу всё равно не поедут, а если поедут, то сразу обоссут писающего мальчика.

Мне чрезвычайно удивительно это выслушивать, потому что я всегда считал, что главный мизантроп здесь я. В смысле, я же тоже считаю, что наше общество в своём развитии подзадержалось на довольно печальном уровне. И даже не сторонник всеобщего избирательного права (я за экзаменационный ценз, но это отдельная история). Но при всём этом в моей голове просто не уложится объявление себя и окружающих социальными инвалидами, для которых дискриминация, аки для слабоумных, есть форма защиты. И у которых нужно отбирать базовые права, чтобы они о них не поранились.

И вот я, радикальный центрист, мизантроп и просто нехороший человек, объясняю молодым светочам украинской демократии, что, например, базовые имущественные права (особенно гарантированные Конституцией, как то право на землю) нельзя забирать лишь потому, что люди не очень хорошо этим имуществом пользуются. А мне говорят, что я светлый идеалист и жизни не знаю. И что наш народ и права разобьёт, и руки порежет, поэтому чем меньше он может распоряжаться собственным имуществом – тем лучше для него же.

Следует отметить, что это убеждение совершенно иррациональное. Потому что не поддаётся опровержению фактами.

– Окей, – говоришь, – вот Молдова.



Такая красивая, но небогатая страна к юго-западу от нас. Там мало денег, много «ваты», перманентный политический кризис, регулярно голосуют за коммунистов, устраивают Майданы и имеют свою «Новороссию» в виде Приднестровья. Короче, совсем, как мы, только бухают больше (кто не верит, погуглите статистику употребления алкоголя по версии МОЗ – Молдова редко первую тройку призовых мест покидает). Но у них всё это есть. Короткоствол у них разрешён, продажа земли разрешена, в Европу без виз ездят. Скажите, пожалуйста, вы и вправду считаете, что между нашим и молдавским обществом – непреодолимая видовая разница в их пользу?

Знаете, некоторые отвечают «да».

У некоторых удаётся докопаться до психологической подоплеки.

«Я не хочу, чтобы был разрешён короткоствол, потому что ко мне в дверь ломился пьяный сосед. А если бы он был ещё и вооружен…»

Все пояснения, что пьяный сосед мог ломиться и с разрешённым длинностволом, равно как и намёки, что собственное оружие как раз в таких вариантах хоть как-то уравнивает шансы компактной девушки и пьяного амбала, отвергались – человек психологически не готов был представить оружие в своих, а не в чужих руках.

«Я не хочу, чтобы был разрешён рынок земли, потому что в 90-е предприятия скупались за бесценок, и я тоже пострадал».

Все пояснения о том, что большинство предприятий, разминувшихся с приватизацией, постигла ещё более печальная участь, отвергались. Зато на них хоть олигархи не заработали.

«Я не хочу, чтобы было разрешено продавать землю, потому что тогда незащищённых крестьян начнут грабить дельцы, заставляя продавать под угрозами расправы».

Все предложения запретить продажи квартир, чтобы обезопасить от таких же угроз пенсионерок, наталкивались на сомнительные аргументы – мол, квартира не средство производства (де-факто – ещё какое, и одна из самых надёжных инвестиций в Украине).

Нет, понятно – у людей травматический опыт. Но даже от жертвы изнасилования сложно принять требование превентивно кастрировать всю страну.

Социальные психологи говорят, что одна из проблем нашего общества – недоверие. Что в стране, где настолько не доверяют друг другу и себе самим, вообще сложно что-то построить, потому что люди, всё время ожидающие кидка и ориентированные на модель выживания, действуют нецелесообразно с точки зрения модели развития. С чисто этической точки зрения хочется большего уважения к себе и другим.

– Я – дебил, – утверждает человек.
– Ты не дебил, – говоришь ему.
– Нет, я настаиваю.

И уже не поспоришь. Дебил, да. Просто обидно, что дебил – он, а ограничить права требует у всех.

Но это лирика и этические оценки. Есть же и практическая логическая ошибка смертоносного характера.

Эти люди всерьёз уверены, что лучше в бассейн воды не наливать, пока мы плавать не научимся.

«Пока у нас не появится общей культуры общения и культуры обращения с оружием, нельзя разрешать людям его ношение…»

Уважаемые, посмотрите, как формировалась культура оружия в других странах – тех, где оно разрешено (например, США). Правильно. Через поколения практики.  И заодно как формировалась культура вежливости в странах, которые ею славятся – например, в Японии. Если кто не в курсе, от эпохи сражающихся провинций и до революции Мэйдзи (примерно триста лет) самурай имел законное право убить на месте любого простолюдина, который, по оценке самого самурая, так или иначе демонстрировал непочтительность.

«Пока у нас не возникнет правовое государство, нельзя продавать землю…»

А как может возникнуть правовое государство там, где отрицаются базовые права собственности? Как может возникнуть цивилизованное правосознание у человека, которому государство запрещает пользоваться своим же имуществом, несмотря на то, что в Конституции записано ровно обратное? Откуда оно вырастет?

«Вот когда мы станем приличными людьми, можно будет и в Европу ездить…»

А где мы возьмём модели цивилизованного поведения? В шахтах или на обочине трассы Пирятин–Углегорск?



Это – ключевая проблема всех моделей выживания. Они отвергают всё новое как опасное, включая то новое, что необходимо для поддержания своевременного развития общества. Они иррационально сообщают, что нужно сначала достигнуть цели, прежде чем браться за её достижение. Их адепты предлагают законсервировать нас в модели постсоветского бесправного общества, потому что на пути эволюции мы столкнёмся с трудностями и опасностями. Они обманывают сами себя и нас, когда уверяют, что мы сначала изменимся к лучшему, а только потом сможем сделать шаг вперёд.

Но если бы человек прятался от всех вызовов, то в конечном итоге эволюционировал бы в аналог голого землекопа. Не вопрос, голый землекоп – интересная зверушка. Очень выносливая, прекрасно выживает в самых стрёмных условиях, терпит яды, переносит кислородное голодание и не болеет раком.



Но она подслеповатая, всю жизнь проводит в собственной норе и похожа на член с зубами. Как и постсоветский человек.

Нам лучше развиваться в другую сторону.

Виктор Трегубов