Наука

Почему Маркс был неправ

ibigdan
, 11 мая 2018 в 17:06
200 лет со дня рождения Карла Маркса — отличный повод порассуждать, почему марксистам не удалось.



Маркс, безусловно, был великим философом — но сколь сильным в анализе прошлого, столь чудовищно ошибавшимся в прогнозировании будущего. Увы, это был именно тот случай, когда по заветам великого философа лучше даже ничего не пытаться строить. Почему марксистам не удалось — в своей колонке для Project Syndicate пишет экс-премьер Швеции Карл Бильдт.

Двухсотлетие со дня рождения Карла Маркса вызвало всплеск интереса к творчеству этого человека, завершившийся торжественным открытием памятника Марксу в Германии, в его родном городе Трир.

На праздновании этой годовщины марксизма в Пекине на прошлой неделе председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что «подобно впечатляющему восходу солнца, его теория осветила путь исследования человечеством закона истории и указала человечеству пути для освобождения». Он также заявил, что Маркс «разработанной им научной теорией показал, в каком направлении нужно двигаться, чтобы создать идеальное общество без угнетения и эксплуатации, где каждый человек будет наслаждаться равенством и свободой».

Учитывая, что это было сказано Си в марксистском Китае, у присутствующих не было другого выбора, кроме как согласиться с этими словами. Однако, выступая в тот же день в Трире, президент Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер предложил свою, более широкую оценку: «Сегодня ему приписывают то, за что он не несёт ответственности и чего он не создавал, потому что многие из вещей, которые он написал, были переформулированы таким образом, что приобрели противоположный смысл».

Не совсем понятно, что же Юнкер хотел этим сказать. Марксизм, в конце концов, причинил невыразимые страдания десяткам миллионов людей, которые были вынуждены жить при режимах, размахивающих его знаменем. На протяжении большей части ХХ века 40% человечества страдало от голода, гулагов, цензуры и других форм репрессий со стороны самопровозглашённых марксистов.

В своей речи Юнкер, вероятно, намекал на стандартный контраргумент: коммунистические бесчинства в ХХ веке были порождены искажением мысли Маркса, за которое сам он едва ли может нести ответственность.

Насколько состоятельно это заверение? Большую часть своей жизни Маркс анализировал политическую экономику индустриализирующегося Запада середины ХІХ века. Но непреходящая актуальность его работ в большей степени обусловлена его идеями о будущих этапах развития и их последствиях для общества в целом. При рассмотрении его наследия эту область его трудов нельзя игнорировать.

Маркс видел в частной собственности источник всего зла в зарождающихся капиталистических обществах своего времени. И, соответственно, считал, что только упразднив частную собственность, можно устранить разделение общества на классы и обеспечить гармоничное будущее. Его единомышленник Фридрих Энгельс позже утверждал, что при коммунизме само государство станет ненужным и «исчезнет». Эти высказывания имели форму не предположений, а, скорее, научных выводов о том, какое будущее ожидает человечество.

Но всё это, конечно, было полным вздором, и теория Маркса — диалектический материализм — с тех пор была опровергнута и признана неправильной и опасной практически во всех смыслах. Великий философ ХХ века Карл Поппер, один из сильнейших критиков Маркса, справедливо назвал его «лжепророком». И если вам нужны дополнительные доказательства, страны, принявшие путь капитализма в ХХ веке, стали демократическими, открытыми и процветающими обществами.

Напротив, любой режим, отвергший капитализм ради марксизма, потерпел неудачу — и это не случайность и не результат какого-то досадного доктринального непонимания последователями Маркса его теории. Упраздняя частную собственность и устанавливая государственный контроль над экономикой, человек не только удаляет из общества предпринимательство, которое необходимо для его продвижения вперед, но и уничтожает сам принцип свободы.

Поскольку марксизм рассматривает все противоречия в обществе как продукты классовой борьбы, то при исчезновении частной собственности и классовой борьбы исчезнут и все противоречия, а проявления несогласия после установления коммунизма невозможны. По определению, любое сопротивление новому порядку является незаконным пережитком насилия, которое существовало до этого.

Таким образом, марксистские режимы фактически были логическим продолжением доктрин Маркса. Конечно, Юнкер прав, что Маркс, который умер за 34 года до русской революции, не был ответственен за ГУЛАГ, и всё же его идеи там явно присутствовали.

В своем эпохальном трёхтомном исследовании «Основные течения марксизма» польский философ Лешек Колаковский, ставший ведущим критиком марксизма, хотя он и верил в него в юности, отмечает, что Маркс почти не проявлял интереса к людям и их действительному существованию. «Марксизм практически не учитывает тот факт, что люди рождаются и умирают, что они мужчины и женщины, молодые или старые, здоровые или больные», — пишет Колаковский. Таким образом, «зло и страдания в его глазах не имели никакого значения, кроме как инструменты для освобождения; они были чисто социальными фактами, а не существенной частью человеческого состояния».

Наблюдение Колаковского помогает объяснить, почему режимы, принявшие механическую и детерминистскую доктрину Маркса, неизбежно должны перейти к тоталитаризму, сталкиваясь со сложными реалиями общества. Они не всегда преуспевали, но всегда влекли за собой трагические последствия.

Со своей стороны, Си рассматривает экономическое развитие Китая за последние несколько десятилетий как «железное доказательство» правильности марксизма. Но в действительности это совсем другой путь. Необходимо помнить, что именно Китай чистого коммунизма породил голод и террор «большого скачка» и «культурной революции». Решение Мао отнять у крестьян их земли и забрать у предпринимателей их фирмы предсказуемо породило плачевные результаты, и компартия Китая впоследствии отказалась от такого доктринерского подхода.

При преемнике Мао, Дэн Сяопине, Коммунистическая партия Китая объявила о великой экономической «открытости» Китая. После 1978 года в стране начало восстанавливаться право частной собственности и было разрешено предпринимательство, что имело весьма впечатляющие результаты.

Если сегодняшнее развитие Китая чем-либо и сдерживается, то это остатками марксизма, которые всё ещё видны в неэффективных государственных предприятиях и подавлении инакомыслия. Централизованная однопартийная система Китая просто несовместима с современным разноплановым обществом.

Через двести лет после рождения Маркса, безусловно, разумно задуматься о его интеллектуальном наследии. Однако мы должны делать это не для того, чтобы праздновать, а для того, чтобы сделать прививки нашим открытым обществам против искушения вовлечения в тоталитаризм вследствие его ложных теорий.

Источник