"Щ" - действительно лишняя буква....

ivanov_petrov
, 13 января 2018 в 09:56

"Щ" - действительно лишняя буква.
[ссылка]


Неожиданным показалось в комментариях то, насколько чётко это связано, оказывается, с дележом территории на свою, общую и чужую.
[ссылка]


Ночной дождь в Сингапуре. Город невероятен, как если б из любого мегаполиса Юго-Восточной Азии хирургически удалили бедность, а взамен волей местного Августа дали стиль, концентрацию, вылизанные, связные проекты. Да, колониальность, небоскребы, торговый центр и Диснейленд всего Индокитая. Но ведь на то и Проливы. Бангкок, Манила не могут сравниться. Предполагаю, что и Шанхай тоже.
[ссылка]


- На месте того, что мы называем наукой сейчас новое, что рождает технологии. Это не та наука и не наука в том смысле, что была в прошлом. Это самостоятельное, отдельное, новое явление, которое нуждается в осмыслении и рассмотрении.
Люди, вовлеченные в это явление сейчас делают совсем не то, что Бруно, когда действовал и создавал "О тенях идей" или Лейбниц, готовя "Монадологию". Их интерес не простирается так глубоко в природу вещей. Верно сказать, что этот интерес находиться вообще перпендикулярно той искренней глубине естествоиспытателей и ученых прошлого - настоящих ученых и творцов науки. Сегодня у большинства людей нет импульса идти к этой глубине, а если он появляется, то становится очень трудно, все вокруг против.
Даже тот честный и последовательный подход ученых XX века, искавших глубину в доступных им пределах восприятия мира - прошлое. Павлов, Ландау, Капица искали именно ответы на вопросы, а современный ученый редко имеет возможность (при наличии желания) делать тоже самое. Еще реже это оказывает действительное влияние на события - дргуими словами, хоть кому то становится интересным и нужным. На настоящую науку в социуме нет запроса, но и предложений этой науки социуму встретить много тоже нельзя, а то, что еще действует - затухает.
Спрос есть на технологии - они меняют мир, а то, чем они являются на самом деле творит будущее, владеет сознанием и, в некотрой степени, чувствами людей, определяет стремления и поступки.
Разработчики компьютерных технологий не ищут объяснений что такое электрический заряд и почему он так себя ведет. Они стремятся имеющимися возможностями заставить его работать так, чтобы информация между элементами системы передавалась как можно быстрее - это не наука.
- Да, я понимаю - обычно говорится, что с XVI в. изменялась наука, но, конечно, можно сказать и так, что наукой следует называть то, что возниклоо в начале Нового времени, и закончилось в XIX-начале ХХ в. Обычно тут говорится, что тогда наука была индивидуальным занятием и отдельные исследователи искали истину, а в ХХ в. наука стала массовым производством знаний для экономических нужд, а понятие истины ушло из ее словаря как философское, расплывчатое и неопределенное.
Так сказать можно. Но тогда очень важно понять, что же сейчас существует - не подверженное упадку, не нуждающееся в истине. Очень интересно это понять.
[ссылка]


"Дельфин Келли приобрела особую репутацию. Все дельфины института натренированы удерживать мусор, который падает в их бассейн, и ждать тренера, выменивающего мусор на рыбу. Таким способом они помогают держать бассейн в чистоте.
Келли была на шаг впереди. Когда люди роняли бумагу в воду, она прятала ее под камнем на дне бассейна. При следующем посещении тренера, она отрывала кусочек и отдавала. Получив вознаграждение, она возвращалась за следующим кусочком и следующей рыбой.
Ее смекалка этим не исчерпывалась. Однажды, когда в бассейн упала чайка, Келли ее взяла, дождалась тренеров и отдала ее им. Это была большая птица и поэтому тренеры вознаградили ее большим количеством рыбы. Видимо, это подало Келли новую идею. В следующую кормежку вместо того, чтобы съесть последнюю рыбу, она утащила ее под камень, где раньше прятала бумагу. Когда тренеров не было, она вытащила рыбу на поверхность для приманивания чаек. Поймав так чайку, она получала еще больше рыбы. Овладев этой прибыльной тактикой, она научила своего дельфиненка, который научил других дельфинят и так ловля чаек стала модным развлечением среди дельфинов."
[ссылка] [ссылка]


Утилитарная ценность языка и национального самосознания очевидна для людей, которые потратили время и силы на разборки с теорией политики. И то и то может быть использовано для создания конкурентного преимущества по отношению к окружающим народам. Что до казахского или там азербайджанского народов, то нужно понимать, что в культурном смысле они даже не банкроты. Они никакой самостоятельной субъектностью не обладали никогда до того момента, как их искусственно создали в качестве "социалистических наций" советские социальные экспериментаторы.
И сейчас у них на повестке дня стоит не вопрос самостоятельного культурного развития, а вопрос максимально комфортного оформления культурного дефолта, т.е. неспособности самостоятельно воспроизводить культуру современного уровня.
Т.е. для них вопрос о том, к кому примкнуть в культурном плане вполне актуален и смена алфавита - не более чем часть соответствующих манёвров.
Сам дефолт для них абсолютно неизбежен, т.к. никто больше их самобытную культуру дотировать не собирается, и вопрос стоит только о том, слиться под русских, турок (азербайджанский путь) или попытаться напрямую и сразу под англосаксов (казахский путь).
Русские пока ещё находятся двумя уровнями выше, для них казахский или там азербайджанский опыт слабо применимы.
Шансы остаться в первой лиге надолго у русских всё ещё есть. И смена алфавита в их ситуации - это техника шоковой терапии, попытка повторить в культуре то, что в 1990ые было проделано в экономике. Идея заведомо провальная и крайне невыгодная даже чисто экономически, не говоря об остальном.
P.S.
Пора бы уже как-то прийти к мысли о том, что собственная относительно малая эффективность в управлении активами - это не повод раздаривать сии активы посторонним лицам за просто так.
[ссылка]

Я просто не понимаю, как вообще, прагматично мысля, можно отказываться от позиции №2 в общеконкурентной борьбе при том, что разрыв с №1 хотя и велик, но сокращается.
[ссылка]


Я бы, всё же, в качестве основополагающего положил в "гипотезу" строго вот это:
>"И главное, непонятно, ЗАЧЕМ"<
То есть, они действительно - "равнодушны", не врут. Но если тебе, как кто-то по другому поводу написал, "навязывают услугу", которой тебе не надо - то это повод для злобы. Потому что ЖЖ - это услуга, школа - услуга, академическая наука - услуга. И ничего с этим уже не попишешь.
...Тексту оставлена утилитарная, унифицированная и лёгкая цель: "чтобы глаза не цеплялись", чтобы скользнуло, как по маслу - вввжих и нету.
Отсюда действительно - логичная дорожка к "давайте все перейдём на английский" (причём не на английский литературный, а на...).
Все эти русские и прочие итальянцы - ну, выпендриваются же, держатся за свои не всеми легко усвояемые языки - "и главное, непонятно, ЗАЧЕМ"?
То, что у языка могут быть другие функции: художественные, культурно-исторические, эстетические, функция адекватного самовыражения ("выпендриться", ага...), функция медленного (а не ускоренного) прочтения, создания образа, игры воображения... - всё это ушло вместе с рукописным каллиграфическим почерком, причудливой одеждай и альбомами барышень позапрошлого века. Нет, может, они ещё даже и читают Толкиена (великого выдумщика и знатока языков), но приходят в ЖЖ и...
[ссылка]


Как показывают комментарии, политический аспект очевиден. У некоторых и СССР - страна Пушкина. Хотя дело не только в политике и, в частности, отношении к церкви. У неё, кстати, есть возможность ввести курс дореформенного языка в воскресных школах, ни о чём не спрашивая прогрессивную советскую общественность. На 2017-й год церковью аттестовано более 6500 воскресных школ, получается вполне внушительное число школяров, с нормальными с точки зрения государства аттестатами.
Но всё же, лейтмотив активных противников старой орфографии универсальнее и проще, люди воспринимают как агрессию разговор, который им хотя бы отчасти сложнее понять (иногда даже не сложнее, а медленнее понимать). Подобную агрессию можно словить и за латинские слова (Максиму Соколову регулярно прилетает) и за английскую речь и за умные редкие словечки или термины. После прочтения пары дискуссий, мне вспомнилась лекция Седаковой "Посредственность как социальная опасность", мне кажется, что там подробно рассмотрены причины агрессивного неприятия непонятного языка современным человеком (особенно, российским).
[ссылка]


- Под 600 комментов… Автор поста провёл интереснейший социологический эксперимент. Результаты подтверждают «общую гипотезу» автора: речь идёт о достаточно глубоких мотивах, которые противники старой орфографии не до конца сами осознают. Включая вашего покорного слугу. Ну не должно бы мелкое сектантское движение вызывать такой бурной реакции. Вне зависимости от справедливости наружных претензий к указанным сектантам. В то же время «церковная» гипотеза автора, по моему мнению, критики не выдерживает.
Одним из важных сюжетов российской истории являются взаимоотношения триады государство-интеллигенция-общество. Дела интеллигенции в данный конкретный момент довольно печальны: отдельные выжившие отряды ведут тяжелейшие бои с превосходящими силами общества и государства. Прозападная интеллигенция – пример такого отряда. Мне кажется, тут мы наблюдаем аналогичный бой, только сильно меньше масштабом.
Что же вызывает такую, откровенно говоря, злобу «общества» на «интеллигенцию» в этом конкретно сражении? Высокомерие-снобизм-претензии? Есть такой аспект, приятная для обеих сторон трактовка. Но увы, полагаю, дело глубже. Трудно смываемое пятно на репутации российской интеллигенции – её пылкие романы с революционными идеями. Сторонники старой орфографии, мне кажется, на нутряном уровне именно что ощущаются противниками «из народа», как ещё один подвид революционеров. Покушаются на язык – очень важную для всех вещь. На вид безобидные чудаки. Но если до руля дорвутся – есть подозрение, что мало не покажется, общество Мединского со слезами умиления будет вспоминать.
Такая интерпретация может вызвать возмущение в рядах безобидных сектантов. Мы, мол, не революционеры, а консерваторы, «не падайте духом, поручик Голицын». Мне однако кажется, что играть через 100 лет в поручика Голицына, пытаясь 100 лет развития языка вычеркнуть как дурной сон – деятельность вполне революционная.
- С учётом того, что старая орфография во-первых открывает доступ к дополнительным корпусам текстов, во-вторых, позволяет думать и выражать более богатые чувства и мысли, дело обстоит ровно наоборот. За новоязом стоит советские государство, общество и то, что в СССР называлось интеллигенцией, настоящая же интеллигенция, как минимум не против старой орфографии.
[ссылка]


Насчет использования дореволюционной дореформенной орфографии ради выпендрежа: один очень близкий мне человек как-то, узнав, что я снова иду в Консерваторию на концерт симфонической музыки, сказал мне: "Ну признайся, что ты ходишь туда, чтоб выпендриться. Чтоб потом сказать, что ты была на концерте." Он искренне не понимал, как слушание классической музыки может доставлять удовольствие.
Мне кажется, большинство комментаторов искренне считает, что использование дореформенной орфографии-- выпендреж, а не внутренняя потребность людей использовать более исторически верные нормы. Я имею в виду историю языка.
[ссылка]


В отличие от Запада, на Востоке парадокс корабля Тезея в принципе не возникает
[ссылка]


Недавно в соцсетях развернулся холивар по поводу старой орфографии (до меня, как обычно, весть дошла с опозданием, и я прибыл к месту сражения, когда оно уже состоялось: вокруг только дымящиеся развалины, груды тел и вопли покалеченных).
Версия Иванова-Петрова насчет отождествления дореволюционной орфографии с клерикализмом не кажется мне убедительной. Хотя у меня все-таки особенная оптика: почти все тексты, напечатанные старой орфографией, которые я читаю – это тексты юридические, насквозь светские, клерикализмом там и не пахнет. Поэтому у меня она ассоциируется, напротив, с европеизмом и торжеством разума, и когда я погружаюсь в текст, напечатанный старой орфографией, у меня на душе спокойно: я знаю, что тут мне не встретится никакой советчины и вообще чего-нибудь, после чего захотелось бы сплюнуть и прополоскать горло. Однако у большинства могут быть другие ассоциации: скорее всего, для них эта орфография ассоциируется вообще с «традиционностью», «устоями» и, быть может, дисциплиной, а эти вещи неприятны тем, кто хоть в какой-то степени придерживается левых взглядов. Но это лишь мое впечатление, которое доказать нельзя.
...Что до меня лично, то если удастся закончить большой нарратив, посвященный тогдашнему праву, то в принципе я был бы рад издать его в старой орфографии, как вполне конгениальной предмету. Другое дело, что такой перевод потребует издержек и в придачу может отрицательно повлиять на читательское внимание: непривычных еще много, и такой вариант мог бы их отпугнуть. Так что надобно еще крепко подумать…
[ссылка]


вот вам и то самое расползание атомного оружия, которого всеми силами пытались избежать. И кризис ООН, которое не понимает, что делать в такой ситуации, да и что тут сделаешь. Вообще, система мировой безопасности и возможностей договариваться валится всё сильнее и сильнее, и это тоже как-то не радует. Я-то вырос в те времена, когда казалось, что человечество вот-вот объединится в большую дружную семью под мудрым управлением ООН, ну а по жизни оказалось всё с точностью до наоборот.
[ссылка]

Ещё в последнее время часто думаю вот о чём. Понятно, что впереди у нас какое-то количество лет (по идее шесть, но, может быть, и больше) экономического застоя, политической невнятицы, медленного разложения государственных и общественных институтов, бескомпромиссной и бессмысленной грызни в верхах, нарастающее безразличие в низах, вялое презрение по отношению и к правящему сословию и вообще к стране в образованной среде… но вот дальше-то что? Такая ситуация может длиться очень долго
...И я пытаюсь себе представить, а как оно будет – после шести лет застоя, или десяти, или двадцати. Сколько всего хорошего за это время окончательно сгниет, сколько всего не столь хорошего появится, сколько людей уедет, сколько сопьётся от безнадёжности... Просто есть у нас уже опыт одного такого длительного всеобщего застоя, закончилось там всё неприятно, «катастройкой»
[ссылка]


Маркетинг. Если раньше, примерно как раз до конца космической экспансии (наступившего в 1972 году) производство ориентировалось на потребности, то потом потребности людей научились формировать исходя из того, что им может предложить производство.
Люди перестали быть разными. Теперь тех, кто раньше уходил осваивать новые земли, не ужившись с соседями, лечат. Психотерапией, транквилизаторами и так далее.
Вся эта нынешняя борьба за "права меньшинств" это вроде фантомной боли в отрезанной ноге. Мы ампутировали себе НАСТОЯЩЕЕ разнообразие - разницу между первопроходцами и домоседами, и пытаемся изобрести суррогат.
[ссылка]


Помимо Земли, в Солнечной системе есть лишь одна планета, на поверхности которой можно увидеть зимние пейзажи. Речь о Марсе. Зимой температура на поверхности красной планете может опускаться до – 150 °C. Это приводит к вымерзанию из марсианской атмосферы углекислого газа. Он оседает на поверхность в виде инея из сухого льда.

Покрытые инеем песчаные дюны в районе северного полюса Марса. Темные пятна отмечают участки сублимации углекислоты.

Характерные впадины на южном полюсе Марса. Размер самой маленькой из них в центре кадра сопоставим со стадионом. Снимок был сделан летом — в то время как на стенах впадин уже нет сухого льда, дно по-прежнему покрыто им.

Необычные дюны в регионе Aonia Terra в южном полушарии Марса. Снимок был сделан поздней осенью. На обращенных к югу склонах дюн уже начал образовываться иней.

С приходом весны, покрывающая марсианские дюны углекислота начинает сублимировать. Когда сухой лед трескается, высвободившийся песок иногда скользит вниз, оставляя характерные темные следы.
[ссылка]


В традиционной грамматике принято выделять в предложении подлежащее и сказуемое.Это разделение идёт от классической логики, в которой выделяется логический субъект и логический предикат.Всё остальное в предложении считаеся менее важным.
Это так потому, что логический субъект соответствует субстанции, а логический предикат соответствует акциденции.
А что из них важнее? Разумеется, субстанция.
Поэтому в школьном синтаксическом разборе вначале выделяют подлежащее.
И должен был прийти Люсьен Теньер, чтобы показать,что вершиной в предложении является предикат. И должен был прийти Рицци, чтобы показать,что в предложении субъекта может и не быть, если он выражен другими средствами.
И нужно было начать исследовать полисинтетические языки,чтобы увидеть,что согласование глагола с субъектом, прямым и косвенным объектом вообще может принципиально не отличаться.
[ссылка]


Космос фантастов 1950х-1960х (и более ранних) оказался уж очень не такой, как на самом деле. Сравните хоть Венеру из «Страны багровых туч», где всегда есть место подвигу, с нынешней картиной: там еще хуже, настолько, что невозможно представить себе, кто мог бы и хотел бы совершать подвиги в этом аду. Даже если партия прикажет. А тут как раз и у партии приказывалка отвалилась.
В комментах у И-П поминали Лема, но, кажется, не то. «Возвращение со звезд». Цивилизация, помешанная на комфорте и безопасности, в которой космос никого не интересует. Наша цивилизация помешана на комфорте и безопасности. Ну, в тех местах, где технически могли бы осваивать космос. А в тех местах, где технически похуже, там с пассионарностью все в порядке. Но цель стремлений другая... Не до космоса.
[ссылка]


Есть над чём поразмыслить. Ведь сумчатые идеально демонстрируют, как можно совместить бипедализм и совершенно атравматичные роды. У них есть куда больший потенциал анатомических возможностей для роста мозга, чем у нас. Но он почему-то остался неиспользованным. Что помешало?
1) Низкий уровень метаболизма - не аргумент. Птицы сумели переплюнуть по скорости метаболизма плацентарных. Так что, был бы стимул, сумчатые развили бы нужную скорость.
2) Анатомическая структура мозга? Опять же, смотрим на птичек. У них вообще исходно нет неокортекса, однако они сумели развить его аналог и даже аналоги человеческих зон Брока и Вернике. Птицы могут до кучи того, что не могут сумчатые: решение сложных тестов на сообразительность, орудийная деятельность, контролируемая вокализация (которой нет даже у шимпанзе!). А у сумчатых неокортекс всё ж таки есть. Так что идея, что из кенгуриного мозга по его природе нельзя сделать разумный, не прокатывает.
3) Трудовая кисть - вот с чем у птиц напряжёнка, потому что сломанное эволюция обычно не чинит: раз пальцы потеряли, обратно не вырастут. Но как раз у сумчатых есть для этого всё! Потому что трудовая кисть может эволюционировать только из неспециализированной пятипалой кисти четвероногих, а она есть у всех сумчатых с рождения. Правда, у наземных кенгуру лапки потом редуцируются, но у коалы и прочих древесных жителей они вполне себе хватательные.
То есть сумчатые обладали отличным ассортиментом приспособлений для того, чтобы стать разумными, но почему-то приложения так и не собрались в единый пакет и не простимулировали роста мозга и развития разума.
Что помешало? Быстрое разбредание по специализациям? Не то чередование климатических условий?
[ссылка]


Нулевой уровень религиозности
...Одни говорили, что атеизм – естественное состояние разумного человека. Другие – что он представляет собой некий «нулевой уровень» сознания, свободного от ментальных паразитов. В общем, атеизм, по мнению всех этих людей – единственная логичная и самоочевидная вера.
Этот тезис сам по себе далеко не самоочевиден. Наоборот, для первых проповедников атеизма было совершенно ясно, что человек по своей природе невежествен, и их вера в слепую мертвую природу – настоящий прорыв от ложной очевидности к не всем доступной истине. Примерно как гелиоцентризм Галилея был прорывом от ложной очевидности Птолемея.
...Вера не может быть результатом свободного выбора: возьму и с сегодняшнего дня начну верить в то или другое. Наоборот, человек верит в то, что очевидно и несомненно, в то, что не исчезает, даже если ты в него не веришь.
Вера становится опорой и отправной точкой любых рассуждений. Поэтому попытка проверить собственную веру логикой всегда приводит к одному результату: логика блистательно подтверждает правоту веры рассуждающего.
Принцип Оккама гласит, что сущности не следует умножать без необходимости. Предполагать неизвестные причины мы начинаем не раньше, чем убедимся, что известные не подходят.
Это не закон природы, как его иногда пытаются представить, а всего лишь прием мышления. Как и все другие приемы, он и полезен, и опасен: помогает избежать одних ошибок, но лишает защиты от других.
Применяя его последовательно, мы всегда будем развивать и дополнять свою картину мира, но никогда не сможем отказаться от нее ради другой, более точной. Проще добавить еще один эпицикл к орбите планеты, чем согласиться, что в центре мира находится не Земля, а Солнце.
Собственные верования всегда соответствуют принципу Оккама, а вот все остальные основываются на других, «излишних» предположениях и сущностях.
...Нулевой уровень религиозности действительно существует. Но он не имеет отношения ни к атеизму, ни к логике, ни тем более к «свободе от ментальных паразитов». Просто многие путают атеистов и неверующих.
Неверующий принимает любую религию или учение ровно настолько, чтобы вписываться в свою группу, а во всем остальном делает, что захочет. Его поступками руководят не идеи, а польза, удовольствие и комплексы.
Если государство в один момент станет из православного богоборческим (или наоборот), он легко перекрасится, порой даже сам этого не заметив. Ему будет казаться, что он всегда был таким, но при прежних порядках не мог себя проявить.
Для верующего, наоборот, идеи стоят на первом месте. Он всегда рад оказаться среди единомышленников, но если это не удается, то скорее станет белой вороной, чем поступится принципами.
Это, конечно, не два взаимоисключающих варианта, а скорее два конца шкалы, на которой все мы где-то размещаемся.
[ссылка]


Различие очевидно: молитва и богословие (тео-онтология), Иов и Аристотель.
Но остается вопрос: в чем корень этого различия? как разошлись пути?
Когда Аристотель (и любой позднейший философ-богослов) размышляет и говорит о Боге, как он это делает: отвлеченно, в своем философском укрытии? Или думая под Его наблюдающим взглядом? Или, наконец, спрашивая Его: "Кто ты?" - и записывая ответ? И последний случай, если он возможен, отличается ли от молитвы?
[ссылка]


Мировоззренческая ситуация (кризисная). Юным нынче нужна "мотивация", чтобы с дивана встать, а вы говорите "космос". Нашему поколению, обломкам большого проекта ("коммунизм"), пусть даже самым циничным, ничего такого не надо, т.к. что-то стоит по умолчанию, а у новых по умолчанию ничего не стоит. Космос сначала должен быть в голове.
[ссылка]


Присоединяюсь к мнению насчет демографии. Общество, на шестьдесят процентов состоящее из подростков, нетрудно подорвать куда угодно - хоть в вик, хоть Америку открывать, хоть Марс завоевывать. Общество, где большинству населения - за тридцать, а двадцатилетние дяди считаются "тинейджерами", которые ничего не решают и ни за что не отвечают, склонно спрашивать: а зачем? А что нам это даст? А во что это обойдется? Опять же, еще сто лет назад женщин никто особо не спрашивал. А сейчас они имеют право голоса - и голос этот говорит, что вы, пожалуйста, езжайте Марс осваивать, но только чтобы все непременно вернулись к ужину живыми и здоровыми. И шапочку надевать не забывайте.
[ссылка]


— Страна входит в период очень неблагоприятных изменений возрастной структуры населения, которые неизбежно приведут к снижению числа рождений, росту числа смертей и нарастанию естественной убыли.
Одно из проявлений изменений возрастного состава – небывалое сокращение числа потенциальных матерей. В ближайшие 15 лет сокращение будет непрерывным, к началу 2030-х годов число женщин в наиболее важных материнских возрастах от 20 до 40 лет, по сравнению с пиком 2010-2012 годов, сократится на 7-8 млн, то есть, примерно, на треть.
...— Материальную помощь семьям с детьми, как меру социальной политики я, конечно, приветствую. Но рассчитывать, что с помощью денег можно повысить рождаемость, – это утопия. Если бы правительство могло добавить за рождение ребенка три часа к обычным суткам, тогда, может быть, что-нибудь и получилось бы.
...— Что делать тогда?
— Смириться с тем, что рост населения, масштабный рост, в развитых странах прекратился.
...— Все-таки население России длительное время росло. Почему же теперь этот рост должен прекратиться?
— В сознании отложилось, что население всегда должно расти. Так думать привыкли и власти, и рядовые граждане. А когда в 90-х население перестало расти, и даже стало сокращаться, все проблемы стали валить на «лихие 90-е»…
— Но похоже на правду же: один общественный строй развалился, другой не образовался, резкое обнищание, неуверенность в завтрашнем дне… В таких условиях детей заводить не хочется…
— Продолжение рода, семья, дети – все это важнее политических неурядиц. В истории многое бывало, но чтобы люди перестали рожать, такого не было. Россия в ХХ веке прошла через потрясения, не сравнимые с 90-ми годами, и это не могло не сказаться на рождаемости.
По сути, ни одно женское поколение, родившееся после 1910 года и вступавшее в материнский возраст, начиная с конца 1920-х годов, себя не воспроизводило. Но это не сразу стало заметно.
Еще продолжали рожать те поколения, которые раньше входили в детородный возраст. Потом была Вторая мировая война, после которой никогда уже не восстановился тот уровень рождаемости, который был в дореволюционной России и удерживался до конца 20-х годов.
Именно тогда Россия стала страной с низкой рождаемостью, и не случайно, что она оказалась одной из первых, где рождаемость – еще в середине 60-х – опустилась ниже уровня замещения поколений. Тогда и была запрограммирована будущая естественная убыль населения. Еще Центральное статистическое управление СССР рассчитало, что в России это произойдет после 2000 года. На 10 лет примерно ошиблись. Но тут действительно могли сказаться кризисные 90-е.
...— Положение со смертностью в России хуже, чем с рождаемостью. ...Наши достижения по итогам 2016 года (итогов 2017 еще нет) – продолжительность жизни мужчин 66,5 года, женщин — 77,1. А во Франции, например, в том же 2016 году, соответственно, 79,4 и 85,4 года.
[ссылка]


Мы выросли в мире, где любые мало-мальски важные вещи были известны всем. Чтобы не знать последних новостей, научных открытий, новинок кино, музыки и т.п., надо было либо жить в глухой тайге, либо быть чудаком вроде Шерлока Холмса, которому банально пофиг, Земля там вокруг Солнца крутится или Солнце вокруг Земли.
Сейчас мир распался на отдельные информационные кластеры, которые между собой запросто могут практически не сообщаться. В каждом кластере - свои новости, свои бестселлеры, свои события, потрясающие мир, о которых соседние кластеры ведать не ведают. И все благодаря интернету.
...Так и живем - как в глухой средневековой деревне, куда новости прибывают раз в месяц с бродячим коробейником. Казалось бы: весь мир открыт - но мы тщательно выбираем из бескрайнего моря информации только свое, привычное.
[ссылка]


Палеонтологи открыли новый источник информации об эволюции чешуекрылых — изолированные крыловые чешуйки, сохранившиеся в толще осадочных пород. Обнаруженные в буровых кернах, относящихся к рубежу триасового и юрского периодов, чешуйки хоботковых чешуекрылых продлевают палеонтологическую летопись этой группы примерно на 70 млн лет и доказывают, что чешуекрылые обзавелись хоботками задолго до появления цветковых растений.

Зубатая моль Sabatinca из мелового бирманского янтаря возрастом 100 млн лет. Длины масштабных отрезков — 0,5 мм.

Одна из древнейших дневных бабочек, Prodryas persephone (Nymphalidae) и, пожалуй, самое известное ископаемое чешуекрылое. Данный отпечаток обнаружили еще в 1878 году в отложениях верхнего эоцена в местечке Флориссант (США) возрастом около 35 млн лет. Длина переднего крыла 25 мм.
...Авторы статьи отмечают, что в конце триасового периода климат стал жарким и засушливым. Мелкие чешуекрылые из-за увеличенного соотношения поверхности и объема тела особенно активно теряли жидкость во время полета. Поэтому хоботки могли пригодиться им для быстрого поглощения капелек росы, сока и других жидкостей. С их помощью они также наверняка высасывали опылительные капли голосеменных, которые те выделяли для улавливания зерен пыльцы. Во всяком случае, современные хоботковые чешуекрылые посещают с этой целью гнетовидные растения, такие как эфедра и вельвичия. Как полагают ученые, особой пользы мезозойским голосеменным такие визиты не приносили, поскольку первые чешуекрылые совершенно необязательно участвовали в опылении. И только с возникновением цветковых растений в середине мела чешуекрылые наконец возложили на себя роль опылителей.
[ссылка] [ссылка]


найти соответствия между тем, что представляет собой информационный поток и его восприятие, и отношением к психологии человека.
Я имею ввиду вот что.
Огромное количество безразличных для нас явлений в поле массмедиа и безразличие к своим мыслям, чувствам и желаниям (к настоящим, которые обесцениваются и подавляются с самого детства, а их место занимают различные суррогаты); здесь также нельзя не отметить и безразличие к внутреннему миру других людей.
Везде наблюдается неспособность разделить важное и неважное Царит равнозначность и равнобезразличность. «...мы живем в мире, который вовле­кает вещи в неверные сравнения, уравнивая их; в мире, который не­правомерно уравнивает по форме и по ценности (устанавливая псевдо­эквивалентности) всех и каждого, а благодаря этому приходит к духовной дезинтеграции и безразличию; в мире, в котором люди утрачивают способность отличать правильное от ложного, важное от неважного, продуктивное от деструктивного, потому что они при­выкли принимать одно за другое.»
...сё становится, так сказать, гигантским расширением (перефразируем Маклюэна) механизмов психологической защиты.
Не задумываться о действительно важном и значимом для себя, причем даже и вытеснять и подавлять все это уже не нужно, достаточно распылить, рассеять все архиважные для самого себя вопросы, сомнения, тревоги и страхи в безбрежном океане других «интересов» и «забот», сделав всё как-бы эквивалентным и убедив себя в этом. Это ещё называли бегством от себя, «культурной анестезией» и т.д., да назвать можно как угодно.
Трагикомизм этой исторической ситуации можно увидеть в том, что все уникальные достижения научного и технологического прогресса также используются главным образом для бегства от себя, для обмана себя и других. Понятно также, что ещё и для прибыли, для воспроизводства механизмом власти, но и это всё также можно понять как часть грандиозного самообмана.
Что касается неспособности, которой всегда научаются с детства, разбираться в своих мыслях, чувствах, желаниях и вопросах, то она конечно всегда является защитной реакцией на социальный контекст. Думать и чувствовать не то, что от тебя ожидают и предписывают — небезопасно (но об этом нельзя говорить — запрет метакоммуникации).
[ссылка]


...само время не есть движение, но его нет без движения, оно - нечто, относящееся к движению.
...нечто, исчисляемое (arithmos) в движении, показуемое вр взгляде на "до" и "после", в горизонте более раннего и более позднего.
..."где есть время". Ответ: повсюду, точнее, поскольку время есть нечто исчисляемое, повсюду, где есть счет. Но счет есть образ действия, присущий душе! Таким образом, "время в некотором смысле - везде, и все же всякий раз - только в душе".
[ссылка]


Google тихонько, не делая на этом никакого акцента для пользователей, подслушивает их разговоры и хранит их у себя на серверах.
И речь даже не о том, о чем вы говорите по телефону: ваш смартфон следит за вами даже когда просто лежит рядышком на столе.
Так что если вы уже давно пользуетесь смартфонами, то можете послушать свои разговоры, которые Google собирал в течение многих лет.
Компания, собственно, этого и не скрывает. Вот только узнать об этом факте можно, только если вы прочитаете огромное многостраничное «соглашение для пользователей». Разумеется, никто этого не делает!
[ссылка]