Маньчжурское кладбище

liulanna
, 13 марта 2018 в 11:36
– Завтра особый день, идём на могилы, – сообщает Лисичка.
Наутро едем впятером: мы с Лисичкой и его семейство (папа, мама, брат).

Стала выяснять, что за могилы, и узнала:
1. По папе: все предки – ханьцы. (*ханьцы или хань это 92% населения Китая, собственно – китайцы; хань – это их самоназвание). Но папины похоронены далеко, в другом городе, поэтому мы едем к маминым предкам, которые тут, на окраине Чэнду.
2. По маме: Лисичкин дедушка – ханец, а бабушка – маньчжурка. Следовательно, мама – полукровка, а сам Лисичка на четверть маньчжур. Мы едем на маньчжурское клабдище.

Слушаю объяснения в пятый раз, и всё равно не понимаю, почему раньше у маньчжуров было своё кладбище. И вроде бы, теперь всех хоронят вместе (не точно), а то кладбище, куда мы едем, сохранилось в таком отделённом виде: ханьцы справа, маньчжурцы слева – два кладбища по окраинам дороги. Лисичка силится мне объяснить, я туплю…

Спрашиваю про обряды, – они одинаковы и для тех, и для других. О них и пойдёт речь в посте.




На фото вход и два смотрителя. Вверху слева надпись маньчжурскими буквами, а справа китайскими (вроде как: «маньчжурское кладбище»). Ах вот они где, цветочки-то все! Хочешь цветов – езжай на кладбище, будем знать. В городе цветы большая редкость. Вернее, они где угодно: на деревьях, клумбах, в горшках, только не в букетах. Приобретаем два по пять цветков (для двух могил).

На входе продают жертвенные деньги, свечи, петарды, бумажную одежду и обувь, бумажные столы для игры в маджонг, и даже бумажные смартфоны. Это всё для сжигания – предкам. Мы купили всего. Пачка бумажных денег стоит всего пару юаней, остальное тоже недорого.


Рубашка, с бусиками, с обувью, смартфоном…


И стол для маджонга


Смотрители выдали нам реквизит: железные вёдра для сжигания даров, веник, пятилитровую бутыль с водой и тряпочки чтобы помыть и почистить могилу.

Идём по кладбищу


Могилы (*поправочка: склепы, там внутри урны с прахом)


Могилы


Могилы. На переднем плане «крыша» наших двух могил, они сдвоенные.


Брат расставляет свечи, а Лисичка – цветы. Родители раскладывают яблоки и баоцзы (мясные пирожки).


Самое поразительное: брат зажёг сигарету и положил у подножия левой могилы.
– Почему?
– Бабушка при жизни курила, – пояснил Лисичка.


За цветами чернеют две металлические пластины, это две могилы. В одной, справа, Лисичкины прабабушка и прадедушка (маньчжуры). В другой, слева, Лисичкины бабушка (маньчжурка) и дедушка (ханец). На чёрных пластинах их имена, а кроме того – имена их детей и внуков.
– Смотри, вот моё имя, а вот имя моего брата, – показывает Лисичка.

Могилам кланяются три раза.
– Во время поклона мы просим у предков богатства, здоровья и любых других благ, – поясняет Лисичка.
Предки находятся в подземном мире мёртвых. Они могут послать богатство, удачу и все блага природы и цивилизации.
– Из подземного мира? – удивляюсь я, моя ветреная голова начинает кружиться от обилия и нестыковки сообщений, а Лисичке опять не удаётся что-либо мне объяснить...

Ставим перед могилами ведро.


Берём бумажные «деньги», зажигаем от свечей – и в ведро.




Новомодные деньги тоже. Некоторые из них изображают юани, а на зелёных…
– Это кто?
– Царь подземного царства, это валюта подземного банка.


Сзади по-китайски написано: «благополучие и богатство» – на зелёной, и что-то вроде «палаты богатства» – на красной. На английском же значится: «адская банкнота». И не спрашивайте меня, почему, спросите их. А они сами не знают. Сейчас на английском модно писать. Может, под «адским» имеется в виду «подземный» или «загробный», но уж как перевели, китайса же. А впрочем, не берусь ничего утверждать.


Всё в топку. Да, туда же ушёл модный прикид с бумажным смартфоном, и стол с маджонгом.


Обряд почти завершён, осталось только покрошить цветы на крышу могил, стебли кинуть туда же.


И начинается веселье! На фото брат Лисички разматывает длинную петарду.


Разложил её вокруг могил, молодец. Поджёг…


Дальше не фотала, потому что мы стремглав бежали как можно дальше оттуда, и случился БА-БАХ! И пошло-пошло по всей длине – много-много оглушительных бабахов, весёлых бабахов! Все пришли в самое наилучшее расположение духа и с чистой совестью и чувством выполненного долга с кладбища удалились, предоставив уборку смотрителям (я не знаю, кто им за это платит).