Роман с зубным камнем



      

        Лизе так хорошо давно не было...У нее выросли огромные пушистые крылья и она воспарила. А на самом деле, она всего то - не услышала будильник. И выспалась. Через двадцать минут судорожного метания по квартире, она наконец-то вспомнила. Свое Вчера ([ссылка] ). И Армана. И про ЗУУУУУУУУУБ! Она не чувствовала боли. Специально даже потрогала поганца. Пальцем. Невоспитанная девочка Лиза.

          Девушка достала Арманову записку, на которой была написана схема принятия антибиотиков,  быстро запила таблетку водой, опасаясь, что волшебный эффект закончится и карета превратится в тыкву.  На записке были еще цифры… Ну точно, он же оставил ей номер телефона, чтобы связаться с докладом о положении дел.  Лиза решила не звонить. Как-то неудобно. А написать. Настрочила там пару предложений в смс, потом все стерла. Зашла в вотсап. Интересно, какая у него фотография на аватаре… И это при всем том, что она уже на час опаздывала на работу. Ах, ну что за женщины!

          Из вотсапа на нее смотрел смотрела темноволосая Мечта. Это вроде как Арман так переводится. С персидского.  А из-за под него на заднем фоне были горы.  И даже красота гор не перебивала привлекательность мужчины. А у Лизы на вотсапе было скромное деловое рабочее фото. За ради приличия.

          «Доброе утро, Арман Ваникович, это Елизавета, я вчера дважды выпила Амоксиклав, сегодня еще раз, боль пока прекратилась. Огромное Вам спасибо!»

          Через пару минут ответный писк:

          «Доброе! Елизавета, это очень хорошо, Вы пишите, если что, не стесняйтесь. Хорошего дня!»

          «Взаимно», - отписалась Лиза. – «Жаль, что он не задал какого-нибудь крохотного вопросика, ну маленького.»

          Лизе очень хотелось попереписываться со своим спасителем.

          А на работе у Елизаветы Александровны, как всегда, кипели проблемы. И хотя, образ волоокого доктора нежно грел душу изнутри, проблемы то и дело возвращали молодого управляющего в Россию.   Город укладывал асфальт и асфальтоукладчиком въехал в фасад торгового центра. Как?????? Твою же ж м@ть! Как можно было так сделать???? Сумасшедшая машина с не менее полоумным водителем полностью погнула всмятку огромную 90-литровую уличную урну и оставила глубокую пробоину в плитке фасада. И пока Управляющий Романовская разбиралась с муниципальным подрядчиком, она не услышала, как на ее личный телефон пришло то, что она так хотела.

        Маленькая картиночка. Смешная. Про врачей и пациентов. От Армана. До телефона после разборок с полицией она добралась только к вечеру. Ой, ну сколько счастья было!!! Лиза извинилась, что так долго не отвечала и поблагодарила. Теперь уже был его черед молчания. Она ведь видела, что прочитано. И как иногда бывают противны эти две синенькие галочки.
        Где-то через час:

          «Елизавета, прошу прощения – сложный пациент. Вы знаете, я не могу так долго сдерживаться и очень хочу пригласить вас куда –нибудь. Это вообще возможно????»
  
          «ДААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА», проревела восторженная Лиза, - «Я твоя!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!»

          Но засунула все, что из нее вылилось, обратно в себя и аккуратно набила:

          «Думаю, да. Я завтра вечером, к примеру, абсолютно свободна»

          «Чудесно, я заеду завтра в 7?»

          «Лучше в 8 и можно просто зайти, здесь же рядом))))»

          Лиза взяла с собой на работу платье. Узкое. Бежевое. В нем ничего не видно. Но все отлично прочувствуется. И плойку, чтобы в подсобке навить кудрей. Ее окутанный ареалом романтичности стоматолог ведь фактически ее не видел, ну в нормальном человеческом обличии. Ротовая полость нараспашку и зареванная физиономия не в счет. К 8 вечера она была как с картинки. Правда, картинка эта была немного пошловатая, девушка самую малость переборщила с собиранием. Но ей простительно, опыт свиданий с приличными мужчинами был безнадежно утрачен.

        Она спустилась, и он как раз шел ей навстречу. И чуть было ни прошел мимо, так как не узнал. В хорошем смысле. Даже в очень хорошем. Потом они вместе подбирали с пола его челюсть и запихивали  ее на место. Он от волнения не попасть ключами в машину. А она – прекратить мелко трястись.
        Ресторан он выбрал на воде, там играла еле слышная музыка и они оба, уже немного успокоившись от волнения, хотя бы смогли разговаривать. Лиза всю дорогу была замечательной слушательницей. А ему хотелось выговорится. Оказывается, Арману 28 лет и ординатуру он заканчивал в Московском медико-стоматологическом, а учился в Армении. У его родителей дом в Гюмри. И такие голубые глаза не только у него, но у его сестры и брата, а виновница – мама. Просто мама родилась в Москве. Сейчас юноша, хотя язык у Лизы не поворачивался его так назвать, работал в клинике у своего дяди, маминого брата. И втихомолочку от него мечтал заиметь свой кабинет. Но пока ждал и готовился. Финансово.

          «Знаешь, я когда тебя только увидел, твёрдо решил, ты – особенная.»

          «Да ты что, я очень плохо выглядела…»

          «Ты была напугана, это было заметно, но особенность была внутри тебя, глубоко, но почти физически ощутима.

          Они никак не могли разойтись в этот вечер. Диалоги сменялись историями, истории – путешествиями. Наконец-то он привез ее домой, проводил до подъезда. И вот тот  самый момент, который должно что-то произойти. Арман взял ее за руку и поцеловал. В щеку. На большее ему совести в первый день свидания не хватило….

          Лиза и Арман. Какое красивое сочетание. Какое нелепое знакомство. Какие разные люди. Какие разные религии. И какая разная по температуре кровь. И такое маленькое одно общее – Случай. Который стирает все, что разъединяет.  Делает людей за пару секунд ближе родственников.

          Сегодня 16 октября, и ровно год, как Лиза взяла фамилию мужа и стала Елизаветой Багдасарян. А знаете, как она согласилась??? Арман сидел на работе и не дождался вечера. И нарисовал  на листе бумаги картинку, гелевой ручкой. Там был большой дом, вертолет, две машины и три кудрявых берёзы. А еще там была семья из двух детей, черноволосовый Папа и Мама.  Как он это ручной –то нарисовал? Ну как – как? Естественно, они были все страшные. И даже собака. Которая тоже там была.  И даже березы были кривые. Фото этого натурализЬма он отправил Лизе в вотсап. Лизавета Александровна Романовская так плакала, что секретарша отпаивала ее корвалолом.  А Арман вечером подарил кольцо. Вот так вот. Есть в этом мире место. Любви.

          Вся в чувствах он этого умопомрачительного романа, ваша Натти.

          А встречали ли вы привлекательных врачей? Или врачих??? Ну или медсестер? А как вам признавались в любви?