Изгнали Сатану

otrageniya
, 4 апреля 2019 в 16:23

На горе, чьё название произносилось местными как Кирчалау, стоял вечерний туман, и пламя огромного костра трещало сухими ветками. Вокруг костра стояли люди в чёрных балахонах и с крестами в руках. Близко к костру лежал вбитый в пыль связанный человек в грязно-белой рубахе, и поглядывал на ряженых балахонщиков.
- Апаге Сатана*! - раздался одновременный рев чёрных людей, и руки с распятиями принялись вычерчивать в воздухе ритуальные символы.

- Апаге Сатана! Апаге Сатана! Апаге Сатана!
- Хуеге хуятана - еле слышно передразнил церемонщиков связанный и сплюнул кровью на чёрный от сажи грунт.
Закончив положенные орания, люди застыли на месте, и к связанному выдвинулся один - подпоясанный кроваво-красным поясом. Подойдя, он выставил перед собой распятие, и громким баритоном сотряс уши присутствующих:
- Изыди!
Последние лучи уходящего дня проползли по черному балахону и впились в лицо кудрявого молодого мужика, валяющегося на земле.
- Развяжите, тогда изыду.
- Изгоняем тебя, дух всякой нечистоты, всякая сила сатанинская, всякий посягатель адский враждебный, всякий легион, всякое собрание и секта диавольская!
- На себя посмотрите.
- Не смеешь боле, змий хитрейший, обманывать род человеческий!
- Как пожелаете, господа.
- Princeps gloriosissime coelestis militiae, sancte Michael Archangele, defende nos in proelio et colluctatione!
- Ничего не понял, но осуждаю.

На минуту повисло молчание. Экзорцист вглядывался в связанного, тогда как связанный смотрел в стремительно чернеющее небо.
- Пошто, лукавый, вредишь-то, а?
- Лукреций, я, пожалуй, передумал на твоей дочке жениться. Мы не подходим друг другу, и как я раньше не замечал.
- Ааааа!!! Чувствую, изыднул нечистый, освободил телеса несчастного, ВИЖУ СЛЕД В ЗЕМЛЮ ВОЛОКУЩИЙСЯ!!!

Люди в балахонах облегчённо выдохнули, как по команде, и опустили вниз руки с крестами. Кто-то вытер пот со лба тыльной стороной ладони.
В этот же миг капюшон одного из ритуальщиков откинулся, и блики костра забегали по прекрасному лицу молодой девушки, бешено-удивлённым взглядом впивающуюся в пленника.
- Ах ты кобель, блядун! Так ты мне врал всё это время?!
Девушка молниеносно подбежала к связанному и принялась колотить его, брыкающегося, крестом и ногами. - Я тебе покажу, "передумал жениться"!!!

Поднялся гвалт и ор, орали пленник, девушка и отец её - экзорцист, толкали друг друга и оглашали пепельно-серые окрестности горестной драмой с истериками.
Пока суть да дело, откинулся ещё один капюшон, обнажив голову черноволосого мужчины со шрамом через правую щёку.
- Лайана, да бес с ним, он же отрёкся от тебя, пусть уходит!
- Да, Лайана, он отрёкся - тараторил экзорцист, оттаскивая девушку от связанного, катающегося с бока на бок - Пусть уходит!
- Да ухожу я, ухожу, развяжите, душегобы!
- Выходи лучше за меня, Лайана! - проорал черноволосый и встал на одно колено, вытянув вперёд обе руки с открытыми ладонями, как бы приготовившись обниматься.
Участники истерики вмиг замолкли и разом повернули головы к свежему оратору. Задавалась ночь, полная чудес.

Молча стояли секунд двадцать, после чего один из участников обряда - самый высокий - рявкнул: "ещё один одержимый!" Экзорцист рванул к черноволосому, надрывно командуя остальным: "вяжи его, одержимого, тягай к костру лукавого!"
Толпа навалилась на несчастного, повалила на землю, и в свете костра засверкала верёвка, ищущая себе узлов на теле очередного жениха.
Через пять минут у костра лежало новое тело, тогда как старое, освобожденное от пут, натирало повреждённые побоями места и растирало по лицу кровь.
- Оставайся с нами, Вацлав, раз уж беса из тебя изгнали. Натягивай балахон и держи крест, теперь ты снова с нами - отечески хлопал по синюшнему плечу экзорцист, глядя в глаза недавно истязаемому.
- Пошли вы в жопу - огрызнулся тот и, хромая, растворился в черноте кустов.

Последующие двадцать минут толпа культистов пинала черноволосого со шрамом и орала ему в ухо "апаге Сатана". Когда связанное тело застыло, так и не произнеся ничего внятного, кроме "ай мля, ну ёп, ух плять, ааа...", старший остановил обряд изгнания, собрал сообщников в кучу, оглядел их уставшим взором, и заметил маленькую странность, на которую раньше не обращал внимания: культистов было на одного больше, чем положено.
Он медленно обошёл каждого, заглядывая в тёмные лица, частью закрытые капюшонами, пока не остановился возле одного: черты лица незнакомые, высокий, тот самый, что спровоцировал атаку на черноволосого, острая скуластая челюсть, видимая часть глаз чернела провалами.
- Ты кто такой? - прошептал экзорцист.
- Сатана - тихо ответил незнакомец и чуть улыбнулся острыми клыками.
- К дочке моей свататься пришёл?
- Нет, просто веселюсь.
- Ну если нет, то какой ты нахер Сатана - сплюнул старший и отвернулся к остальным - уходим, обряд окончен, этот пусть валяется у костра, утром заберём.

Скорбное шествие чёрных балахонщиков потревожило ночные кусты и пропало из виду. Сатана, покачивая крестом, подошёл к связанному и посмотрел сверху вниз.
- Помочь?
- Аппгхе, тьфу, Сото.. ммм.. но, ух ох...
- Ну ладно, раз изгоняешь, то я пойду. Поздравляю, ты лучший экзорцист в этой шайке одержимых.
Раскатистый хриплый смех сотряс гору, волной прокатившись по ночному штилю и расшевелив кроны спящих деревьев.
- Жду тебя в семь утра у себя, там потолкуем в более подходящей обстановке, Абаддон** - с этими словами странный культист скрылся во мраке и наступила полная тишина без единого звука.

Связанный сплюнул кровью, резким движением плеч порвал верёвки, сел у костра, достал дрожащий рукой сигарету, прикурил от пламени и вгляделся в небо.
- Сходил, блин, в самоволку, с людишками повеселиться. Вот пристал, Князь!!! - проорал черноволосый демон во тьму, и обхватил лицо руками. Назревало служебное расследование и адские штрафы.

Лайана опять осталась без жениха, и в общине на время наступили тишь и дисциплина. И жили они долго и счастливо, но не очень.

*Apage, satanas (vade, satana) - отойди, Сатана. (Ев. от Матфея)
**Абаддон - один из высших демонов в христианстве и иудаизме.