Поменять школу легко

otrageniya
, 21 апреля 2019 в 19:06

Чем может закончится школьный рассказ второклассника о том, как он провёл лето? Возможны разные варианты, нам пришлось перевести сынку в другую школу.

Детка наш рассказчик (мамины гены). Память хорошая, подробности преподносит со смаком и не в пастельных тонах. В семь лет такой же был.
К предстоящему уроку «Как я провёл лето» готовился основательно. Два раза бабушке пересказал. Пошёл.  

Пришёл расстроенный и в соплях. Ему не поверили. Сказали, врёшь ты все,  влепили двойку и дружно посмеялись всем классом, вместе с учительницей. Мы не  удивились. Учительницу видели. 

На следующее утро ребёнок пошёл в школу с  альбомом фотографий. Вернулся задумчивым. 

Бабушке звонила учительница, мы оставляли её контакты на случай заморозков в классе или ветрянки педагога. Предъявляла претензии, что у нас растёт хвастун. Вместо того, чтоб рассказать, как он провёл лето, он всему классу рассказал, как летом был с родителями в отпуске, в Америке.

На встречный бабушкин вопрос, в чём заключался парадокс и где сидит фазан, вежливая учительница малышей, бросалась трубкой. Обстановка накалялась. Ребёнок отказался рассказывать, что происходит, в школу не рвался. Прикидывался больным. 

Как самого близкого к педагогике человека, в школу отправили бабушку.

Вернувшись из экспедиции, та принесла вести про детскую печаль. Заклевали одноклассники. Учительница  очень довольным голосом сообщила бабушке, что в классе ребёнка не любят. Ваш выскочка никому не нравится. Читает, всё знает, в Америке был, с мальчишками в козла не играет.

Странно. В прошлом году всё было отлично, все дружили и даже в гости друг к другу ходили. Пытались выяснить у ребёнка, что не так. Раскололся не сразу. В классе три пацана «держат хату», нападают втроём  сразу.

Папа в уличных драках один из самых крупных выживших специалистов, про  нападения стаей все знает. К урокам по самообороне меня не допустил,  практику проводил сам. Еле уговорила его не дарить сыну свой кастет. 

Через два дня вызвали в школу бабушку: «Ваш бандит подрался, избил трёх  мальчиков». Бабушку на излете перехватил счастливый отец, в школу не пустил. Пошёл разбираться сам. 

В школьном классе собралась делегация, учитель, две пары обиженных родителей, и наш детка, на которого все орали, а одна мамаша ещё и визжала.

Первой начала учительница, сообщив, что сынка наш напал на  одноклассников. Одному разбил нос, второго покусал за ухо, а третьему коленкой  залепил в промежность. 

После такого объективного пересказа вступил хор родителей, наперебой обещающий тюрьму нашему семилетнему ребёнку. Хорошие люди  такие. Ребёнок наш стоит нарядный, зелёный, держится. Не ревёт. Но горе на  подходе. 

— Где, спрашивает наш папаня, битые бойцы, предъявите страшные раны. Будем оценивать ущерб. 

Мамашки засуетились, призвали своих отпрысков. Когда три добрых молодца (два из них братья-близнецы) вошли в класс, чужим папашкам стало неловко. Наш мелкозавр не доставал ни одному из них до подбородка. Заткнулась даже визгливая мамаша, чей сын стоял с разбитым носом, на полторы головы возвышаясь над своим обидчиком. 

Тут вступил наш папенька с вопросом, как же все произошло? Все молчали. Отличный поворот. Обвиняемому, в свою защиту, слово не давали, оказалось.

На допросе выяснили, что нападавшие повалили детку спиной на пол и сели сверху. Тому, кто неудачно крайним оказался  попало согнутой коленкой в детское хозяйство, на чём тот закончил бой и отвалился. Ближний получил по носу с размаху, поднятой от пола головой и тоже отполз зализывать соплю кровавую. Третий, самый неповоротливый, был укушен за непонятливое ухо и побежал стучать учительнице на страшные увечья, нанесённые  бандитом.

Папаня наш при всех поздравил сына с первой боевой победой и сказал, что его сыну не место среди бандитов  малолетних и идиоток-учительниц. А если вдруг какая-то скотина желает пообщаться с ним внешкольной обстановки, то он конечно  будет рад, вот вам визитки и всем адъю.

На радостях, что сын дал сдачи таким здоровым барсукам, был куплен мега-Лего-конструктор и килограмм вкусняшек. 

А  школу поменяли, да. Не сильный геморрой, для малочисленного поколения рожденных в конце девяностых, как оказалось.