Про мову, язык, феню и настоящих украинцев

peremogi
, 26 октября 2016 в 09:33
Дмитрий Белобров
Писатель, философ, антрополог




До 23-х лет я жил в Одессе. Город этот, при всех его плюсах и минусах, был очень сильно подвержен кремлевской пропаганде. У многих людей было стойкое убеждение, например, что по российским каналам идет более точная и правильная информация, а по нашим только "врут". Все вбросы кремлевских каналов мы ели довольно активно. Вдалбливаемый мотив о том, что "украинцы воруют газ" приживался легко. Я помню светские разговоры: "Мы же опять у россиян украли газ"... Это не воспринималось дико. Наоборот, вырабатывался рефлекс, да и частичное отторжение от себя негативной информации. Людям намного больше хотелось соответствовать ожиданием Первого канала: считать себя не украинцами, а русскими (а скорее советскими), по недоразумению попавшими не в то государство. "Мы же один народ" и все схожие клише.

Старшее поколение особенно это легко принимало. При словах "Украина", "украинцы" многие стыдливо кривились и отзывались неуважительно, будучи полностью уверенными, что это их собственное мнение, а не навязанное Екатериной Андреевой. Я бы мог и дальше рассказывать о том, что делала кремлевская пропаганда. Да вот только ее результаты мы сегодня с горечью можем наблюдать. И все про нее знают то, что до 2014 года не замечали. Хотелось поговорить на гораздо более опасную тему, которую сегодня как-то не принято поднимать. А именно на то, какую ответную пропаганду вело украинское государство.

Расскажу о своем скромном опыте. Пока я взрослел, украинизацией занимались только учителя украинского языка и литературы, и делали это по-разному. Была учительница, которая искренне любила литературу. Она все время цитировала Лину Костенко. А была такая агрессивная дама, которая объясняла каждый шаг поэтов и писателей любовью к Украине, даже если порой сами действия этого не подтверждали. Как гордо она представляла довольно нелепые стихи "известного патриота" Степана Руданского с хромающей рифмой:

Зчервоніло повне личко,
Відскочили груди...
Отак дала б, та боїться,
Що то послі буде.

Помню свою легкую оторопь. Кажется, Степана Руданского приняли в сонм украинских поэтов только потому, что в стихотворении "Добре торгувалось" есть слово "кацапи". Но общей уровень этого поэта был слишком любительский.

А потом мы изучали творчество Ивана Багряного. И учительница, значительно понизив голос, рассказывала про его жизнь, полную страданий. После чего как-то вскользь упомянула, что в 45-м году он оставил семью в СССР и бежал в Германию. А потом в эмиграции опубликовал памфлет "Чому я не хочу повертатися до СРСР?", после чего его сына заставили по радио отречься от отца. И тут одна моя одноклассница задала вполне резонный вопрос: "Почему он бросил семью, когда бежал?" Учительница растерялась, начала мяться и как-то уходить от ответа. А одноклассница продолжала: "А когда публиковал памфлет, неужели он не знал, что ставит под удар свою семью, которую он бросил в СССР?"

Училка вышла из себя. Она накричала, покраснела, сказала, что мы не уважаем литературу, язык и страну. А еще сказала, что если бы не Багряный, то мы все до сих пор жили бы в СССР. Выходило, что он нас освободил памфлетом? Это была катастрофа. Даже сейчас, пролистывая биографии Багряного в интернете, видно, как тему его первой семьи обходят стороной. Почему так? В чем такая необходимость, чтоб литератор был морально чист? Или его творчество любят за моральную чистоту автора? Нет ответа. Хотя очевидно: поведение Багряного было как минимум двояко. Не ясно, что ему было дороже: семья или памфлет?



Но самое яркое воспоминание об украинизации у меня связано с некой дамой, которую нам привели в 11 классе на открытый урок. Вроде как от Минкульта. Это была весьма экзальтированная особа. Она театрально показывала, как гибли казаки в боях, как где-то продажные бизнесмены не поставили памятник Шевченко. Но самыми яркими были совершенно серьезные рассказы о том, что Иисус Христос был украинцем.

В ответ на удивленные вопросы, она посмеивалась и говорила: "Ну как же, это очевидно. Мария, мать Христа, была из Галилеи". А потом нехитрым движением оказывалось, что жители ГАЛлилеи – это ГАЛичане. Ведь Христос был светловолосым (как известно, видимо, по его фотографиям), когда все вокруг были темноволосые. И галлы тоже оттуда, но они уже произошло от галичан. Соответственно французы пошли от украинцев. А где-то дальше шло заимствование французскими королями Бурбонской лилии от украинского трезубца.

Я с трудом представляю, чтоб этот научно-фантастический сюжет мог кого-то сделать патриотом Украины. Как я сейчас понимаю, таких личностей вполне могли финансировать прокремлевские организации. Дабы постоянно, изо дня в день дискредитировать Украину и патриотичных украинцев. Но тогда возникает вопрос: а почему НАСТОЯЩИЕ патриотические организации не следили за такими фриками? Ответ вполне очевиден: патриотические организации были заняты другим. Они были заняты чем угодно, но не тем, чем должны были.

Они должны были прикладывать все силы, чтобы доказать русскоязычным гражданам, что мы, украинцы, один народ. Да, так случилось, что значительная часть страны говорит на русском языке. Так вышло, и с этим нужно жить дальше. И строить совместную страну. А не отдавать ее на откуп Первому каналу. Но, к сожалению, "слов объединения" я мало от кого слышал, и мало от кого слышу до сих пор. Патриотическая общественность была занята рассказами о том, что русский язык – это язык врага. А дальше шли естественные намеки – те, кто говорит по-русски есть пособники врага, само-собой. Ненадежные, и они предадут первыми. Как показал 2014 год, Путин считал точно так же.

Когда произошла аннексия Крыма, и российские "отпускники" вошли в Украину, я с удивлением обнаружил: патриотическая общественность, ратующая за всеобщую украинизацию и приведение украинских граждан к общему знаменателю, была на редкость молчалива. Им бы кричать про предателей на востоке, и говорить: "Мы всегда знали!" Но они молчали... Это произошло, скорее всего, потому, что они оторопели: русскоязычные украинцы бросились защищать свою страну. И "патриоты-националисты", и Путин жестоко ошибались. Русский язык не был признаком лояльности Кремлю. Лояльность Кремлю была в "совковом" мышлении. И подвергся ей тот, кто хотел петь песню в Севастополе "Верните Сталина".

Но сейчас, спустя 2 года войны, "патриоты-националисты" опять начинают обретать силу слова. Вместо протянутой руки дружбы русскоязычным гражданам, опять начинаются подвижку от "мы – братья" к "вы – не совсем украинцы". В Сети обрушиваются с критикой на общественных деятелей за публикации на русском языке. Я лично был свидетелем того, как двое уважаемых и известных граждан спорили в Фейсбуке о процентном соотношении русскоязычных солдат на Востоке. И один говорил, что их как минимум половина, а второй утверждал: "Нет, их не больше 30%". Очень хотелось у второго спросить, а если бы их было 32%, изменило бы это его мнение о русскоязычных гражданах? А если бы их было 40%? А 50%? А (как некоторые утверждают) 70%? Хочется сказать важное: жаль, наверное, что Украина не так гомогенна, как многим хотелось бы. Но так есть. И с этим жить.

Почему в школах учили Гоголя как "русского" писателя? Какой он к черту русский писатель? Я готов согласится на "русского И украинского". Ведь именно язык становится препятствием на пути к тому, чтобы мы вернули себе нашего гения, а не оставляли его в руках российских пропагандистов, утверждающих, что "все умные украинцы перебираются в Россию". Почему в школах не проходят стихи и прозу Шевченко, написанные на русском? Этих вопросов очень и очень много.



Не хватает у нас сил и уверенности в себе. Не хватает спокойствия за свое положение в политической жизни. Почему-то не мешает Ирландии быть независимой то, что большинство говорит на английском языке. Не мешало это и США в период войны за независимость. Не мешало всей Латинской Америке бороться с испанским владычеством, и говорить на испанском языке. Не хватает в нас сил понять, что (как утверждает уважаемый Б. Г. Херсонский) Путин, его хунта и Моторолла говорят не на русском языке. Они "ботают по фене". Давайте так и говорить "феня – язык оккупанта". И первым дело запретим воровскую культуру и блатняк. Но не откажемся от участия русского языка в украинской культуре.

В 2014 году мой добрый приятель сказал: "Ну все! Теперь вся российская пропаганда будет идти на украинском". И был прав. Публикации "амбарной книги" Партии регионов, и пункт о выделении средств одной крайне правой организации, лишний раз доказывают, что агенты Кремля не всегда размахивают флагами "ДНР". Они часто рассказывают нам о Христе-украинце, дабы отвадить всех здравомыслящих граждан от их родной страны.

Урок этого текста будет такой.

Уважаемые патриоты-националисты! Если вы действительно любите свою страну, и желаете ей добра – прекратите вести себя так, как вы вели себя последние 25 лет. Поймите, что за страну надо бороться, а не думать, что это ваша барская вотчина. Сейчас не XIX век, где язык есть все. Сейчас XXI век, где "мягкая сила" намного действенней. Арабы, ненавидящие Израиль, рвутся туда на ПМЖ. Это что-то да значит.

Надо искать союзников не по расцветке их вышиванки, общему родному городу и ненависти к русскому языку. А по тому, готов ли человек отстаивать Украину всеми возможными способами вместе с вами. Даже если у вас есть противоречия, это не значит, что ваш собеседник – предатель. Это надо как-то осознать и принять для себя.

И самое главное – убрать наконец эту советскую стилистику, которую вы ненавидите, но так часто используете: силовое давление, безаппеляционность, "кто не с нами – тот против нас". И очень прошу вас, прекратите ретушировать факты ваших героев. Осознайте наконец, что ошибки прошлого – это ошибки. Их важно не повторять и в будущее не брать. Настоящий украинец бывает разный. Судить о нем надо "по делам его" в первую очередь. И все у нас получится.

Слава Украине!