Беларусь - взгляд из Москвы

peremogi
, 6 ноября 2016 в 00:32
Оригинал взят у vlad_pu в Беларусь - взгляд из Москвы


Ежегодная конференция «Рубикон»

Ноябрь 1-3, 2016

Таллин, Эстония

А. Суздальцев, 02.11.2016

Тема выступления: Беларусь - взгляд из Москвы

Тема Беларуси не находится в центре внимания российских властей, как, впрочем, и российских СМИ. Поэтому попытаемся дать общую картину процессов, проходящих в РБ, как они смотрятся из Москвы. Естественно, что в первую очередь придется учитывать мнение российского экспертного сообщества.

Основная оценка: Республика Беларусь постепенно и очень осторожно, но все-таки меняет свою геополитическую ориентацию на фоне постепенно ускоряющейся деиндустриализации. Процесс во многом повторяет украинский трек 2012-2013 годов. Однако каких-либо алармистских настроений среди российских экспертов по данной проблеме не наблюдается. Такой настрой связан с целым рядом внутрироссийских факторов и процессов, включая и переоценку самого понятия союзничества на постсоветском пространстве на фоне украинского кризиса.

Внутренние причины постепенного геополитического дрейфа Беларуси на Запад:

1. Провал национальной экономической модели;

2. Переориентация в сторону Европы (материальные и организационно- деятельностные усилия объединенного Запада) белорусского политического класса;

3. Разочарование в евразийском проекте и, как следствие, позиционирование России в качестве универсального виновного и ответственного буквально за все проблемы и неудачи. Причем данная универсальная формула по «переводу стрелок» характерна как для властей, так и оппозиции.

Внешние причины:

1. Обострение противостояния России и Запада, которые стимулировали опасения белорусского руководства оказаться на проигравшей стороне;

2. Уверенность в проигрыше России в противостоянии с Западом;

3. Украинский кризис, который оказался стартом для белорусского рейда на Запад;

4. Отсутствие у Москвы финансовых возможностей увеличивать дотационную поддержку Беларуси.



Тут необходимо отметить, что в белорусском экспертном сообществе присутствует мнение, что у Москвы «закончились деньги для Лукашенко». Это ошибка – субсидированные цены на энергоносители, поставляемые в республику, сохраняются (Беларусь получает самые дешевые энергоносители на континенте), экспортная пошлина на экспорт нефтепродуктов остается в распоряжении белорусского руководства, кредиты не без проблем, но выделяются, общая сумма поддержки Беларуси остается в объеме 8-8,5 млрд. долларов в год. Другое дело, что учитывая ситуацию в экономике республики, падение экспорта и т.д., А. Лукашенко нужны более масштабные дотации.

На определенном этапе Беларусь стала просто проедать кредиты и жить от кредита до кредита. Москва в настоящее время не может увеличить финансово-ресурсную поддержку республики не только по причине экономической рецессии, из которой российская экономика выходит очень сложно, но и по политическим причинам, так как формально Беларусь остается в статусе союзника и участника двух интеграционных проектов, но фактически этот статус бумажно-словесный, то есть, не подкреплен реальными союзническими действиями.

5. Необходимо уяснить, что потребность в Беларуси, как в таком союзнике, у России объективно падает. Главная проблема в том, что этот статус никто и не пытался реализовать. Минск воспринимает союзнический формат в исключительно одностороннем, иждивенческом русле взаимоотношений с Москвой. Все услуги, которые может предложить Минск, не являются незаменимыми.

Но во внутреннем пропагандистском плане союз с Беларусью продолжает играть определенную роль на фоне кризиса с Украиной, хотя и чисто теоретически, так как вспоминают в России Минск крайне редко, а сама РБ в этом качестве нигде не проявляется.

Для переоценки в России мнений о современной Беларуси много

сделал сам Минск, активно развивающий отношения с Киевом: А. Лукашенко добился весьма доверительных отношений с П. Порошенко, Беларусь фактически взяла на себя обеспечение украинского рынка нефтепродуктами, развивается военно-техническое сотрудничество с Украиной (на старте совместное с «МоторСич» вертолетное производство в Орше), идет поставка белорусской комплектации на предприятия украинской оборонки.

Огромное значение для переоценки статуса Минска сыграло признание А. Лукашенко правительства Турчинова и уклонение от признания вхождения Крыма в состав России.

Все аспекты геополитического крена Минска активно обсуждаются в российском экспертном сообществе.

Считается, что Беларусь идет по украинскому пути, но при этом пытается учесть ошибки Киева (дрейф на Запад за счет России – российских ресурсов и российского рынка). Отсюда и попытки модернизации белорусской армии (вроде как закончилась), придание ей карательного характера, «мягкая белорусизация», активизация контактов с Западом, попытка стать «донором безопасности в регионе».

Последняя политическая формула связанна с минским процессом урегулирования ситуации на востоке Украины, который в свою очередь в настоящее время блокирован, так что никакого «донора», естественно нет.

Но главное в том, что в любом случае сохранении финансово-ресурсной поддержки со стороны России рассматривается, как основа успеха. Только возникает вопроса: как это сделать? Учитывая, что Москва очень внимательно наблюдает за всеми процессами, происходящими в республике, сделать это сложно. Идет постоянный обмен мнениями, в том числе и в формате «Белорусского диалога»,

Нельзя сказать, что в Белоруссии есть некий консенсус по поводу формы геополитического поворота – наблюдается очень широкий диапазон предлагаемых решений: от радикального в украинском формате, включающего жесткую антироссийскую позицию (в этом плане очень внимательно анализируются все формы поддержки Киева Западом), до максимально реалистичных форм имитации союзничества с Россией, где основную роль играл до последнего газового кризиса сам А. Лукашенко;

Учитывается и то, что в белорусском руководстве образовались две властные группировки: радикальная западно-украинская группа во главе с В. Макеем, который, видимо, все-таки имеет президентские амбиции и консервативная группа, связанная с «семьей». Последняя относится к России с подозрением, а вернее -- побаивается её.

Если у западной группы нет проблем со стратегией дальнейших действий, то у консерваторов этой самой стратегии нет, что понятно – она, по идее, должна опираться на Россию, но для этого должно быть доверие со стороны последней. С доверием, однако, плохо.

Отношения между группами остаются крайне напряженными. А. Лукашенко балансирует между ними. В принципе, сложившаяся ситуация пока устраивает Москву, так как она обеспечивает относительную стабильность (на уровне классических сдержек и противовесов) в высшем руководстве Беларуси.

Тем не менее, однозначного геополитического поворота пока не случилось. Запад со своей стороны хотел бы от Минска большей определенности. Индикатором в данном случае должны являться не снятие санкций, а выделение кредита МВФ и будущий визит А. Лукашенко в Вашингтон.

Основная проблема для Минска на российском направлении - полное отсутствие доверия между сторонами и его, доверие, возобновить невозможно. Последняя встреча Александра Лукашенко и Дмитрия Медведева это продемонстрировала.

Кроме того, все последние саммиты (Бишкек и Ереван) прошли без белорусско-российских двусторонних встреч.

В этом случае Минск в любом случае будет стараться выглядеть «жертвой» России, что Лукашенко и делает регулярно (встреча с Рапотой). Фактически он ищет повод (или готовит имитацию) для геополитического поворота, в котором, естественно, будет обвинена Москва.

Российская политика по отношению к Минску

Сформированной и обсужденной стратегии в отношении РБ в российском руководстве не просматривается, потребности в ней нет. Но учитываются, что:

1) Белоруссия в общих чертах повторяет украинский тренд (об этом уже не раз говорилось выше);

2) России в этом случае будет использовать украинский опыт и позаботится о минимальном возможном ущербе в случае объективно надвигающегося белорусского кризиса.

3) Поворот Минска на Запад просматривается, но как-то помешать ему Москва не в силах. Любые попытки извне скорректировать внешнеполитический курс Беларуси будут восприниматься в мире и в самой Беларуси, как вмешательство во внутренние дела.

Стоит отметить, что в мире, наверное, не осталось стран, где бы любые внутренние или внешние проблемы не связывали с деструктивной ролью России или мистической силой Путина. В данном случае, может повториться имитационный вариант киевского Евромадана с обвинениями в адрес России, которая «не дает» Белоруссии получать с Запада технологическую поддержку, кредиты и т.д. В таком формате оппозиция и власти будут стоять плечом к плечу против Москвы.

Но при этом в Москве учитывается и высокий уровень экономической зависимости республики от России, что в данном случае также играет не в пользу России, так как любые формы вывода экономических отношений вне интеграционных дотаций мгновенно дадут повод Минску и поддерживающему его Евросоюзу обвинить Россию в экономическом «удушении» Белоруссии.

Повторится вариант с попытками строительства обходных газопроводов, в отношении которых в Евросоюзе создана группа сопротивления, учитывающая, что если будут построены «Северный поток-2» и «Турецкий поток», то Украина останется без газового транзита и Брюсселю придется оказывать Киеву масштабную экономическую поддержку. Не исключено, что нечто подобное произойдет и в том, случае, если Беларусь останется без российской поддержки и станет вопрос об ее экономическом выживании.

Не стоит забывать и то, что в Москве есть силы, которые ищут повод для того, чтобы «сбросить» белорусский «груз». Такие поводы А. Лукашенко предоставляет весьма активно.

Российская реакция:

Прежде всего, Москва не поддается на провокации со стороны А. Лукашенко и не втягивается в публичные скандалы с Минском. Никакой антибелорусской кампании в российских СМИ не проводится, представители высшего руководства России не позволяют себе антибелорусских или антилукашенковских заявлений. Для российских СМИ глубокое исследование белорусской темы не интересно.

Из чего исходит российское руководство

С одной стороны:

- необходимо сохранить евразийскую интеграцию, но и здесь Москва дошла до вполне ощутимого уровня экономических уступок. После украинского кризиса расширение ЕАЭС потеряло смысл. Но учитывается, что участие, пусть и формальное со стороны Минска в евразийской интеграции фактически обеспечивает экономическое выживание Белоруссии. В то же время республика ничего для интегрирования не делает, постоянно выставляя бесконечные счета, требуя странные компенсации и т.д. Такой иждивенческий подход в последнее время сталкивается с упорным сопротивлением Москвы. Это сопротивление очень вязкое и никаких перспектив Минску не дает.

С другой стороны:

- в отношении белорусского руководства вводится своеобразный политический карантин, в экономическом плане и очень осторожно повторяется политика развода с Украиной.

Три основы Союзного государства:

- военно-стратегические вопросы: здесь значение белорусского «балкона» быстро падает и основные задачи по обеспечению военно-стратегичесих целей России на западном направлении выполняет Калининград. Сотрудничество в сфере ВТС неуклонно свертывается в рамках сосредоточения на территории России оборонных производств. В то же время нет никаких свидетельств, что ряд белорусских оборонных предприятий уйдет под крыло российского ВПК. А. Лукашенко скорее их продаст Украине, чем России;

- энергетика: газовый тупик продемонстрировал, что Москва более не пойдет на уступки Минску в вопросах объема и цены поставляемых в РБ энергоностителей;

- транзит (все формы). «Газовый тупик» подкрепил решения о строительстве «Северного потока – 2». Российско-белорусская граница фактически восстановлена и контроль над ней укрепляется.

Ответные действия Минска в выше указанных сферах:

А. Лукашенко пытается шантажировать Москву:

1. попытки укрепить ВТС с Китаем и даже Пакистаном (в ракетостроении);

2. Нефть из Азербайджана и Ирана (по мировым ценам);

3. диверсификация поставок газа (обсуждается);

3. Впереди проблема со статусом Белорусской АЭС.

Москва сознательно уступает Минску сделать очередной первый шаг в российско-белорусских отношениях, так как:

1. Спешить российскому руководству незачем и некуда;

2. Договариваться с А. Лукашенко она брезгует;

3. Традиционные попытки шантажа Москва игнорирует.

Мяч на белорусской стороне, если в Минске вообще остались игроки, вызывающие доверие и желание с ними играть.