Тёмная, лживая, отсталая, вороватая и крайне неприглядная страна.

peremogi
, 19 февраля 2017 в 13:50
'...Глубоко и искренне Украину ненавижу, например, я. Не могу сказать, что это сильное чувство, как-либо определяющее мою жизнь, но это достаточно устойчивое чувство, сформировавшееся в последние два года.
Раньше меня просто подбешивала ее колхозная манера демонстрировать мнимое превосходство, будучи страной экономического и интеллектуального упадка, но не более того.
А сейчас - ни тоски, ни жалости.
Государственность провинциальных безруких снобов, которые умеют только бунтовать, чем славна каждая вторая республика Африки.
Страна людей, доскакавшихся до убогого расизма, причем, настолько убогого, что он не страшен, а смешон.
Мне приходилось встречаться на различных дискуссионных площадках с грузинами вскоре после августовской войны. Было тяжело, но было и неизменное уважение к оппоненту.

Средний украинский патриот на тех же площадках представлял собой упоротую злобную свинью, искренне считавшую себя принцессой.
А ведь войну с Украиной в то время мог вообразить себе только невротик - или тот самый украинский патриот, чья главная гордость в жизни - совместная фотография с басаевцами.

Сперва я думал, что мне просто не везет, ведь в то же самое время у меня есть друзья на Украине - и я готов поклясться, что они замечательные люди, при том - не ватники, а европейцы без кавычек и патриоты своей страны, с понятной и объяснимой неприязнью относящиеся к РФ. Но потом понял, что каждая тупая снобистская свинья - это персонификация украинского национального чувства. А у хороших людей оно попросту недостаточно сильное.
Точно знаю и хорошо помню, как во мне надломилось что-то 11 сентября 2001 года, когда я увидел по ТВ палестинских арабов, празднующих на улицах чудовищный теракт. Я не давал себе никаких обещаний, но с тех самых пор считаю себя бескорыстным другом Израиля, рок которого - жить бок о бок с нелюдями.

Спустя 15 лет на меня произвел неизгладимое впечатление шестичасовой серфинг по украинским социальным сетям после падения Ту-154. Как либерал и прогрессист я признаю все базовые человеческие права за теми, кого я тогда увидел, но на личном уровне отказываюсь считать их людьми.

Для моего поколения нормально и естественно признавать её инаковость, культурную самобытность, собственную историю, государственность - всё то, что требует признавать от москаля национальное чувство украинца, выросшее из чувства провинциальной неполноценности.

Я новая формация москаля - та, которая спокойно принимает все украинские атрибуты, сколь бы нелепы они ни были в глазах 50-летнего. Но при этом я не вижу ни одной причины для того, чтобы испытывать к Украине какую-либо симпатию или нечто, что сходно с уважением.

Это темная, лживая, отсталая, вороватая и крайне неприглядная страна, продуцирующая самовлюбленных расистских свиней и заслуживающая брезгливого презрения просто по факту - вне детских трупов Донецка, батальона "Торнадо" и бесперебойной работы артиллерии.

И мне срать, что синеет море за бульваром. У меня нет ностальгии по чему-то общему. Я не считаю украинцев родней. А если и есть у нас с ними что-то общее, то мне жаль, что с ними, а не с чехами, например.

...Увы, нам приходится иметь дело со страной, гонор которой диктует кусать саму себя за жопу и считать подобное хитростью. Это провокационно и очень опасно само по себе, как явление.

Поэтому до тех пор, пока живо поколение, по советской привычке мечтающее что-то там "возродить" в плане "дружбы", а по российской привычке желающее "держать под контролем" те участки, которые считаются "стратегическими", предпочтительный вариант - это постепенно, аккуратно, с учетом всех издержек и рисков, но целенаправленно низводить Украину до состояния сраной степи, чтоб ничего "стратегически важного" не осталось и чтоб ни один советский патриот на нее не позарился. Так будет удобнее для нас и безопаснее для всех..."

https://www.facebook.com/bavyrin/posts/1346460145413589