Во что превратили Украину русские либералы

peremogi
, 23 февраля 2017 в 13:21
И опять на арене поэтесса Муйдана Евгения Бильченко со своей новой колонкой. Господа, так даже в медицине не бывает, чтобы клиническая картина болезни настолько соответстовала типовому случаю, описанному в учебнике. Тут есть ВСЁ, что мы так любим, - не за то стоял майдан, брацконорот, нас обманули, Россия агрессор, это Россия устроила майдан, привезла рогулей и фашистов, значит, Россия это всё и должна исправить. Вот такой несложный вывод сделала Евгения Бильченко по результатам революции гидности.


-----------
Отрывки, по ссылке оригинал полностью

21 февраля моя страна собирается праздновать великий день циничного отрицания ценностей революции. Именно так, а не иначе, я называю нынешний режим Украины. Пришла пора поговорить о главном.
Поговорить о  феномене My Down - давно забытой детской идентичности родом из ранней студенческой романтики гуманистического бунта имени Цоя. Кто такие были эти люди, на чьих костях националисты устроили спектакль ради прихода нынешней украинской власти и ради пущего злорадства истероидных кремлевских имперцев? Кто такой был, например, мой знакомый Андрей Черненко, вышедший на Майдан в первый и последний раз в жизни - ради протеста против насилия? Кто такие были студенты, стоявшие рядом со мной, все эти Дениски, Санечки, Анечки?
Дальше какое-то бла-бла, из которого совершенно непонятно, кто же они обыли, Дениски, Санечки, Анечки.

У скандального индийского режиссера Дипы Мехты, чьи премьеры громят фундаменталисты, есть великолепное кино «Дети полуночи» - о старых героях индийской борьбы за независимость, впоследствии уничтоженных правительством Индиры Ганди и развязанной им гражданско-гибридной войной.
Я хочу поговорить об украинских «детях полуночи». Чего мы хотели? Чего хотели те, кто вышел на площадь, пока она еще была Сенатской, а не Лобным местом? Почему понятия «левак», «демократ», «социальный либерал» стали ругательством и в глазах русских, и в глазах украинских правых?
Мы хотели ликвидации олигархата и воровства. Этого не произошло. Мы хотели гражданских свобод для людей разных взглядов и отсутствия политической цензуры. Их нет. Мы, наконец, хотели мира и диалога, - их также нет. Есть доносы, аресты, погросы. Говорить о том, что «российская агрессия всему виной» в стране, которая не в состоянии уважать права своего же восточного региона на самоопределение, я могу. Могу, но не хочу. Несмотря на то, что прокачанные фанатики из Донбасса, меня ненавидят как «бандеровку».

Сегодня я вернулась из России. Поезда, вокзалы, самолеты, проекты. Говорю то, что видела, а не то, что наивные украинцы читают в Интернете. В России – более-менее спокойно, и правовой порядок таки есть. В России действует многочисленная системная либеральная оппозиция, которой позволяют быть с переменным успехом арестов и выпусканий. Но. В России четко взят курс на имперскую (правую!) радикализацию со всем меньшим количеством интернациональной советской ностальгии для любителей всеобщего равенства и колбасы по два двадцать. Ситуация в РФ полностью отражает украинскую: власть эксплуатирует политику войны и культ патрональной  государственности, то придерживая, то спуская уличных монархических псов. Последние рвутся что-то сломать, восславить Муссолини и достать «проклятых хохлов».
Марксисты, которые охраняли мой концерт, находятся в оппозиции к Путину. Это уникальный случай в трагикомической постсоветской истории: бывшего волонтера ныне умершего русскоязычного либерального крыла Правого Сектора (членом которого я не была, вопреки чаяниям кремлевцев) и космополитического поэта охраняли...  европейские социалисты в камуфле Че Гевары. Некоторые из них провели на Майдане первые месяцы в анархических иллюзиях о братстве Жана-Жака Руссо и Егорушки Летова в духе моей революционной поэзии о граде Солнца. С ними можно поговорить о Чичкане, Жижеке и Скорсезе без ущерба для морального здоровья.

Причины здесь гораздо глубже и о причинах проговорились сами имперцы в пылу виртуального терроризма, который я не стираю с паблика, чтобы влюбленные в Америку русские либералы, превратившие мою страну в засахаренную виньетку для острастки Путина увидели, кто такие украинские нацисты. Чтобы украинские любители русского мира наконец-то открыли глаза на фашистские стороны своего генетического детища.
Итак, чего хочет Кремль? Скажу откровенно: усиления нацизма в Украине, бесчинств добробатов и продолжения обстрелов ВСУ Донбасса. Ему удобно видеть мою страну изолированным этническим анклавом для рогулей и жандармов. Шароварная диктатура развязывает руки кремлевской пропаганде и превращает фейк о Бандере в неприглядную действительность. Именно этим можно объяснить неожиданную ненависть ко мне со стороны путинистов после критики режима Порошенко: прямо, как за родного, вступились. Один из кремлевцев даже посоветовал украинскому вышиватнику поскорее посадить меня, потому что, "чем меньше будет гражданских интеллектуалов, тем скорее наступит в Украине новый колониальный пророссийский режим" (парафраз). Из крайности в крайность.
Искусственно навязанная проблема троллинга русской культуры, свастики на заборах и предплечьях, цензура в государственных учреждениях и сине-желтая пионерия - именно такие вещи развивала бы здесь я, будь я хитрым-прехитрым Путиным. Получается, что обе олигархические системы, отвлекая войной и фашизмом свои народы от внутренних социальных проблем, продолжают красть и репрессировать.

Я же хочу найти днем с огнем в стране людей, которые еще помнят, за что там стояли обманутые ребята-гуманисты. Именно их больше всего и боится российская фашистская традиция. Именно их боится украинская националистическая тусовка. Именно их и хотят Биба с Бобой стереть окончательно, чтобы черно-белые битвы были продолжены до полного взаимного геноцида, до разрыва демократических связей между славянскими народами вне режимов.