Интервью Алексиевич

peremogi
, 20 июня 2017 в 12:54
Сергей Гуркин в ФБ

Пояснительная записка.
Интервьюируемый лауреат в категорической форме запретил мне публиковать это интервью. Я этот запрет проигнорировал. Я объясню, почему.
Как более или менее все в этой ленте, я считаю себя демократом. Демократия одновременно предполагает свободу слова и ответственность за слово.
Кроме того, я журналист. И если интервьюируемый а) знает, что говорит (в публичном месте при свидетелях) для интервью под запись и б) в начале разговора соглашается отвечать на вопросы в лоб, но после 35 минут разговора решает, что интервью ему не понравилось, то это его проблемы.
Теперь к сути.
Это интервью - благодаря не мне, но ей - хорошо тем, что в нем, наконец, многое сказано прямо. И поэтому - благодаря не мне, но ей - оно стоит сотни разговоров "мягко и ни о чем".
Но теперь мы выяснили: людям можно запрещать говорить на родном языке, если есть на то государственная необходимость (говорит писатель); тех, кто убил писателя за его взгляды, можно понять (говорит писатель, гуманист и демократ); русификация - плохо, украинизация - хорошо (говорит человек, думающий, говорящий и пишущий по-русски); и так далее, и тому подобное.
Это - реальное, настоящее лицо.
Это - честно.
Прямые оскорбления в свой адрес я тоже не стал убирать. Это тоже важно. Это о способности к диалогу. Об уважении. Да вы и сами понимаете.
Спасибо за внимание.
-------

Само интервью на Regnum.ru. Я не читала и не хочу. Боюсь, стошнит.