Политика | Прямая линия с Владимиром Путиным

Путину готовят наказание, российские войска скоро выкинут с Донбасса

peremogi
, 27 июня 2017 в 13:01
Оригинал взят у piligrim04 в Путину готовят наказание, российские войска скоро выкинут с Донбасса

Военный эксперт Алексей Арестович уверен, что

украинская власть готовит план по деоккупации Донбасса. В интервью «Апострофу» он рассказал, как это может быть осуществлено, какой будет роль США в вероятной операции и о сценарии развития событий в случае полномасштабной агрессии Владимира Путина против Украины.

Екатерина Козюбенко: Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил о том, что Украина и Россия могут разрешить ситуацию на Донбассе вне Минских соглашений. Тем временем в украинской власти заговорили об изменении формата проведения АТО. Каким, на ваш взгляд, может быть этот формат?





Алексей Арестович: Минский формат не работает, Россия со своей стороны даже не выполняет первый пункт этих соглашений (о прекращении огня на Донбассе, — «Апостроф»). Он не работает по той простой причине, что Россия не является стороной соглашения, а только наблюдателем. Это нас не устраивает, так как Россия является стороной конфликта. Запад это понял спустя четыре года. Путин так надоел Трампу в Сирии и во всем мире, что они решили его показательно отхлестать в Украине.


У Путина сложная ситуация, протесты. В ноябре у них будет одновременный пик протестов и максимальное падение боеспособности из-за массового ухода, демобилизации срочников со службы в сентябре-октябре. Это произойдет за три месяца до выборов, назначенных на 18 марта 2018 года, а это значит, что Донбасс надо брать.


Минский формат не работает, но долгое время сохраняли его видимость. Все зависело от позиции США, и она, судя по всему, уже сформирована. И, судя по всему, речь идет о военной операции по Донбассу с выкидыванием оттуда российских войск и показательной поркой сепаратистов. Эту операцию Вооруженные силы Украины могут провести прямо сейчас: у нас превосходство по силам и средствам, мы гораздо лучше воюем, и у нас морально-волевое превосходство.


Я вижу, что на Западе кто-то хочет провести показательную порку Путина месяца за три до выборов, предъявив ему одновременно счет за «Боинг» (сбитый на Донбассе в 2014 году, — «Апостроф»), за сбитого Качиньского (авиакатастрофа под Смоленском в 2010 году), за Украину, за Сирию, за все вместе. Потом соединить это все с пиком российских протестов и убить его перспективу на президентских выборах. Просто убить или показательно наказать.


Видимо, Украина здесь является главным рычагом, если смотреть со стороны Вашингтона. Не Молдова и Грузия будут наказывать Россию, а Украина — сопоставимая мощь. Все сошлось — интересы Порошенко, интересы Трампа, интересы украинской и американской верхушек. Острие этой атаки направлено на Владимира Владимировича, и его будут показательно пороть где-то в ноябре.


— Какая роль Штатов в этом процессе?


— Штаты будут давать Украине гарантии непроведения полномасштабной операции против Украины, скорее всего. Они дадут понять Вове: если он подымет авиацию или ракеты, то ему будет очень бо-бо в экономическом смысле. Здесь сразу же начнут садиться американские борта с летальным оружием.


— Будапештский меморандум не повторится?


— Не повторится. Смотрите, какая ситуация: спикер ВРУ Андрей Парубий съездил в Штаты и заявил, что мы заключили соглашение о сотрудничестве, которое предполагает наличие здесь складов стратегических запасов американской армии. Эти склады могут быть созданы очень быстро — за полгода. А такие операции готовятся за год. В случае чего, американцам не понадобится завозить сюда оружие, мы просто вскроем склады и заберем его. С их согласия.


— Если Украина начнет активную фазу освобождения Донбасса, то нас могут обвинить в срыве Минских соглашений и начать очередную так называемую «операцию по спасению русскоязычного населения».


— Пусть попробуют. У них протесты в 90 городах, Алексей Навальный бьет во все колокола. В этот момент они начинают авантюру против Украины, которая совпадает с внутренними протестами и наложением дополнительного пакета санкций. Что будет? А если представить, что его еще и где-то в Сирии поджали одновременно. Нужно быть полным идиотом, чтобы это начинать.


— К чему нужно готовиться Украине?


— Мы их просто поубиваем.


— У нас же неукомплектованные армейские подразделения.


— Всегда чего-то нет. Идеальных армий не бывает. У нас порядка 90 тысяч личного состава в зоне АТО и вокруг нее. У россиян — 40 тысяч человек. Это уже двукратное превосходство.


Что произошло во время боев за Желобок? Наши взяли господствующие высоты, начали просматривать их территорию на 20 километров вперед, если сильно схематизировать. Сепаратисты не справились, когда их погнали отбивать атаку. Через сутки подошли кадровые россияне. Их накрыли артиллерией, пока они там стояли, а российские командиры, зашедшие с российской стороны, вникали в обстановку.


Мне звонили неравнодушные россияне из Питера и сообщили, что после этого события возле Военно-медицинской академии [им С. М. Кирова Минобороны России] четверо суток садились санитарные борта. Как вы понимаете, в лучшее медицинское заведение России вряд ли сепаратистов возят. Это кадровые российские военные. Оттуда (с Донбасса, — «Апостроф») мясо вывозили.

В России ропот среди военных. Они говорят, давайте или полномасштабную операцию, или уходим с Донбасса, потому что невозможно утилизировать военных. Они несут колоссальные потери, которые раз в десять превышают наши. Они делают огромное количество бестолковых ошибок. И сам формат гибридной войны, когда они прячутся и не могут использовать свою мощь, сокращает их поголовье. И, главное, валит морально-психологическую составляющую — у них нет настроения воевать.


Я вас уверяю, что российские военные с облегчением воспримут уход с Донбасса и прекращение этой бестолковщины с их стороны. Путин это прекрасно знает и будет гнать через силу российскую армию на убой. Пусть они заходят. Наши командиры воюют там четвертый год и знают каждый куст. А эти въедут и не будут знать обстановку. Если будет наступление, то обстановка будет меняться со скоростью 20-30 километров в сутки. Они не будут успевать за ходом событий.


Добавьте к этому, что мы будем свою землю освобождать. Какой будет стоять энтузиазм и рев. Какая будет поддержка у военных. И что у них? Они приехали, надписей не понимают, сепаратистам не верят, их регулярно кроет украинская артиллерия. В этой обстановке воевать очень сложно, даже славной российской армии, которая, на самом деле, — дутый пузырь. Есть российская пропаганда и российская военная мощь, а есть обстановка на поле боя.


Мы прямо сейчас можем осуществить эту операцию. А через год, с американской помощью, правильным строительством, соответствующей нормативно-правовой базой, с призывом на 18 месяцев и обучением офицеров запаса, бесконечным обучением резерва и контрактников, которое проводится постоянно… У нас есть 200 тысяч резерва — это люди, отвоевавшие в АТО. Ну, здравствуй, Вова.


— Если говорить о последней пророссийской акции, участники которой выступали против переименования проспекта генерала Ватутина в проспект Шухевича. Насколько сильны эти силы?


— Какие же они сильные, если они вывели 300 пенсионеров и 50 титушек, которых злобно побили националисты? Если пророссийские силы попытаются раскачать ситуацию здесь, то нужно, чтобы у тебя в стране все было хорошо. Если у тебя массовые протесты и дети протестуют, то делать это сложно. Кроме того, за четыре года все научились и понимают, кто, кого и куда выводит.


Если их начнут не бить, а убивать на этих митингах, что вполне возможно, то они, в принципе, перестанут выходить. Ни за какие 500 гривен ты не пойдешь туда, где тебя могут убить.


Не забывайте, что Порошенко — не президент мирной страны, он верховный главнокомандующий воюющей страны. 400 тысяч отмобилизованных силовиков, которые нюхнули крови. Крайние два года они только на победах воспитываются — мы не потеряли ни одного метра и только наступаем, только забираем.


Был страшный враг, нарисованный российской пропагандой, — непобедимая Россия. Они этого врага уже четвертый год гоняют. Этих людей очень трудно остановить. Они поставят ногу на горло кому угодно — и внутреннему, и внешнему врагу.


Теперь берем список дел, которые Порошенко может сделать прямо сейчас: легализация короткоствольного оружия, снятие акцизов на автомобили, начало строительства дорог по всей стране, начало модернизации АЭС, арест Медведчука, Тимошенко, ущемление олигархов, военная операция на Донбассе и прочее. Вы представляете рейтинговый потенциал этих шагов? Их можно осуществить прямо сейчас. Какой внутренний враг, кого тут Россия расшатает?


— Но пытаться будут?


— Конечно, будут. Россия упустила исторический шанс разгромить Украину. Это нужно было делать весной 2014 года. Но они уже тогда оценили свои возможности и поняли, что не справляются. Даже если они зайдут в Киев, Одессу, Днепр, то будет партизанская война. Их начнут тут убивать. И будут это делать гораздо активнее, чем в Афганистане и Чечне. Потому что Чечня — это половина Киевской области. А если взять восемь областей, где каждый день будут убивать пять человек, то это 40 человек в день. Что будет через два месяца? Поэтому они понимали сразу, что ничего не будет.


Не думаю, что когда-либо рассматривалась масштабная операция против Украины. Максимум — ракетные удары.


— На что же они рассчитывали?


— На блеф и поддержку пророссийского населения. «Русская весна» сломалась 2 мая в Одессе, когда русскоязычные фанаты «Черноморца» это все обломали. Русскоязычные Украины выступили против Путина. После этого стало ясно, что россияне проиграли эту войну. Дальше уже дело времени и техники. Теперь они упустили свой шанс, а мы накачали армию — у нас 250 тысяч отмобилизованной армии, 200 тысяч резерва. Все российские сухопутные войска — 330 тысяч человек. Но Россия немножко больше, чем Украина, и там нужно защищать от Калининграда до Курильских островов, а еще есть Сирия, Средняя Азия, Кавказ. Они не могут собрать это все и бросить на нас. У них на границе стоит 25 тысяч человек.


Ну, вот они соберут все, что есть, возьмут часть нацгвардии (всю нельзя из-за постоянных протестов) и соберут 100-тысячную группировку. Но это на короткое время — у них начнутся проблемы в других местах. С этим всем они попытаются наступать, а у нас 400 тысяч отмобилизованных силовиков.


Допустим, они подымут авиацию. Ну, так специалисты ПВО маленькой Грузии, которых готовили украинские спецы, сбили за 5 дней войны 7 самолетов и 19 повредили, в том числе стратегический бомбардировщик, который никогда не сбивали. Мы собьем 90 за неделю.


Не стоит забывать, что у нас есть собственная истребительная авиация, и украинские летчики очень злые, готовые один на один размениваться с россиянами. Представьте себе, что украинского летчика сбили над Запорожьем или Киевом, он приземляется на парашюте там, где его девчата встречают, его на руках несут в госпиталь, фотографии печатают, и до конца жизни он — герой.


Куда российский летчик будет спускаться на парашюте? Туда, где его будут забивать мотыгами. Это не добавляет летчикам настроения или мастерства…


Эта авантюра угробит Россию, а не только путинский режим. Они получат тысяч 20 трупов, которые не скроешь, получат колонны своих пленных, сбитую авиацию в прямом эфире и пленных летчиков. Получат полный пакет экономических санкций.


Мы сначала откатимся, а потом возьмем все, что завоевали. Это будет наша военная победа и их поражение — гарантировано на 102%. У них есть что-то в голове, и они прекрасно понимают, что ни о какой полномасштабной операции речи не идет.


Они будут вечно грозить, совершат мягкую оккупацию Беларуси, чтобы создать нам северный фронт в августе этого года, чтобы мы не сильно дергались на Восток из-за того, что будет вечная угроза на северо-западном направлении. Но в таком случае мы можем прямо сейчас сказать Дональду Трампу: «Вы не хотите проблем с Польшей и Прибалтикой? Так давайте создадим России проблемы на Востоке, чем больше у нее проблем на Востоке, тем меньше проблем с НАТО. Значит, давайте добро, ставьте красные линии Путину и давайте нам оружие».


— Сколько нужно летального оружия, чтобы изменить ситуацию на фронте?


— Основой российского наступления являются ротные и батальонные тактические группы, которые усилены бронетехникой. Если нам дадут противотанковые комплексы, мы вышибаем бронетехнику, то уже никто никуда не наступает — нет потенциала для наступления.


Раньше у нас не было противотанковых средств: когда они наступали, мы сражались гранатометами и СПГ, но это вообще не противотанковые средства. Но наши хлопцы этими непротивотанковыми средствами нажгли такое количество танков в Дебальцево, что мама дорогая!


Еще поступали следующим образом: спецназ уходил в глубину и смотрел, где группируются российские бронетанковые резервы, наводил артиллерию, и она крыла эти резервы или их рембазы, склады с топливом и боеприпасами. За два-три дня они теряли потенциал для наступления.


Если мы будем сочетать работу противотанковых комплексов с нашими возросшими возможностями и еще будем вышибать танки, которые доехали до передовой, то ни о каком российском наступлении речи не будет идти.


Выехала танковая рота, наступать на украинские позиции, а шесть танков не вернулись. Вы пойдете в следующую атаку? Вы танкистов не посадите в танк: у них будет стакан о зубы стучать, сигарета в рот не будет попадать.


Мне рассказывали, когда была война в Грузии, то в первый день грузины сбили два самолета. Так на следующий день у всех сбитых летчиков — алкоголь в крови и звание не ниже майора. Это означает, что они без допинга не летали и не летали молодые летчики — боялись. Взлетали замкомандиров полков и командиры эскадрилий. Как они летали: взлетали, уходили за соседнюю горку, сбрасывали боеприпасы на гору, возвращались и рассказывали, что разбомбили грузинскую колонну. Дело в том, что очень страшно — взлетели с аэродрома четыре самолета, а два не вернулись. Это никому не добавляет настроения. Особенно, когда ты не понимаешь, за что воюешь. Если напасть на территорию России, то они будут свою родину защищать, но сейчас они — агрессоры.


Они прекрасно понимают, что, взлетев бомбить украинские войска, можно встретить польский или американский истребитель. Трамп же простой, возьмет и влупит бесполетную зону. В Сирии он так уже сделал, и прецеденты есть — сбили истребитель, который курдов бомбил, а курдам дали летальное оружие.


Почему в отношении Украины так не сделать, если безвиз сделали. До безвиза все было в подвешенном состоянии, а теперь все стало ясно — нас усиленными темпами интегрируют на Запад. Значит, будут защищать или помогать. Нас и защищать не надо, нам надо просто немножко помочь, а мы и сами кого хочешь защитим. Сейчас западные военные, которые приезжают обучать наших, учатся у них и уезжают. Украинская армия сейчас — № 1 по боевому опыту на фоне стран НАТО по той причине, что никто давно не воевал с танками и артиллерией противника. Тем более, никто не воевал в гибридной войне.


— Какие перспективы у Путина в Сирии сейчас?


— Никаких. Его высекут, как помойного пса. Путин — это обезьяна. В Таиланде есть ловушка для обезьян: она засовывает руку в клетку, берет бананы и не может вынуть руку. Для этого надо отпустить бананы, но ей это сделать не позволяет психология — ведь схватилась за гроздь. Путин — вот эта обезьяна со всей своей Россией. Отпусти, убери руку и уходи. Еще можно переиграть. Еще можно с извинениями вернуть Сирию, Крым, Донбасс. Принеся все извинения, можно снова стать цивилизованной страной, играть по правилам, конкурировать и развиваться, но они не могут. Они схватились за банан, а отпустить не в состоянии. Что бывает с такой обезьяной? Она попадет на ужин к местным туземцам. Вот он и попадет на ужин к местным туземцам в Сирии, в Украине и у себя в России. Вова всех переиграл, такой великий игрок.


— Есть ли возможность взять под контроль границу с Россией, которую сейчас контролируют боевики?


— Есть возможность использовать полицейскую миссию ОБСЕ, Евросоюза или ООН. Но россияне лягут костьми, чтобы не допустить ее туда, пользуясь тем, что они члены Совбеза ООН. Совбез можно обойти, но представьте, как сложно будет уговорить все эти Науру и прочие острова, которым россияне будут чемоданы денег давать, чтобы они голосовали правильно. Это тупиковая ветвь, идею полицейской миссии продавливают уже года два. Минские соглашения продавливают года три. Но они не действуют. Надо действовать другими методами.


— Какой должна быть операция по освобождению Донбасса?


— Сначала туда заходит спецназ и начинает резать связь, толстых связисток и прапорщиков, которые там сидят, потом уничтожают центры управления, минируют склады с боеприпасами и топливом. Потом идет массированный удар по разведанным целям, 80% которых мы знаем. Потом заходят пехота и танки, пользуясь результатами огневых ударов. Где-то на третий день, когда мы погоним их и клиньями сломаем линию обороны, а ситуация будет меняться каждый час и будет потеряно управление с их стороны, тогда начнет работать наша авиация.


— Что станет точкой невозврата для российской армии?


— Все решится за три дня. Все очень просто. Достаточно нам вклиниться в трех местах на глубину до 50 километров, сделать три дебальцевских коридора — им конец. Тогда наша артиллерия будет доставать до границы с Россией, все дороги будут перерезаны, и они не смогут маневрировать.


В чем заключается история с Авдеевкой? Мы получили огневой контроль над дорогой Донецк-Горловка, а Горловка — ключ к фронту. Если мы берем Горловку или она попадет в окружение, что можно сделать уже сейчас, то фронт разваливается — ЛНР и ДНР не могут действовать совместно. Мы начинаем все рассекать, крыть огнем, и на этом вся их оборона заканчивается.


— Возможна ли партизанская война после освобождения Донбасса?


— Ничего не будет. Будут отдельные попытки российских спецслужб протестовать и взрывать, но это обычная террористическая война. Будут раз в неделю убивать одного украинского военного, который в очереди куда-то не туда пошел, не послушав командиров. Ну, это всегда бывает.


Там невозможна масштабная партизанская война — это образование за сутки прочесывается. Там не с кем справляться. Все, кто мог партизанить, уехали в Украину или Россию. Кроме того, там будет военное положение, будут активные мероприятия спецслужб. Все, кто оставался нашими, будут очень точно пальцем показывать, кто там самый активный. Туда нужно просто запустить местных — луганских и донецких, которые видели, как это все начиналось, которые знают, кто это начинал, которые учились с ними в одних классах, но они ушли на нашу сторону и воевали за нас. Вот их туда нужно запустить, они наведут порядок очень быстро, и это будет сделано. Местное управление СБУ должно быть укомплектовано на треть луганскими и донецкими, на треть — львовскими и ивано-франковскими, и еще немного центрального аппарата из Киева — это идеально сочетание, которое перемелет там все.

[ссылка]

Очень много буковок...Я РЫДАЮ )))))