Садок вишневый коло хаты

peremogi
, 30 июня 2017 в 17:07
В комментах в ФБ кто-то упомянул статью, и я ее нашла. Начало 2013 года, камрады! А мы всё считаем, что хохлы повредились головой в 2014...

Отрывок. Полностью на Телеграф.уа
----------

Физик-ядерщик утверждает (и детектор считает, что он говорит правду), что на Рождество ему удалось попасть в будущее. Он нарисовал нам формулу, позволившую нарушить закон сохранения импульса. Честно говоря, мы так и не поняли его суть, а формулу в 13 строках понять даже не пытались. Но рассказом ученого (после долгих дебатов в киевской редакции и по решению главреда газеты) мы решили поделиться. Далее отрывки записанной нами встречи.
– В каком вы, говорите, были году?
– В 2028 году. Ночью, 7 января.
– А где?
– Я оказался на Проспекте науки, где моя лаборатория. Правда, уже ни лаборатории, ни проспекта там не было. Насколько я понял, весь город перестраивают. Точнее, города. Если верить сообщениям медиа того времени, вся страна –  большая стройка.
– Почему? Была война?
– Нет, это государственная программа. Она называется «Садок вишневий». (Журналист по теме правосудия хмыкает). Всю страну перестраивают в города-сады. Насколько я понял, за основу взят проект английского утописта XIX века Эбенезера Говарда.
– А правят нами инопланетяне (опять не выдерживает журналист по правосудию)?
– Главу правительства зовут Кареш Пуманэ Арайян, если не ошибаюсь. Он австралиец. Все очень изменилось. Правительство Украины подбирается по всему миру –  через рекрутинговые агентства. Заключается конт­ракт с четкими обязательствами. В правительстве лишь один украинец –  министр обороны. Он, кстати, занимается и наукой. Наша страна становится мировым лидером в освоении космоса. Собственно, министр –  бывший руководитель космического спецназа. (Вся редакция переглядывается)
– Эээ... А страна –  Украина? Или нас оккупировали австралийцы? (Иронически спрашивает расследователь по образованию)
Русь (с абсолютно серьезным видом отвечает физик). Язык –  украинский, столица –  Киев, герб –  трезубец. Но все остальное… Мы действительно рвемся в мировые лидеры. Прежде всего, из-за научного прорыва. В страну переезжают тысячи ученых со всего мира. Эрик Корнелл, Вольфганг Кеттерле, Джордж Смут, Андрей Гейм живут в Городке гениев. Это в районе нынешней Татарки. А если бы вы видели их Институт физики!
–  Подождите (твердо останавливает ученого журналист-расследователь по здравоохранению). Давайте по порядку. Опишите, как там люди живут. Как одеваются, какие у них дома, чем занимаются?
–  Главное отличие –  как раз эти города-сады. Я о них целый час читал. На самом деле, людей почти не видел, потому что была рождественская ночь. Я дошел до центра городка, увидел информационный стенд –  вроде современного лайт-бокса. Но это большой интерактивный экран. Прикасаешься –  и можно все узнать, как уличная электронная библиотека. Я читал этот лайт-бокс три часа! Приехал милиционер на велосипеде, спросил, как мои дела, и пожелал счастливого Рождества. Вот что я вычитал о городах-садах. Общество пришло к выводу, что наш нынешний способ проживания в крупных городах подрывает здоровье, это экономически невыгодно и разрушает нормальные связи между людьми. Поэтому все населенные пункты решено перестроить в города-сады. Главный их принцип –  размер. Не более тридцати тысяч человек, преимущественно знакомых между собой, которые сами управляют и ухаживают за своим городом. Туда даже государственная полиция не имеет права зайти без официального вызова местным участковым. Его, кстати, выбирают.
–  А как выглядят эти города-сады?
–  Как кольца. В середине –  центральная площадь, по принципу древнегреческой агоры. Там горожане собираются на дебаты перед местными референдумами, выборами (а они там постоянно). Вокруг площади –  школы, включая «школы здоровья». Это у них так поликлиники называются. Арт-центр. Офис участкового, кстати. Бассейн, который одновременно является зимним садом и музеем науки. Там занятия для детей проходят –  с целью выявления будущих ученых.
–  А вокруг центра?
–  Кольцо леса или парка. Через него идут дорожки, скорее, тропы. На машине на центральную площадь проехать нельзя. Только на велосипеде. В этом основная идея города-сада –  не пользоваться машинами. На них ездят только между городами. И то все меньше. В основном, наземным метро.
–  Хорошо. Центральная площадь со школами, больницами и бассейном, потом – кольцо леса, а дальше?
–  Дальше, тоже кольцом, идут жилые дома. В один, два, редко –  в три этажа. От многоэтажек решили отказаться. Точнее, введен большой налог на строительство и проживание в домах более двух этажей. С каждым этажом налог увеличивается, поэтому в высоких домах никто не хочет жить. Двухэтажный дом становится самым распространенным вариантом. Интересно, что готовые места продаются так, чтобы рядом жили люди с разным доходом. Чтобы не образовывались «бедные» и «богатые» районы. Что происходит с экономикой –  это отдельная история! Запрещены проценты в банках, деньги – больше не средство обогащения. У состоятельных людей теперь картины, скульптуры.
–  И живут рядом с бедняками (саркастически переспрашивает наш финансовый директор)?
–  А их там, вроде, не осталось. Но люди с разным доходом действительно живут рядом. И соперничают только в огурцах.
–  Что?!
–  Очень популярным стало самостоятельное выращивание фруктов или овощей. Есть национальный шоу-конкурс, соревнования между домами. Победителей награждают и дают скидки. Считается, что процесс выращивания чего-либо является незаменимым таинством для человека.
–  А лучшего «капустовода» страны не Азаров зовут?
–  О судьбе нынешнего правительства я вам не хочу рассказывать.
–  Хорошо. А что вокруг кольца жилых домов?
–  Еще одно кольцо леса, потом –  кольцо офисов. Оно последнее в таком городе. К нему тоже добираются пешком или на велосипедах. Получается, что в центр идут по общественным, культурным и образовательным делам, а на окраины –  в офисы. Вот офисы бывают небоскребами.
–  А дальше?
–  А дальше –  метро и трассы в другие города-сады. Фактически все люди живут в таких городках по 30 тысяч.
–  А с нынешними городами что? –  Исторические центры отдали под музеи, университеты, театры, галереи. Все остальное  разрушают, чтобы построить города-сады или воссоздать поля и леса. В Киеве Лыбидь, Почайну и другие реки восстанавливают!