Миротворцы на Донбассе

А не пора ли вам, свидомые, до хаты?

peremogi
, 13 октября 2017 в 13:28
Оригинал взят у holera_ham в А не пора ли вам, свидомые, до хаты?
На севере Урала есть необычное явление, о котором после «Евромайдана» в Киеве и событий в Крыму 2014—2015 годов широко говорить не принято. Работу нефтяных и газовых скважин российских корпораций, расположенных в Югре и на Ямале, обслуживают и контролируют специалисты с Украины, приезжающие в российские регионы организованными трудовыми бригадами. Такое положение дел существует десятилетиями. Сложилось оно с момента распада СССР и продолжает действовать, несмотря на совместные санкции и боевые действия на Донбассе.

К 2017 году украинцы заняли первое место в неофициальном рейтинге мигрантов, приезжающих на Ямал. По данным администрации Пуровского района ЯНАО (здесь сосредоточены объекты «Роснефти», «Газпрома», «ЛУКОЙЛа», и «НОВАТЭКа»; 45% — добычи газа, 80% — нефти и конденсата от всего объема добычи в округе), на территории муниципалитета трудятся свыше 4,2 тысяч мигрантов, большинство из которых — граждане Украины. Только за последние восемь месяцев в муниципалитет на заработки прибыли 726 человек с желтым трезубцем на паспорте.

Верхняя Пышма. Клипарт, паспорт гражданина украины, миграционная карта, украинский паспорт
На Ямале живут и работают несколько тысяч человек с украинским паспортом
Фото: Нина Калинина © URA.RU
Вахты на Российский Север — популярный способ заработка на Украине. На этом рынке даже работают посредники, помогающие соискателями установить контакт с работодателем. В нефтяных провинциях Урала существуют целые предприятия, которые активно принимают на работу преимущественно украинцев (например, «Белорусское УПНП и КРС», «Интегра-Бурение»). Они работают с миграционными квотами, полученными от региональных властей в ЯНАО и ХМАО.

Украинцы на Севере, как правило, находят себя в сфере нефтесервисных услуг — в бурении, капитальном ремонте скважин, геофизике. Приличные предприятия оплачивают сотрудникам перелеты и проживание. Однако многие вынуждены ездить железной дорогой, расходуя в совокупности около недели своих выходных только на переезд.

Помощник бурильщика (помбур) одного из сервисных предприятий, работающих в Югре, Владимир Старовойтов, утверждает, что на Севере квалифицированному специалисту вполне реально зарабатывать за вахту 150-200 тысяч рублей. «Стартовая» зарплата для молодого сотрудника, еще не заработавшего северные надбавки, иная — около 50-60 тысяч рублей. Однако и на эти суммы соглашаются приезжие. Все, что нужно, это корочка помбура и допуски. Такие можно без труда приобрести в специальных учебных центрах. Средняя цена — 20-30 тысяч рублей.

«Работать на Севере считается престижно. Дома таких зарплат нет», — комментирует выходец с Украины Старовойтов.

Жизнь вахтовиков тяжелая. Физический труд занимает 12 часов в сутки, остальное уходит на сон и прием пищи. Живут украинцы в вагончиках, прямо на месторождениях, путешествуя от скважины к скважине. Условия напоминают подводную лодку. Стандартный передвижной городок состоит из вагона-спальника, где вахтовики спят в две смены, сменяя на кроватях друг друга. Также есть вагон — сушилка для одежды, бытовка («культбудка»), где располагаются кухня и кабинет руководителя бригады. Мастер и машинист могут жить отдельно.


Так называемая «культбудка». Условия жизни нефтесервисников во многом схожи со службой на подводной лодке
Фото: vahtoi.ru
Многие из участников вахты отказывают себе в элементарных продуктах питания, обходясь лапшой и пюре быстрого приготовления. Причин как минимум две: с одной стороны, свежую еду брать неоткуда, с другой — экономия. Меньше потратишь на себя, значит, больше привезешь домой семье.

На территории вагон-городка вахтовики находятся постоянно (нефтепромысловые объекты расположены вдали от цивилизации — в тундре или тайге, кишащей москитами). Обычно вахта длится месяц, но многие в надежде заработать больше, остаются жить в «северных субмаринах» до полугода, а то и больше.

«У меня был мастер с Украины. Мужик девять месяцев работал без выходных. Совсем.

Начал разговаривать с самим собой и кричать во сне: «Вира! Майна!»

(на профессиональном сленге бурильщиков, поднимающих и опускающих колонну из труб: «Вверх! Вниз!»)», — вспоминает в разговоре с «URA.RU» рабочий бригады капитального ремонта скважин, представившийся Ильдаром.

Собеседник отмечает, что украинцы стремятся держаться особняком — руководство предприятий формируют из них отдельные бригады, где представителей других национальностей нет. В них вахтовики создают привычный для себя быт, систему авторитетов и взаимоотношений.


Вахтовики едва помещаются в вагончиках. Спят по двое на одной койке
Фото: krasnoturinsk.info
«У нас многие боялись попасть в украинские бригады. Это же как армия — землячество, дедовщина, все остальное. В некоторых бригадах принципиально не разговаривали на русском. И если ты не украинец — крутись как хочешь. Будешь жаловаться начальству — жить и работать станет невыносимо. Были случаи, когда подбрасывали насекомых в постель и мочились в кастрюлю с супом», — рассказывает Ильдар.

Вдали от взглядов начальства в вагон-городках процветает пьянство, приводящее к печальным последствиям. Одна из последних громких аварий произошла этим летом на скважине Ван-Еганского месторождения в Нижневартовском районе. В ходе пожара на буровой платформе пострадали семь выходцев с Украины, один погиб.

Фактически сегодня украинцы — стратегически важный элемент в системе отечественной нефтегазовой промышленности.

Украинские вахтовики вспоминают: после событий в Крыму и обмена санкциями между Россией и Западом многие переживали, что вахтовые программы будут свернуты и работа на Севере окажется под запретом. Однако это не произошло и, как считают работяги, в обозримом будущем вряд ли произойдет. Российские работодатели заинтересованы в низкооплачиваемым по местным меркам труде.

«Ко мне в бригаду на практику как-то прислали двух студентов из местного техникума. Эти двое весь месяц провалялись на топчане в бытовке и играли в телефоны. Потому что они не хотят здесь надрываться. Таскать трубы в мороз и кормить комаров. Они хотят работать дома, в теплом офисе. А нам нужно кормить детей», — делится мнением один из руководителей бригады украинских вахтовиков, попросивший не упоминать его имени.

Вахтовики, как украинского происхождения, так и выходцы из центральной России, утверждают, что международная ситуация на отношениях пока не сказывается. Украинско-российская вражда, популярная на юге страны, не актуальна для северных регионов, где активно развиты украинские диаспоры. Так сложилось исторически, говорит один из вахтовиков с российскими корнями: «При коммунистах не разбирали — русский, украинец. Нефть и газ для страны осваивали всем миром».
https://ura.news/articles/1036272589?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com