О нездоровом пристрастии к мытью

peremogi
, 25 ноября 2017 в 19:07
За 300 лет до вяленой ежатины вот такие слухи ходили у просвещенных европейцев:

    Капитан фон Дорн был призван в Москву: обучать туземных солдат премудростям меткой стрельбы и правильного строя. Дорога в Московию была скучная. На пятый день фон Дорн достиг последнего шведского поста – крепостцы Нойхаузен. Лейтенант, проводивший фон Дорна до пограничной речки, показал направление: вон там, за полем и лесом русская деревня Неворотынская, названная так потому, что у московитов тут всего два поселения, и второе называется Воротынская, поскольку принадлежит стольнику Воротынскому.
     Вот вам пример того, как глупы и лишены воображения эти чесночники, сказал лейтенант. Если бы здесь была еще и третья деревня, они просто не знали бы, как им решить такую головоломку.
    «А почему чесночники?» – спросил фон Дорн. Лейтенант объяснил, что при нездоровом пристрастии к мытью, а моются, по слухам, чуть ли не раз в месяц, эти московиты начисто лишены обоняния, и поэтому главная их пища – сырой лук и чеснок. А армия у русских дрянь. В поход с ней ходить нельзя, даже против поляков воевать не может.

Б. Акунин, Алтын-Толобас.

    Книжка, конечно, русофобская в целом и в частности. Но про мытье подмечено верно. С мытьем в тогдашней Европе было не просто плохо, а очень плохо. Чудовищно плохо.
    Ровно через 20 лет после описываемых в книге событий гарнизон шведского Нойхаузена без всякого сопротивления собрал свои манатки и место стало именоваться Новгородком - в Лифляндской губернии Юрьевского уезда.