Юра из Сум как адвокат Бильченко

peremogi
, 26 ноября 2017 в 23:08
Часто, общаясь с людьми в сети, я слышу аргумент: «не будет мира с Украиной, пока ее жители не раскаются. Не раскаются искренне». Сегодня я понимаю, что они лгут. Лгут себе и другим. Не нужен им мир на Украине и не нужно ничье раскаяние. Им нужна ненависть и война, которой они будут упиваться, как наркоманы от дозы.

Я уже неоднократно приводил пример Евгении Бильченко, человека, который осознал свои заблуждения и который решил посвятить остаток жизни тому, чтобы все исправить. Но не тут то было. Пока она была врагом, она вполне устраивала «патриотов» в России, а сегодня когда она начали искать пути примирения, началась настоящая травля.

Далее текст одного из ее постов. Надеюсь кого-то он заставит задуматься:

БЖ. Прощание с Украиной и Россией.

Сегодня ночью я хочу подвести итоги многодневному безумию на своей странице в Facebook и объявить, что я больше не буду принимать участие в бесноватой информационной травле, которую мне устроили русские "патриоты" от Юлии Витязевой и ресурса "Перемоги", - травле на фоне которой я ездила в Питер и собрала полный зал под присвистывание "Московского комсомольца". Я не вижу в этом никакого смысла. Ни в чем. Я теряю обе Родины. Читатели, пожалуйста, не возмущайтесь, что вы приходите в блог за стихами и философией, а перед глазами у вас пестрит этим сволочизмом. Я не могу это забанить - иначе они подумают, что мне страшно, а мне не страшно. В общем, что они хотят и ради чего они поднимают все мои волонтерские счета, фото и отчеты за 2014-2015 годы, которые я не прячу. Они собирают данные всех кругов знакомых, чтобы пришить мне экстремизм и запретить въезд в Россию. Цель одна - загнать меня в клетку, не дать эмигрировать и уничтожить меня руками "своих бывших побратимов". Пусть, мол, гниет в том дерьме, которое сама якобы наплодила. Компания очень слаженная, реагируют и вычисляют они мгновенно, проводят на моей странице дни (не знаю, когда едят и работают), уже не скрывают, что организованы специально. По моим источникам из ЛНР (будем уже говорить правду, хотя я и в Украине) эти люди обслуживают экстремистскую квазипатриотическую структуру, напрямую связанную с нашими бандеровцами по стилю мышления, характеру работы и целям. Это такая же ультраправая партия войны, как и, например, с14, имеет поддержку сверху и выполняет одну задачу - ОКОНЧАТЕЛЬНО РАССОРИТЬ Украину с Россией, дегуманизировать Украину, представить ее насквозь бандеровской и слить Западу. Или уничтожить. Причем, на упоротых кастрюль они не нападают. Нападают как раз на тех, кто протягивает руку дружбы. Полгода назад я написала ставший широко известным пост, распространенный множеством российских официальных источников, за который я угодила на "Миротворец": "Моя Россия: право говорить от своего имени". В нем я говорила о том, что украинофобии в России нет и ее образ радикально отличается от украинских СМИ. Тогда сильно возмущались украинские патриоты. Теперь они могут "радоваться": на их пропаганду сработали русские "патриоты". Ребята настолько хорошо работают в паре по делу разжигания ненависти, что, пока львовские и ростовские пацаны истекают кровью, интенсивно со своих диванов перебрасываются моим еще живым трупом ("Предателей нигде не любят") и пишут письма в органы безопасности. Я перестала что-либо чувствовать. Прошло даже отчаяние.

2013-2014 годы - я участвую в Евромайдане, веря, что эту страну можно сделать достойной, лишенной цензуры и коррупции, с социальной защитой. Мне было бы лучше сдохнуть с нашим Андреем Черненко в Небесной Сотне. Я бы не видела, как на его костях и нашем полностью потерянном со студентами коллективном организме националистические полудурки захватывают власть. Но виноваты мы, это "мы начали войну". Мы ее "идейно вдохновили", так сказать. Если вы так считаете, я готова признать, что это я одна начала войну вместо Турчинова. Приказ отдала, танки послала. В Россию продолжаю ездить, либералы носят на руках. Почему-то молчат русские патриоты.

2014-2015 - моя война. Они умирают один за другим у меня на глазах. Вонючие госпитали, запах гнили и негде купить фурамаг, потому что катетер неправильно кому-то ввели. Ад в Донецке, где еще не грохотало и где я цеплялась за остатки друзей. Ад под Славинском. Ад под Песками. Я могла не помочь? Нет, я не могла не помочь. Родные люди орали: "Нас убивают!" - шли, как на заклание, потому что им сказали, что Родину надо от интервента защищать.Никакого града у них не было. У них даже ружья у многих не было. А одному вообще 18 не было, и мы его отмазали в Днепре в госпитале. Девочки-студентки в роли медсестер, пробитые легкие, матери воют, у кого-то тик, у кого-то паническая атака, "нас предала украинская влада", вой в парадном ("Мне страшно, но наших всех убило, идти надо за брата"), в общем, это был дурдом. В какую-то из поездок я оторвалась от группы артистов (то была поездка не волонтерская, а нечто убогое вроде: "Аборигенов просвещать") и пошла в город. Лисичанск, да, мой город, где мы когда-то смеялись с Володькой. Дырки от градов в домах. Я так думаю, от наших танков. Я ничего не составляю по картинкам - никаких мнений: здесь все украинцы кричат, что под Углегорском детей русскими градами убило, а я не знаю ничего, я не верю уже никому. Я говорила там с ментами. Менты работали с русскими инструкторами. Там покалечил подростка добробатовец с сине-желтым флагом. Там был "Айдар" и рядом "Львов" и "Тернополь". Мальчик с Волыни все время спрашивал меня: "Що ми тут робимо?" - кажется, бат этот ушел. Потом я начинаю долго говорить с теми людьми: узнаю, кто, откуда и как стрелял. Получаю видео, перестаю спать. Финалом послужила Горловка, после интервью с ее жителями - я выхожу из игры, осознав, что война - гражданская. Кончался 2015 год. Моих пацанов всё еще убивало, но на моих глазах несколько моих бывших друзей, которым я доверяла, озверевали. Словно между 2013 и 2015 прошли годы очерствения. Уход был уже бесповоротным. Они знали, я их просила не воевать и быть человечным, - но "за брата". Штат Украина свой оставлять в покое не собиралась. Я продолжаю ездить в Россию.

2016-2017 - веду жизнь диссидента. От мультикультурных полуправд по защите русского языка - до откровенной критики украинской власти и войны, которую она ведет против своего народа: причем, всех его частей. Я так вижу, что всех: Донбасс бьет градами, солдат - котлами, а остальных - пропагандой и тарифами. Тройной геноцид. И все друг друга ненавидят. Меня вытаскивают вон из украинских эфиров. В этот же период без моего согласия меня начинают постить русские СМИ, и откуда-то всплывает медиа-ярлык "экс-волонтер Правого Сектора". Скорее всего, я сама его запустила: так можно было дольше безнаказанно критиковать власть.

Начались доносы на работу, развернулась травля. В своем ключевом эссе "СТРАХ", которое размножено на тысячи и за которым люди подчас на улице подходили, я пишу о неототалитаризме в Украине. Продолжаются поездки в Россию: либералы перестают подддерживать. Крупная ссора произошла с подругой, которая водила меня на мост, где лежат цветы Немцову: ее возмутило мое согласие дать интервью "России-1". Интервью так и не состоялось, хотя по совету Коцабы мне следовало бы согласиться, если не будут давить: давление было, я не захотела по их просьбе защищать Украину, выставлять себя кастрюльной идиоткой на фоне пяти умных имперцев, но подруга меня не простила Тогда же в моей жизни появляются леваческая Студреспублика с ее форумами и статьями и Руслан Коцаба, мы снимаем его суды, нас троллит нацистская с14. Мой блог по защите прав человека становится почти русским цитатником. "Миротворц" заносит меня в базу.

Последний друг с войны, который ушел из ПС в ВСУ и ради которого затевалось, в общем, основное мое волонтерство, теряет ноги. Я полностью ухожу от войны в изгои и пацифисты. Занимаюсь тем, что пишу про власть и читаю доносы на себя. Оглядываюсь на улицах, плачу. В Донецк - путь заказан, хотя злобы оттуда еще нет. В Лиганете мне закрывают блог при постановке вопроса о том, кто убил Небесную Сотню. Поразительно, но блог висел вплоть до вчера-позавчера. Он был уничтожен в разгар травли меня со стороны русских националистов и экстремистов, называющих себя "патриотами".

Странно, да? Русские (или тайно бандеровские) патриоты дружно копают все мое военное постельное белье по чекам, но эти два года они просто из моей жизни вычеркнули: они не вписываются в концепцию правильного "укропа" и не позволяют возбуждать население России образом врага. ПРОСТО ИГНОР МОЕГО ПРАВОЗАЩИТНОГО ДВИЖЕНИЯ - ХОТЯ ВСЕ МОИ ПОСТЫ ОБ ЭТОМ - ПЕРВОЕ, ЧТО ЕСТЬ НА СТРАНИЦЕ.

Мне плохо с либералами стало: с украинскими и русскими, хуже, чем с радикалами, потому что те бьют прямо и сильно, а либералы виляют. Пишу длинные статьи о "фашизоидных смыслах либерализма", боюсь, что скоро стану вторым Жижеком - жестко ухожу в марксизм. Нужна ли мне в России революция? Нет. Мне кажется, ее народ не хочет искренно - под вот этими навальными вождями. Я это вижу, - и грех идти против народа. Вы скажете: иду ли я против своего народа, отвергая ценности нации? Нет, потому что мой народ разделен: одна часть за нацию, вторая за старые связи с Россией. На всю поверхность одно одеяло не натянешь.

Что сейчас? Сейчас меня сольют. Либо Россия руками Украины, загнав меня под скамейку, либо Украина руками России, которая была и есть для меня родная. Родная метафизически, по религии, литературе и духу, как Украина родная по крови и душе. Я все равно буду ехать туда. И, когда меня остановят на границе, просто лягу на таможне. Мне больше нечего сделать для мира. В Украине и в России работают на каком-то средне-низовом уровне олигархические структуры, заинтересованные в полном разрыве путем создания искаженных образов друг друга у россиян и украинцев. Я мешаю. Я сейчас сильно мешаю. Потому они взялись за прошлое только сейчас. Ибо в роли волонтера и упоротого я им в России не мешала. А в роли раскаявшегося и переосмысляющего очень мешаю. Не хочу говорить, что Украины нет на карте и что украинский язык - выдумка, что в Украине сплошь нацисты живут. Нарушаю образ упоротого украинца, который активно поддерживают въезжающие в Россию ура-патриотические журналисты-порохоботы, сосущие от двух сисек.

В общем, почему я готова рискнуть жизнью и безопасностью: Я их люблю одинаково. Мои бедные мертвые матушки. И больше мне нечего сказать. Я даже плакать не могу. Даже думать больно. Вот как-то так. Ребята из Питера и Москвы, Аркаша, Миша, Танюха, Люба, Лелька и все-все-все - с кем гладили кошек и жили в два сердца: меня сливают. Просто убивают. Я буду драться до конца лбом о глухую стенку - разобьется, значит, так и будет. Я не могу смириться с этим бесовством по обе стороны границы.Мне легче подохнуть. Всех, кто меня любит, благодарю. Всех ,кто не любит, - тоже, пусть их совесть будет им ответом.

Мечта: стоять между двумя батами тех и тех и петь с Ванюхой им русский рок. Потому что нормальных славянских парней искусственно разделяют нацисты, истероиды и деловые подонки на службе фашелиберальных олигархов. Вот они смотрят на нас, трупы России и Украины, и радуются. Потому хочу просто читать о мире. Не по отдельности тому и тому бойцу в разных городах России и Украины, а вместе. И чтобы не было ни одного фанатика и слизня. Не доживу, знаю.

PS. Зубы, да, кривые, и майка, да, с Егором Летовым.

https://yurasumy.livejournal.com/1827110.html

Ну как-то так. И добавить нечего.