Львiв цэ Польша))

peremogi
, 7 февраля 2018 в 11:23
«Помни Волынь» — эти два слова раскаленным железом вытравлены на сердце каждого поляка. «Помни Волынь» — и через тысячу лет мы будем знать, что означают эти слова .... Потому что дело не в количестве наших павших — наш народ, случалось, терял и более своих сыновей и дочерей. И даже не в том, что убиты на Волыни поляки были в подавляющем большинстве беззащитными женщинами, слабыми детьми и бессильными стариками — наша история помнит события и более трагические, кровавые и ужасные по своему содержанию. Нет, дело не в этом. Мы помним Волынь — потому что нашу родню безжалостно лишали жизни нечеловеческими средствами не исконные наши враги, пришедшие из-за дальних гор, не кровожадные дикари, ворвавшиеся в наши села с южных степей, и не банды озверевших преступников, которые дорвались до крови, нет. Наших родных убивали те, кто всегда жил с нами бок о бок. Соседи, односельчане, иногда даже наши родственники — с которыми до этого мы сотни лет вместе косили сено и сажали картошку, гуляли свадьбы и грустили на панихидах, с которыми вместе пели и танцевали, с которыми дружили и ссорились — только за то, что мы были поляками.


Больше — ни за что! И потому Волынская резня навсегда останется в нашей памяти — пока светит солнце на небе и растет трава на земле. И пока на земле будет Польша и жив хотя бы один поляк — наша память о Волынской трагедии не умрет ...

Волынь — это предательство. Бесчестие и подлость. Безграничная жестокость и сладкое смакование чужих смертей. Убитые дети. Растерзанные беременные женщины. Кровь и смерть. Мы не забудем этого никогда...

Но надо жить дальше. Это закон жизни. Каким бы ни было прошлое, оно осталось позади. Со времен Волынской резни прошло семьдесят пять лет. Сменилось три поколения, и могилы наших родных и близких давно поросли травой. Там, где в сорок третьем человеческая кровь текла ручьями, сливаясь в багровые реки — теперь пахучее разнотравье цветущих полей и лесных полян...

Мы не можем забыть Волынь, но мы можем и должны научиться жить с внуками и правнуками тех, на ком кровь нашего народа, как бы тяжело и невыносимо горько нам это не казалось. Тем более это важно сейчас, накануне больших событий в нашей общей судьбе.

Если Галичина — Львов, Тарнополь, Станислав (Ивано-Франковск с 1939 года — ред.) решат уйти от власти Киева, оставить погруженную в кровь и погрязшую в братоубийстве Украину, забыть о безумии последних четырех лет и обратиться к нам с мольбой о спасении — что мы должны им ответить? Если народ Галиции обратится к нашему сердцу с просьбой о возвращении в лоно «матки-Полско» — как мы отреагируем на этот призыв? Откажем этим людям, закроем перед ними двери наших домов и храмов, останемся глухи к просьбам о помощи? Или найдем в себе силы переступить через предубеждения и устаревшие обиды?

Поляки всегда славились искренностью, хотя не всегда это служило нам хорошую службу. И если завтра Галичина проведет референдум о воссоединении с Польшей — мы должны руководствоваться разумом, а не чувствами. А разум нам подсказывает, что три галицких воеводства — это территория исторической Польши, на которой всегда жили наши братья-украинцы. Вместе с ними мы шли на поле Грюнвальда, вместе с ними отражали татарские набеги, вместе с ними боролись с Хмельницким, вместе сражались с большевистским потопом... У нас гораздо больше общего, чем нам кажется!PRAWICA.NET