АЛМАЗЫ ОТ SWAROVSKI

putnik1
, 13 июля 2016 в 02:13

Полностью здесь.

Обожаю публицистику Виктора Мараховского. Никто не может взбодрить приунывших так, как может он, а в этом изящном эссе Виктор и вовсе превосходит сам себя, давая острый и решительный отпор всем нытикам и "пост-патриотам", забывающим бессмертные максимы, и считающим, что если их страна ведет себя как-то не так, себе в ущерб,  значит, она ведет себя нехорошо.

Изложено блестяще. Иного слова не подобрать. В рамках дискурса все подогнано одно к одному, как бриллианты в браслете, изготовленном искусным  ювелиром,  и ничего, - не трогая дискурса, - не опровергнуть, и ни тезиса не оспорить.А потому, склоняясь и преклоняясь, возьму на себя смелость лишь внести ясность в вопрос о максимах.


Ибо, возможно, не все в курсе, что:

в 1846-м конгрессу США предстояло решать, быть ли войне с Мексикой, - очень нужной, потому что Штаты нуждались в возделанных землях, отнять которые можно было только у южных соседей, - и по всем законам морали, этики и тэдэ эта война должна была стать предельно некрасивой.

А меж тем, в те наивные дни рулила "формула Декатюра": «"Наша страна! В её отношениях с другими нациями пусть всегда она будет права. Но права или неправа, это наша страна"», и поступать мерзко, - пережиток Века Просвещения! - было стыдно. Вот и сомневались. И тогда Джон Криттенден припечатал: «Надеюсь, что моя страна окажется правой; однако я буду  на ее стороне, права она или не права».


С тех пор, - вернее, с 1872, когда ее повторил Карл Шурц и она ушла в массы, - эта фраза стала "концентратом" т.н.  pragmatical patriotism - то есть, готовности поддерживать политику своей страны в любом случае,  нравится кому-то или нет, лишь бы  эта политика была направлена на укрепление могущества страны, ее расширение, рост ее престижа на международной арене.

Короче говоря, примерно так:



А еще, возможно, не все в курсе, что:

бессмертная строка "Отечество славлю, которое есть, но трижды которое будет!" взята из поэмы Владимира Маяковского "Хорошо!", написанной в 1927-м, к первому, десятилетнему юбилею Великой Октябрьской социалистической революции и Советской власти,

когда молодое государство, только-только встав на ноги, отбившись и заставив врагов уважать себя, динамично шло вперед в веселом ритме "Двенадцати стульев", оскальзываясь и ошиббаясь, но все же от победы к победе, в кабинетах ОГПУ задержанных еще поили чайком, "планов громадье" изо дня в день преображалось в "пароходы, строчки и другие добрые дела",

и ничего удивительного, что фраза эта, - отлитый в бронзе слоган искреннего социального оптимизма, -  стала символом веры в будущее, в творческий потенциал народа, в его готовность бороться и искать, найти и не сдаваться, и в безупречный патриотизм его власти.

Наскольку к месту припомнил Виктор эти ключевые максимы в данном случае, когда вопрос, могут ли фашисты быть партнерами, а флагшток над посольством пуст, волнует многих, пояснять, думается, излишне. У истинного мастера всё к месту.