запись из темы "Убит "Моторола""

ЛЮБИМ И ЖДЕМ



Никакие политические обстоятельства не повлияют на глубокие многовековые связи народов России и Англии, сказал патриарх принцу Майклу Кентскому во время беседы в алтаре русского Успенского кафедрального собора в ходе церковных торжеств, посвященных 300-летию русского православного присутствия на Британских островах. "Вас очень любят в России", — сказал патриарх Кирилл принцу Майклу.

"Спросите об этом мальчишку,
Что в доме напротив живет.
Он с именем этим ложится,
Он с именем этим встает
..."
Ярослав Смеляков

Хорошо сказано, и есть смысл кое-что уточнить. Не то, чтобы я позволял себе поправлять Владыку, но ему по статусу из истории надлежит знать только, что миру примерно 7,5 тысяч лет, а все прочее уже  многая мудрость, от которой много печали, и стало быть, ни к чему. Так что, не поправляя, всего лишь добавлю. Но, предупреждаю, список, во избежание затягивания работы дня на три, будет неполным...


Сколько-то активные отношения России с Островом начались с Северной войны, которую Лондон, по максимуму помогая шведам, затянул лет на семь. Затем была  Семилетняя война, -  Россия и Англия слегка повоевали, -  потом Россия помогла США состояться, но  ягодки налились позже, когда Англия втянула Россию в совершенно ненужную войну с Францией, а Павла, решившего вырвать Империю из замкнутого круга, убили заговорщики, организованные и оплаченные английским послом Уитвортом.

Далее был Венский конгресс, по итогам которого Россия, в интересах Лондона сходив в Париж, не получила ничего, кроме болячки в виде Польши, зато Англия стала "коадъютором Европы", и далее подкладывала "фитильки" под Россию, режиссируя восстания в Польше, создание проанглийской "Черкесии" (раз, два) на Северо-Западном Кавказе etc. Параллельно британские интриги привели к денонсации Ункяр-Искелесийского договора и утрате контроля России над Проливами.
.
Продолжением "глубоких многовековых связей" стала Крымская война, итогом которой, в соответствии с "доктриной Пальмерстона", должна была стать дезинтеграция России, но, поскольку Империя оказалась крепче, чем думали на Темзе, Лондону пришлось ограничиться временным вытеснением России с авансцены мировой политики. При этом, однако, помощь польскому подполью и российской "диссиде", начиная с Герцена и Бакунина, а далее всем, шла полноводным потоком.

О противостоянии в рамках Большой Игры говорить не будем, там обе стороны были хороши, - хотя Россия все же стремилась обезопасить свое "мягкое подбрюшье", а Великобритания упорно туда лезла, чтобы вырвать из "подбрюшья" куски повкуснее, - а вот о том, что именно Лондону Россия обязана обнулением итогов русско-турецкой войны 1877-1878, проигрышем русско-японской, да и, если уж на то пошло, кровавым эсеровским террором и событиями 1905, не помянуть нельзя.

Также нельзя не помянуть об активном участии Лондона во втягивании Империи в Первую Мировую, использования ее во все дырки с параллельной подготовкой "демократической революции" (чтобы не пустить в ряды победителей), свержении монархии (с обязательным, благодаря Лондону состоявшимся) уничтожением большинства Романовых, а затем соучастии в Интервенции и ударе в спину Белому Движению, считавшему Великобританию надежным союзником.

Ну и ладно. Можно еще, но нафиг? Были, конечно, и конвои в Мурманск, - но ровно до тех пор, пока Лондон нуждался в помощи Москвы, а прочие "Глубокие связи народов"  от Мюнхена до Фултона и тэдэ, и тэпэ,и по сей день, полагаю, вспомните сами, - и лично я, не стану скрывать, не очень понимаю смысла столь щедро рассыпать пышные комплименты, несомненно, согласованные с руководство Российской Федерации, перед котом Бэйзилом, который слушает, да ест. Он все решил. Хотя...

Хотя, с другой стороны, ситуация на Москве нынче сложная, за Стеной злятся, разговоры о коренном переформатировании системы, как необходимом условии ее стабилизации, и приведении в формат, способный устроить Запад, звучат все громче, а между тем, принц Кентский, как ни крути,  внучатый двоюродный племянник  Николая II, и коль скоро т.н. "Владимировичи" несерьезны, а Димитрий Романович и его наследник, хотя во всех отношениях приятны, но очень в летах,

не исключено, что из уст не державных, но как бы не выше, прозвучал намек на то, что великого князя Михаила при некоторых обстоятельствах будут рады принять в обожающей его России. Диковато? Не спорю. И тем не менее, разговоры о коренном переформатировании системы, как необходимом условии ее стабилизации, звучат все громче, и в конце концов, однажды смута, начавшись при Борисе, сошла на нет после избрания Майкла. При (не будем забывать) активном участии Патриарха.