SILMIDO В ИНТЕРЬЕРЕ ТЕРРИКОНОВ

putnik1
, 19 октября 2016 в 22:26


Оригинал взят у polynkov
в «Крыса в наших рядах»: россиян, воевавших в Донбассе, предали

Прочитав, не удивился. Слишком хорошо помню позднюю осень позапрошлого года, аккурат два года назад, когда "психи" в разных городах помойки, уже заряженные и готовые, вдруг получили приказ "Атставить", и это в лучшем случае, потому что с некоторыми просто порвали контакты, - и те, кто решил продолжать начатое на свой страх и риск, внезапно начали проваливаться на явках, о которых очень мало кто знал. И сообщению о том, что убийца полковника Павлова вычислен, тоже совершенно не удивился; удивился бы, вычисли его раньше, - хотя, если окажется фейком, тоже не удивит.


А уж "неформальное" сообщение о том, что "власти ДНР знали о готовящемся покушении на кого-то из руководства республики, но не могли предположить, что жертвой станет комбат Павлов", не удивило вовсе. Как (тем более!) трагическое заявление г-на Пушилина насчет "На его месте должен был оказаться кто-то из нас... Был известен даже район, где планируется теракт, но никто не знал, кого выберут целью. Думали, если честно, что собираются убрать кого-то из министров, представителей политического руководства, а Моторола к политике отношения не имел".

Знаете, если вдруг, на секундочку поверить в сказанное, остается только признать, что "республики" никакие не республики, а проходной двор, где нет (вообще, в принципе нет) нормально работающих профи, хотя бы с севера, способных, располагая подобной, более чем достаточной информацией, предотвратить аттентат. Но в таком признании нет нужды, ибо не верится. Не потому, что "политических" охраняют реально всерьез, а не по-детски, с одним охранником, и не потому, что жизнь "политических" подвешена на прочной нитке взаимных согласований, -

ведь должен же кто-то подписывать бумажки, которым нет альтернативы, - но всего лишь по той простой причине, что исчезновение из политической и физиологической активности послушного, на все согласного г-на Пушилина или даже полностью принявшего правила игры г-на Захарченко ничего, по сути, не меняют. Свято место пусто не бывает, и тут же, - списки готовы, - встанут новые борцы, не менее послушные,  на все согласные и  принявшие правила, а главное, на 146% предсказуемые, - в отличие от полковника Павлова, который был штучным.

Но совсем по-настоящему удивляет другое. Какими бы ни были правила, если все не понарошку, никто не играет в одни ворота.  Если одна из сторон убивает знаковых, опасных для нее персонажей, не получая пропорционального ответа, значит, убийства будут повторяться, и вторая сторона, от пропорционального ответа воздерживающаяся, уже обречена. Или, как минимум, обречен без шанса уцелеть любой, кого безнаказанно убивающая сторона сочтет опасным для себя. А вот адекватные меры, принятые в ответ на убийство своих, горячие головы очень остужают.

Это аксиома, действующая даже в самых жестких схемах. Скажем,  в 1968-м руководство КНДР приняло решение уничтожить президента Пак Чжон Хи, оказавшегося не такой уж марионеткой США, а потому намного более опасного, чем считал в Пхеньяне. Рейд, правда, сорвался по нелепой случайности, но Сеул принял решение ответить тем же, - и подготовка шла так обстоятельно, что (случай практически невероятный) суровые северные корейцы вышли на южных, принесли извинения и стороны, осудив вопрос, сошлись на том, что подобных эксцессов больше не будет. Ибо низзя.

Собственно, еще и поэтому политики (в кавычках и без) могут за себя в этом смысле не опасаться: жизни г-д Порошенко, Захарченко и прочих турчинопушилиных гарантированы от таких случайностей. Но на той стороне и кроме них достаточно персон, достаточно знаковых, - а возможно,  подобно полковнику Павлову, и труднозаменимых, исчезновение которых могло бы стать очень убедительным сигналом  на предмет все того же "низзя". Разумеется, при полной неясности, что же случилось. И это, безусловно, - при полной неясности, - пошло бы на пользу "республикам".

И не надо, Бога ради, не надо про "мы не такие"; все такие, а этические коллизии - это, уж извините, в шесть часов вечера после войны. Если, конечно, игра не в поддавки.