МОЛОДО-ЗЕЛЕНО

putnik1
, 25 октября 2016 в 14:17


Согласно материалам процесса над членами т.н. "Второй Народной воли", примерно в середине октября 1886 года (по старому стилю), то есть, ровно 130 лет назад, Саша Ульянов, блестящий молодой ученый 20 от роду, которому хором прочили судьбу нового Менделеева или Сеченова,


на одной из  вечеринок студенческого "Союза землячеств" познакомился с харьковчанином Петром Шевыревым, и уже через несколько недель возникла тайная революционная организация, закончившая свой путь в мае следующего года, на эшафоте Шлиссельбурга.

Эта печальная история на сегодня изучена поминутно, вышла из моды, а методы Саши и его друзей признаны неправильными еще раньше, и если что-то еще интересует (правда, интересует, - раз, два, - многих), то, скорее, с психологической стороны:

исследователи по сей день пытаются понять, каким ветром занесло приличного, на уровне, близком к гениальности, талантливого юношу, верного семье и по уши влюбленного в науку, в компанию ребят, ни по каким признакам до его уровня не дотягивающих.

Но если этому факту еще находят объяснения (юношеский нонконформизм, модные идеи, желание не показаться трусом и тэдэ), то дальше - полный тупик. Почему на процессе, где Саше светила (и вполне адекватно вине) веревка, но судьи ему (единственному) сочувствовали,

юный симбирец, вместо того, чтобы хотя бы сидеть тихо (этого бы хватило для приговора к каторге), ни с того, ни с сего,  (вместо Генералова), взял на себя роль спикера группы и (вместо Шевырева) ее идеолога, по факту, свив себе петлю? И почему уже после приговора,

когда мама  выплакала возможность помилования (для него, единственного из пяти "основных", готовы были сделать исключение на высшем уровне), Саша, все сознавая, сперва отказался писать прошение, а когда все же написал, сделал это так, что бумагу просто не пустили по инстанциям?

Нет ответа. Нет.
И уже никогда не будет.

А между тем, ведь люди не звери, и скидку на ветер в голове талантливым, перспективным ребятам из достойных семей старшие всегда, во все времена готовы сделать, даже если юные обалдуи не просто выходят из берегов, но сдуру открыто бодаются с властью...