ВОЛЧЬЯ СУТЬ

putnik1
, 24 января 2017 в 02:28

Долгое время не заглядывал в мини-блог Донбасского Волка, а нынче, заглянув, выделил два текста, которые, в общем, по душе, но по частностям вызывают желание поспорить...


Скажем, в первом  материале бросается в глаза непонимание автором того бесспорного факта, что перечисленные им услуги являются разновидностью труда, а всякий труд, в соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации установлено,  должен быть оплачен. Эта аксиома основана

на принципах и Ветхого Завета ("Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра"; Лев.19:13), и Нового Завета ("Трудящийся достоин пропитания";. Матф. 10:10), и посланиях Апостола  ("...мы ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день,

чтобы не обременить кого из вас"; 2 Фесс.3:7-9, "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь"; 2 Фесс.3:10), и благочестивое руководство Российской Федерации, возвращая страну к древлим духовным скрепам , просто не вправе оказывать поддержку донбасским беженцам бесплатно.

С  конфискациями сложнее. С одной стороны, право граждан на частную собственность гарантировано ст. 35 Конституции Российской Федерации и базируется на Дигестах Юстиниана (почитается РПЦ 27 ноября), начинания которого, как труды святого благоверного, получили статус священных основ права,

позже этатизированных  Декларацией прав человека и гражданина 1789 года как "священное и неприкосновенное", а по большому счету, проистекает из Заповеди "Не укради", прямо предполагающей недопустимость посягательства на нечто, находящееся в чьем-либо частном владении.

С другой стороны, Новым Заветом частная собственность однозначно порицается,  и даже такие титаны мысли, как Иван Ильин, пытаясь доказать обратное, вступали в противоречие с Отцами Церкви, и в итоге уходили в  схоластику.  Таким образом, - если предположить, что нарушение Конституции допустимо, -

на первый взгляд, идея конфискаций в Крыму имеет право на существование. Но только на первый, ибо Иоанном Златоустом совершенно четко сформулировано разъяснение: "Как же скажешь, богатеют злые люди? Как неправедные, преступные, хищники, лихоимцы. Не Бог дарует им это, - нет.

Но как же Бог попускает? Как попускал некогда и богачу, соблюдая его для большего наказания" (6:288), - то есть, украинские олигархи и политики наказаны Свыше обладанием собственностью, и богобоязненное руководство Российской Федерации не вправе смягчать это жесточайшую кару.

А вот со вторым материалом сложностей нет. Это просто стихотворение. Возможно, и безыскусное, не претендующее на объективность, но предельно точно передающее эмоциональный надрыв определенной категории людей, искренне поверивших, но потерявших все, включая иллюзии,

а оспаривать очень личностные оценочные суждения, тем паче, поданные в художественное форме, бессмысленно. Каждый пишет, как он слышит, - тем паче, что объективные предпосылки для таких субъективных ощущений и выводов есть. Оттторжение вызывает разве что финальная строка:

"Мама написала: «А России нет…»", потому что это утверждение некорректно. То есть, такая точка зрения бытует, и  широко распространена (я и сам в свое время сгоряча написал "Была такая страна"), и даже обстоятельно аргументирована, однако делать столь широкие обобщения,

отталкиваясь от эмоций, непозволительно, как непозволительно называть человека преступником, не имея на руках решения суда. Необходимо четкое юридическое обоснование, а такого обоснования нет, - напротив, имеется обоснование обратного: согласно п. 2 ст. 1 Конституции Российской Федерации,

"Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны", а значит, коль скоро существование Российской Федерации не оспаривает никто, стало быть, формально Россия есть. Хотя, конечно,  пожилая растерянная женщина, героиня стихотворения, об этом могла и не знать.