Противостояние КНДР и США

ПОЙДЕТ ЛИ СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ НА УСТУПКИ США

remch_ch
, 27 февраля 2019 в 16:04


В ожидании саммита во Вьетнаме политологи делают прогнозы

Вторая по счёту встреча северокорейского лидера Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа состоится 27−28 февраля во Вьетнаме. Итогом саммита в Ханое должны стать более конкретные решения относительно урегулирования ситуации на Корейском полуострове.

Первая за долгие десятилетия встреча лидеров США и КНДР состоялась 12 июня 2018 года в Сингапуре. Тогда Дональд Трамп и Ким Чен Ын подписали совместный документ: Пхеньян взял на себя обязательства по денуклеаризации в обмен на гарантии безопасности со стороны Вашингтона. Однако соглашение, подписанное в Сингапуре, не содержало практически никакой конкретной информации, и, с точки зрения большинства аналитиков, делало первую встречу сугубо символической. От второго раунда переговоров ожидают более чётких результатов и конкретных договорённостей.

Как уже писал News.ru, Ким Чен Ын на бронированном поезде прибыл во Вьетнам утром 26 февраля. Сестра Кима, Ким Йо Чен, ставшая его правой рукой, приехала на саммит вместе с ним. Трамп прилетел в Ханой в этот же день, но ближе к вечеру. Госсекретарь США Майк Помпео также примет участие в переговорах.

По словам пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, для краткой беседы лидеры двух государств встретятся тет-а-тет вечером 27 февраля. Затем состоится ужин в расширенном формате — предполагается, что со стороны Трампа будут Майк Помпео и и.о. главы аппарата Белого дома Мик Малвени, а Ким Чен Ына, в свою очередь, сопроводит заместитель ЦК Трудовой партии Кореи Ким Ён Чхоль, не считая переводчиков. Ещё одна встреча намечена на четверг. Ким Чен Ын и Трамп, согласно деловой программе, также проведут отдельные переговоры с руководителями Вьетнама.

Reuters предполагает, что во время второго саммита обе стороны постараются оказать давление друг на друга с тем, чтобы выйти за рамки расплывчато сформулированного во время встречи в Сингапуре обязательства.

Ожидания Трампа

Трамп перед отъездом в Ханой сообщил журналистам, что у него и Кима будет «очень продуктивный саммит». На странице в Twitter 25 февраля он подчеркнул преимущества, которые появятся у Северной Кореи, если она откажется от ядерного оружия.

«После полной денуклеаризации Северная Корея быстро станет экономическим локомотивом. Председатель Ким примет мудрое решение!» — написал Трамп.

Однако, пишет Reuters, в своём выступлении в конце воскресенья Трамп слегка преуменьшил надежды на крупный прорыв в Ханое — он заявил, что он будет счастлив, если Северная Корея сохранит паузу в испытаниях ядерного оружия.


Xinhua/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

«Я не тороплюсь, — цитирует Reuters Трампа. — Я просто не хочу испытаний. Пока нет никаких тестов — мы счастливы».

Издание добавляет, что критики внутри страны предостерегают Трампа от заключения сделки, поскольку, вероятнее всего, она малоэффективна для сдерживания ядерных амбиций КНДР. С их точки зрения, в соглашении должны быть прописаны конкретные, поддающиеся проверке действия Пхеньяна в плане отказа от ядерного оружия, которое угрожает США и их союзникам. Последнее ядерное испытание Северная Корея провела в сентябре 2017 года, а испытание межконтинентальной баллистической ракеты — в ноябре того же года. Аналитики базирующегося в Лондоне Международного института стратегических исследований заявили, что такая сделка должна быть тщательно проработана, иначе она может привести к региональным рискам в плане безопасности.

«Мир между Вашингтоном и Пхеньяном может способствовать несвоевременному выводу американских войск из Южной Кореи, поощряя опасные заблуждения в Пхеньяне», — говорится в докладе.

Чего добивается Ким

В свою очередь Ким Чен Ын, по мнению экспертов Reuters, ожидает от США значительных уступок. По большому счёту, ему нужно освобождение от санкций и заявление о том, что Корейская война 1950−1953 годов наконец официально закончилась (война завершилась перемирием, а не подписанием мирного договора). Кроме того, пока Соединённые Штаты требуют, чтобы Северная Корея отказалась от всех своих ядерных и ракетных программ, Пхеньян, в свою очередь, хочет добиться снятия американского ядерного зонтика с Южной Кореи, считают аналитики Reuters. При этом двусмысленность и неясность термина «денуклеаризация» только усугубляет скептицизм в отношении как американских, так и северокорейских обязательств.

Кроме того, одной из возможных уступок, которые могут быть предложены Северной Корее на саммите, является освобождение от санкций Южной Кореи, введённых в отношении Севера за использование ядерного оружия, сказал Брайан Мейерс, профессор южнокорейского Университета Донгсо.

«Я призываю всех меньше фокусироваться на оси Пхеньян — Вашингтон и больше на оси Пхеньян — Сеул, потому что именно там происходит движение», — заявил Мейерс Reuters на форуме глобальных рынков.

По словам Мейерса, ключевой вопрос, который предстоит решить на саммите, заключается в том, согласится ли Север закрыть или как минимум разрешить мониторить свой ядерный объект в Йонбене. Этот шаг, по мнению эксперта, необязательно решит проблему существующих северокорейских ядерных боеголовок, но всё равно «будет достаточно значительной уступкой, чтобы позволить американцам ослабить санкции».

В ожидании встречи

СМИ всего мира наполнены прогнозами относительно вероятных результатов предстоящей встречи лидеров США и КНДР. Российские издания и официальные лица — не исключение.

Точку зрения Кремля в отношении результативности предстоящей встречи Трампа и Ким Чен Ына выразил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

«Если эта встреча поможет продвинуться по пути решения северо-корейского ядерного досье, ядерной проблемы, поможет продвинуться на пути создания более безопасного и стабильного Корейского полуострова, снизить напряжённость там, то, безусловно, это можно будет только приветствовать», — приводит слова Пескова РИА Новости.

«Аргументы и Факты» все вопросы в отношении американо-северокорейского саммита адресовали секретарю Совбеза РФ Николаю Патрушеву. Собеседник АиФ вспомнил историю вопроса и указал на волнообразный характер переговоров по ядерной программе КНДР: не раз после определённого прогресса возникали сложности, обеими сторонами выдвигались обвинения в нарушении договорённостей, и результатом встречи становилось очередное обострение обстановки. Зная историю переговоров, «трудно быть оптимистом», заключил Патрушев. Секретарь Совбеза при этом отметил, что хотя ждать многого от этой встречи не стоит, тем не менее намерение президента США решить ядерную проблему Корейского полуострова дипломатическим путём вселяет определённый оптимизм.


Xinhua/Global Look Press

Есть и другая точка зрения относительно итогов саммита в Ханое. Так, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов рассказал Национальной службе новостей о том, что ждёт позитивный результат от предстоящей встречи. Он подчеркнул, что уже сам факт второго за последние несколько месяцев раунда переговоров между странами, которые «считают себя врагами на протяжении 70 лет, которые воевали и в 2017 году снова были на грани войны», уже можно считать прорывом.

Это же издание приводит мнение ведущего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Евгения Кима, который убеждён, что США не готовы к подписанию мирного договора. Эксперт указал на то, что в канун отлёта Трампа в Ханой госсекретарь США озвучил, что Вашингтон продолжит давить на Пхеньян и огромный набор санкций против Северной Кореи сохранится. При этом Ким указывает на то, что в подписании мирного договора должны участвовать не только Северная Корея и США, но также Южная Корея и Китай.

Переговоры между США и Северной Кореей, действительно, очень тонки и полны нюансов и комментировать их следует очень осторожно, считает Фёдор Войтоловский, специалист в области изучения внешней политики и политики безопасности США, директор ИМЭМО РАН. News.ru тем не менее обратился к экспертам с просьбой сделать прогноз — увидит ли мир после встречи в Ханое явные признаки улучшения обстановки на Корейском полуострове?

Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН:

Проще комментировать то, что уже случилось, а не гадать на кофейной гуще вокруг того, что может случиться. Сам факт того, что саммит состоится, говорит о том, что в ходе переговоров, которые продолжаются по настоящий день, стороны пришли к какому-то решению. Детали будут обсуждаться и формализовываться в рамках встречи.

От саммита в Ханое все ждут более конкретных мер, и Трамп здесь рискует больше, чем Ким. Анти-трамповские СМИ в США уже активно пишут про то, что у саммита будет только один победитель, и это не Трамп; что его наверняка обманут и так далее.

«Хотелки» у всех большие — и у северокорейцев, и у американцев, но есть некоторые вещи, которые просто невозможны. Если Трамп заговорит об ослаблении санкций, то это будет воспринято как неприемлемая уступка. На Западе уверены, что именно санкции привели Ким Чен Ына к диалогу. И даже если Трамп по каким-то причинам согласится на послабления в плане санкционного давления на Северную Корею, Конгресс не даст ему этого сделать. Поэтому конкретно с точки зрения санкций я скорее поверю в то, что всё останется как есть, просто из санкционного режима будет сделано больше исключений, например, для гуманитарных проектов.

- Александр Петров, главный научный сотрудник Центра Североамериканских исследований ИВИ РАН:

В переговорах между США и КНДР произошёл определённый прорыв, который касается, в первую очередь, вопросов сокращения вооружений в ядерной сфере. Это особенно важно сейчас для Трампа, которому нужны успехи во внешней политике. В переговорах Трампа с Ким Чен Ыном удалось многого добиться. Северная Корея превращается из страны-изгоя в страну, которая с течением времени будет постепенно вовлекаться в систему международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И даже сам факт переговоров очень важен.

Процесс очень медленный. Не думаю, что предстоящая встреча приведёт к каким-то ощутимым результатам. Конкретные шаги — это задача комиссий и согласовательных комитетов, которые необходимо будет создать. Сейчас важно добиться того, чтобы Северная Корея не представляла угрозы для США и всего мира. И это первоочередная задача для Трампа.

Ким Чен Ыну надеяться на какие-то послабления в санкциях можно только при условии, что у него будут достигнуты определённые договорённости с китайским лидером и с Южной Кореей, а эти вопросы, в принципе, решаемы.

- Василий Михеев, руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований, заместитель директора ИМЭМО РАН:

- Для того чтобы прогнозировать результат этой встречи, надо понять, кто что хочет. Трампу необходимо показать свой успех на остром направлении: ядерное оружие, распространение ядерного оружия, угроза США и их союзнику, Южной Корее. Это важно. Стратегическая цель КНДР — добиться так называемого индийского варианта: когда формально никто не признаёт ядерный статус Северной Кореи, но де-факто развивает отношения со страной и, по сути, признаёт её ядерным государством. Тактическая цель Ким Чен Ына простая — выиграть время, чтобы вопрос о военной акции против Северной Кореи отпал. Выиграть время нужно ещё и потому, что, по всей видимости, своими последними ракетно-ядерными испытаниями северокорейцы исчерпали свои ресурсы, и им нужно время для наработки. И, наконец, им нужно время, чтобы начать получать помощь, не разоружаясь — но здесь пока не получается.

Северная Корея не хочет полного разоружения. Именно в обладании ядерным оружием Пхеньян видит гарантию безопасности. Поэтому северокорейцы будут что-то рассказывать и показывать, при этом постараются не пойти на полное разоружение. И здесь уже будет важен шаг Трампа: станет ли он сохранять свою прежнюю позицию (полное разоружение КНДР и после этого снятие санкций) или же согласится на развитие ситуации «шаг за шагом», когда Северная Корея что-то сделает, а американцы в ответ снимут часть санкций. Напомню, что главный игрок в части снятия санкций — это ООН, а не США. Сомневаюсь в том, что Трамп пойдёт на смягчение позиций. В этом случае он покажет себя слабаком. Второй вариант итогов саммита в Ханое — всё опять закончится красивой декларацией о том, что стороны будут продолжать работать над решением вопроса. Но этот вариант не совсем выгоден Северной Корее, ей нужны экономические дивиденды — не для народа, а для режима.

Подчеркну, что речь идёт не о денуклеаризации всего Корейского полуострова, речь идёт лишь о денуклеаризации Северной Кореи. Это она нарушает международное соглашение о нераспространении ядерного оружия. Если Северная Корея на предстоящем саммите выдвинет требование о снятии ядерного зонтика США для Южной Кореи, то это будет означать лишь одно — она не хочет форсировать переговоры. Это требование — своего рода карта в рукаве. Задача КНДР — добиться постепенного снятия санкций. Расклад довольно простой.

Ким Чен Ын также может пообещать не производить ракетно-ядерные испытания, и США в ответ скажут, что они не против того, чтобы ООН частично смягчило санкции против КНДР. Но это путь в никуда.

Южная Корея и Китай внимательно следят за всем происходящим. У Южной Кореи есть свои санкции против КНДР, и отменить их может только парламент. Китай же хочет быть в игре, но не хочет быть главным. Он полностью привязан к санкциям ООН, никаких дополнительных мер санкционного давления против Пхеньяна он не принимает. Китаю интересно было бы, чтобы в КНДР развивался рыночный капитализм, чтобы наладить рыночные отношения. Но северокорейский режим воспринимает это как угрозу. И Китай не хочет обострения, ему нужен покой границе в 900 км. В глазах Трампа Китай будет набирать очки тем, что подталкивает Ким Чен Ына к диалогу.

В общем, очевидно, что саммит закончится подписанием декларации. Возможно, в переговорах выйдут на создание некой рабочей группы по разоружению, хотя от создания такой группы до реального разоружения — очень далеко.

- Виктор Есин, бывший начальник Генерального штаба Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), генерал-полковник в отставке:

Не жду от этой встречи конкретики. Будет принята декларация о намерениях. Конкретные шаги должна будет выработать рабочая группа уже после принятия декларации. Северная Корея предприняла ряд действий: взорвала сооружения на своём полигоне, а также взорвала стенд, где испытывались маршевые двигатели ракет. При этом никаких послаблений в санкционном режиме она не получила. Если бы после этого были бы сделаны какие-то движения навстречу КНДР, то можно было бы ожидать от второго раунда переговоров чего-то большего. Сейчас, как мне представляется, КНДР будет требовать встречных шагов, а позиция США вряд ли изменилась: Вашингтон будет настаивать на полном ядерном разоружении Пхеньяна и только после этого согласится вести речь о снятии санкций. Но полного разоружения КНДР при таком подходе никогда не будет. Между тем основной выигрыш от этой встречи принадлежит международному сообществу, которое вздохнёт спокойно: Северная Корея не будет проводить ни запусков ракет, ни ядерных испытаний.

Наталья Иванова - https://news.ru/v-mire/severnaya-koreya-ssha-sammit-vo-v-etname-tramp-kim-chen-yn-vstrecha-v-hanoe-denuklearizaciya/