Происшествия

Любовь и Немцы

ru_polit
, 4 января 2018 в 10:00
Доктор исторических наук, профессор Новгородского университета имени Ярослава Мудрого Борис Ковалев рассказывает корреспонденту Галине Сапожниковой о самых skrepnyk и dukhovnyh страницах Второй мировой

— Давайте вернемся к первоисточникам, к расовой теории. В архивах я обнаружил любопытный документ. Пришел приказ из Берлина о том, что слишком много немецких солдат вступают в сожительство с русскими женщинами, чего нельзя допускать. Поэтому немцев на постой нужно размещать в количестве не менее трех человек, чтобы все они присматривали друг за другом и не допускали подобной порчи арийской крови. Но на практике дело обстояло несколько иначе. Несмотря на то, что Третий рейх был полицейским государством, были определенные противоречия между людьми, находящимися на фронте, и теми, кто смотрел на этот фронт из глубокого берлинского тыла. Поэтому в Орле немецкий комендант города генерал Гаман даже объявил, что, если женщина докажет, что у нее ребенок от немецкого солдата, она будет получать от немецкого командования алименты. Согласен, может быть, формулировка «половой коллаборационизм» в отношении миллионов наших женщин, оказавшихся на оккупированной территории, звучит несколько пошло. В первую очередь это все-таки трагедия.

— Помните «Непокоренную» Сомерсета Моэма? Рассказ, в котором описывается связь француженки и немецкого офицера: она рожает от него ребенка, но патриотизм побеждает в ней мать, и она этого младенца топит в ручье…

— Похожая история произошла на Псковщине, когда женщина прижила от немецкого солдата троих детей. И когда в 1944 году наступала Красная Армия, она вынесла их на большую дорогу и с криком «Смерть немецким оккупантам!» разбила им камнем головы.

— Ужас… Ее за это судили?

— Нет, но я думаю, что она сошла с ума. Потому что отношение к этим женщинам у односельчан было крайне уничижительным. Справедливости ради хочу заметить, что если был только факт сожительства, никого из этих женщин к ответственности не привлекали, потому что в большинстве своем это было все-таки сожительство за хлеб — и этот хлеб часто спасал от голодной смерти не только саму женщину, а ее родных и близких. Я недаром эту главу со столь фривольным названием «Половой коллаборационизм» заканчиваю словами из Священного Писания: «Не судите, да не судимы будете».


Другие виды коллаборационизма росиян:

Военный


Религиозный