Чем для нас ценно наследие Варлама Шаламова?

ru_polit
, 17 января 2018 в 13:53

Варлам Шаламов после первого ареста в 1929 году

17 января исполняется очередная годовщина со дня смерти писателя Варлама Тихоновича Шаламова (1907-1982). Почему эта дата заслуживает того, чтобы о ней вспомнить?
В общем-то, совсем немного было реальных участников левой оппозиции 20-х и 30-х годов, которые не только дожили до 60-х годов, но и приняли участие в советской общественной и литературной жизни эпохи "оттепели" и "застоя". Варлам Тихонович — один из таких немногих.
Ещё более важно то, что Шаламов не отказался от своих левых и революционных взглядов, которые разделял в 20-е годы. Сочувствовал он, например, обращению Натальи Седовой к советским властям по вопросу о реабилитации её мужа Льва Троцкого (хотя мы и понимаем, что такое обращение было наивно, СССР после 1956 года сдвинулся вовсе не влево, как мечтал Троцкий, а вправо, и никто Троцкого реабилитировать не собирался). Восторженно говорил Шаламов и о революционерах 60-х годов (например, о Че Геваре). "Часами рассказывал он мне о Че Геваре так, что и сейчас я ощущаю сырость сельвы и вижу человека, фанатично продирающегося через неё", вспоминала хранительница наследия Шаламова И. Сиротинская. Таким образом, революционные взгляды Шаламова выдержали ту весьма суровую проверку, которой подвергла их жизнь.
Есть и такое, чему современные левые и революционеры могли бы поучиться у Варлама Тихоновича, будь у них такое желание. А именно: он одинаково уважительно относился ко всем жестоко враждовавшим между собой левым и революционным течениям эпохи своей молодости — эсерам, левым эсерам, максималистам, большевикам (Ленину, Троцкому, Луначарскому, Раскольникову...), анархистам и даже к церковным революционерам, противникам патриарха Тихона (последнее, впрочем, совсем не удивительно, поскольку отцом атеиста Шаламова был как раз священник-обновленец). Такое отношение среди современных левых — огромная редкость: скажем, наследнику марксистов зачем-то обязательно надо по любому случаю пнуть народников или анархистов, анархисту — большевиков, не говоря уж о внутренних течениях в ВКП(б), последователи которых сохраняют в почти полном накале взаимоотношения 1927 и позднейших годов...
Ещё для нас Варлам Тихонович ценен тем, что в 60-е и 70-е годы он выступал литературным антиподом реакционера-монархиста Солженицына. Которого характеризовал убийственно метко и крепко: "Всё, что пишет С., по своей литературной природе совершенно реакционно". "Я считаю Солженицына не лакировщиком, а человеком, который не достоин прикоснуться к такому вопросу, как Колыма." "Ни одна сука из «прогрессивного человечества» к моему архиву не должна подходить. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом."
Заметим, нынешние буржуйские власти громоздят один за другим памятники Солженицыну, собираются в 2018 году помпезно праздновать "год Солженицына", умершего в своём роскошном поместье, о котором можно было бы сказать словами поэта:
И сойдёшь ты в могилу... герой,
Втихомолку проклятый отчизною,
Возвеличенный громкой хвалой!..

Но никому из власть имущих и в голову не пришло, например, 2007 год объявить "годом Шаламова". А ведь стоит задуматься: так было бы, если бы Шаламов согласился на предложение Солженицына стряпать вместе с ним антисоветскую поделку "Архипелаг ГУЛАГ"! И Нобелевская премия, вне всяких сомнений, была бы на них двоих, и даже на второе поместье на Вермонтщине мировая буржуазия, наверное, не поскупилась бы для Варлама Тихоновича на склоне его дней... И год Шаламова в 2007-м был бы тут как тут...
Но так оказалось, что писатель, до конца жизни считавший себя советским, и левый по взглядам, и умерший вдобавок отнюдь не в поместье, никому не нужен... А если его и вспоминают ныне, то как раз ненавидимое им "прогрессивное человечество", однодумцы Солженицына, то есть антисоветчики и антикоммунисты, для того, чтобы бросить очередной булыжник в СССР, патриотом которого он был...

Как известно, сам Шаламов считал, что лагерь является абсолютно негативным опытом для любого человека, включая не только заключённых и тюремщиков, но даже и читателей "лагерной литературы". Но с этим очень трудно согласиться тому, кто читал "Колымские рассказы" Шаламова. Потому что они несут в себе, вопреки суждению автора, огромный заряд жизненной силы и бодрости, помогающий выдержать самые тяжёлые испытания...