Предшественник Трампа

sapojnik
, 6 февраля 2019 в 23:10
Нам тут в России тяжело следить за новостями из Америки - не хватает глубины восприятия даже очень крупных по масштабам событий. Вот, скажем, недавний шатдаун работы правительства США, спровоцированный Трампом - вроде как самый длительный и самый затратный шатдаун в истории, то есть грандиозное событие. Что мы о нем знаем? Ну только то, что рассказывают в новостях - что Трамп все это устроил, потому что требовал от Конгресса денег на строительство Стены на границе с Мексикой, а Конгресс, захваченный демократами, денег не давал.

И в итоге так и не дал. Над Трампом сейчас все в тех же новостях потешаются - устроил такой грандиозный шухер, ничего не добился, да еще и денег Америка на этом шатдауне потеряла больше, чем Трамп, собственно, у Конгресса просил: ему надо было 5 с чем миллиардов, а шатдаун стоил все 6. Ну не дурак ли Трамп?

А мы и впрямь не понимаем: чего это Трамп так уперся из-за ерунды - взбесился, что ли? Далась ему эта Стена!

Мне, однако, повезло: приятель вернул книжку, которую брал у меня почитать года три назад - а я ее в метро открыл с середины, снова зачитался... и неожиданно наткнулся на остро-публицистическое, как будто к сегодняшнему дню написанное объяснение, зачем Америке так жизненно необходима стена на границе с Мексикой. Это при том, что книжка-то издана 8 лет назад, в 2011 году. Оказывается, у нас в стране активно работал, можно сказать, предшественник Трампа, проталкивавший будущие идеи Трампа еще тогда, когда они еще и самому рыжему девелоперу не приходили в голову!

О какой книжке я толкую? О книге авторства неподражаемого "Петровича" Никонова, неубиваемого ЖЖста и отличного писателя - "Судьба цивилизатора". Отмечу так же, что Петрович - яростный сторонник либеральных взглядов, почти как я. Вот тот самый отрывок про Мексику:

__________________________________________________________________________________________

"в одной из речей Клинтон поздравил соотечественников с освобождением от ига европейской культуры. Он заявил, что Америка нуждается в «третьей революции», которая бы доказала всему миру, что США могут существовать без доминирующей европейской культуры… Интересный заход. Вот только по факту «третья революция» доказала прямо обратное.

Талдыча раз за разом подобные вещи, любитель практиканток был абсолютно в русле той маразматической политики политкорректности, которая привела Америку к фактическому распаду. Если кому-то последний тезис кажется чересчур натянутым, просто читайте дальше…

В 1830-1840-х годах Четвертый Рим с помощью силы своих легионов отвоевал у Мексики ровно половину территории и присоединил к своей республике. Новые «провинции» назвали Новой Мексикой, Техасом, Аризоной, Калифорнией, Невадой и Ютой. По-моему, мексиканцы обиделись. Во всяком случае, сейчас Мексика осуществляет в отношении этих территорий тихую реконкисту — отбирает их у США обратно с помощью двух инструментов — нелегальной эмиграции и политики мультикультурализма. США стремительно варваризируется и теряет территорию, как когда-то Рим терял захваченные провинции.

За шестидесятые годы прошлого века количество незаконных эмигрантов из Мексики в США составило 1 600 000 человек. В восьмидесятые годы через мексикано-американскую границу в США незаконно пролезло без малого 12 000 000 человек. В девяностые — еще на миллион человек больше. Две трети мексиканцев, живущих на территории США, существуют там незаконно. При этом они самым парадоксальным образом получают от правительства США пособия (социалистическая политкорректность в действии!), не хотят учить английский и вообще представляют из себя наиболее необразованных и дремучих иммигрантов. Скажем, по состоянию на 2000 год 86,6 % некоренных американцев имели среднее образование. А среди мексиканцев этот показатель — всего 24,3 %. Школу бросают трое из десяти испаноязычных учеников, один из восьми негров и один из четырнадцати белых. Варваризация.

Если раньше Америка придерживалась твердой политики растворения иммигрантов в базовой культуре, то после победы соцполитмаразма она всячески поощряет акцентирование людьми внимания на своей не цивилизационной, а племенной сущности. То есть проводится политика, поощряющая процесс одичания. Чего же удивляться тому факту, что количество межнациональных браков стало уменьшаться! Раньше смешанные браки англосаксов и латиносов ускоряли процесс ассимиляции (ассимиляция — это процесс культурной обработки пришлых варваров под цивилизованный стандарт). Теперь наблюдается обратная тенденция — супруг, который по крови не латинос, отождествляет себя не с американской, а с испанской культурой. Варваризация.

В 2002 году латиносы составляли 72 % учеников в школах Лос-Анджелеса. Белых было 9,4 %. Это значит, что через сто лет на кладбищах Лос-Анджелеса будет абсолютное большинство могил с варварскими именами. По оценкам американских социологов, к 2010 году в Лос-Анджелесе 60 % населения будет — нет, не испанским по крови, это бы еще куда ни шло, — но испаноязычным! Поскольку провозглашен курс на сплошной мультикультурализм, зачем забивать головы эмигрантов английским языком? Пусть расцветают сто цветов! Был объявлен принцип двуязычия. И это стало главной ошибкой: многоязычие — это непонимание. А непонимание — первый шаг к отделению. Кроме того, язык — основополагающая часть культуры. Две культуры на одну страну — это две страны.

Тем не менее конгресс один за другим начал принимать законы, ограничивающие сферу действия английского языка и расширяющие ареал испанского. Началось с публикации избирательных бюллетеней на двух языках. Потом появились двуязычные вывески в магазинах, сдача экзаменов на водительские права на испанском. Потом нельзя стало отказать в приеме на работу на том только основании, что человек ни бельмеса по-английски: в стиле последних веяний требование к испанцам говорить по-английски начало считаться дискриминационным… Потом в школах стали учить на испанском, а английский превратился во второй язык, то есть, по сути, в иностранный. К 2001 году Конгресс выделил 446 000 000 долларов на программу двуязычного (читай, испаноязычного) образования. И это не считая денег от многочисленных фондов. Американцы с восторгом подбрасывали топливо в топку с надписью «Распад США».

По сути, в Америке ведется активная политика по дестандартизации ментально-культурного пространства. Отсюда — распадные тенденции. Ибо стандартизация объединяет, а мультикультурализм разъединяет.

В 1998 году в Лос-Анджелесе состоялся футбольный матч между командами Мексики и США. Угадайте, за кого болели американские зрители? Когда заиграл гимн США, болельщики его освистали. Они болели за мексиканцев, забрасывали американских футболистов разной дрянью и чуть не убили человека, поднявшего на трибуне звездно-полосатый флаг. Повторяю, это были не приехавшие вместе с мексиканской командой болельщики, это были люди, живущие в Америке и жрущие ее хлеб… Не зря один из самых популярных автомобильных стикеров в южных штатах такой: «Мы — последние американцы. Спустите флаг, пожалуйста!» Римляне всегда отличались живой иронией.

Американский социолог Моррис Яновиц еще четверть века назад уловил эту тенденцию: «Мексиканцы вместе с другими испаноязычными иммигрантами создают точку бифуркации в социально-политической структуре США, и эта бифуркация сулит разделение нации… Сегодня мы вправе говорить, что на юго-западе США возникла культурная и социальная Irredenta — область, которая подверглась мексиканизации и потому фактически превратилась в спорную территорию».

Это было еще до эпохи мультикультурализма. А с наступлением этой эпохи резкость оценок возросла: профессор Карлос Трухильо из Нью-мексиканского университета заявил, что к 2080 году северные штаты Мексики и южные штаты США объединятся в новую страну — La republica del Norte. He зря сами американцы называют американо-мексиканскую границу тающей и пунктирной.

Еще хуже ситуация в Майами. По данным на 2000 год 77 % жителей Майами не используют у себя дома английский язык. (Даже в Нью-Йорке 49 % жителей не говорят в семье по-английски!) Варвары давят и побеждают. Сейчас в Майами испанский практически превратился в официальный язык бизнеса, быта и власти. Газеты выходят на испанском, радио говорит на испанском, телевидение — на испанском. Дольше всех держалась «Майами Геральд» — одна из самых уважаемых американских газет старалась сохранить англосаксонский дух и выходила на английском. Нет-нет, все требования политкорректности были соблюдены — газета имела приложение на испанском языке. Но варварам этого было уже мало. Давление испаноязычного лобби стало столь сильным, что в итоге владельцам газеты пришлось уступить и начать выпускать Nuevo Herald.

В Майами испанизация произошла раньше, чем везде — уже к 1980 году все банки, структуры власти, бизнес-ниши были заняты испаноговорящими. Которые по своей традиции белых на занятые места уже не пускали. «Мы здесь власть, а англосаксы — чужие», — приводит слова одного местного испаноговорящего политика Хантингтон в своей книжке «Кто мы?».

У варваров — варварская жизнь и варварские методы управления. Майами стабильно входит в тройку городов с самым высоким уровнем преступности. Испанцы творят там, что хотят, действуя привычными методами навахи — запугивают англоязычных издателей, разбивают автомобили неугодным и грозят им по телефону убийством. Как признают отдельные представители властной элиты Америки, «Майами — это вышедшая из-под контроля банановая республика». Город неоднократно потрясали демонстрации, на которых латиносы сжигали американские флаги и открыто провозглашали: «Майами — свободный город. У нас своя внешняя политика…»

Если после этого у вас еще остались иллюзии относительно целостности Четвертого Рима, вы — неисправимый оптимист. Америка не разваливается. Она уже развалилась. Отличие только в том, что Рим распался на Восток и Запад, а США — на Север и Юг. Впрочем, им не привыкать". А.НИКОНОВ, конец цитаты.

Так-то вот! Трамп-то наш - последний романтик... Только, конечно, не отпускает ощущение, что поздновато он спохватился. Поезд ушел, и боржоми теперь, в отсутствие почек, уже не поможет. На что ему и пытается мягко намекнуть Конгресс.