Происшествия

Дятловы спорят

sapojnik
, 3 июня 2019 в 10:58
Почитал комментарии к своему вчерашнему посту, а также к некоторым другим в ленте, посвященным аварии на Чернобыльской АЭС и книге Дятлова, на момент аварии – заместителя главного инженера по эксплуатации. Дятлова и несколько его подчиненных (погибших сразу) назначили крайними за произошедшую катастрофу, его посадили, потом выпустили, но он умер от последствий лучевой болезни в 1995 году. Будучи уже приговоренным врачами и ошельмованным, фактически умирая, Дятлов отчаянно боролся за свое доброе имя – писал во все инстанции, собирал бумаги, вот – написал в итоге книгу.

Мне приходит на ум аналогия с летчиками, которых у нас тоже просто обожают делать виновниками авиакатастроф с их самолетами. «Авария по вине экипажа» - других у нас, собственно, и не бывает. Но с летчиками проще: они разбились, на них повесили всех собак, назвали преступниками, лишили родных положенных выплат – и все шито-крыто. А Дятлов, вишь ли, и от «лучевки» сразу не загнулся, и в тюрьме сумел выжить, будучи смертельно больным – и все ходил, доказывал что-то; естественно, он всех в нашей стране раздражает и по сей день.

В чем, если говорить коротко, суть «линии защиты» Дятлова? Она, в сущности, чрезвычайно проста: этот умирающий человек неустанно доказывает и показывает, что он НИЧЕГО НЕ НАРУШАЛ и не проводил никаких «рискованных испытаний» в тот злосчастный день. Молва, любящая простые объяснения и эффектные образы, давно уже представила виновника аварии на ЧАЭС в виде этакого классического «безумного ученого», который ради каких-то непонятных идей «разогнал реактор», отключил все системы защиты и надеялся на авось, типа «вдруг пронесет». Так вот Дятлов шаг за шагом показывает, что ничего подобного – все, что он делал, было «в рамках» допустимого по существовавшим на тот момент инструкциям. Грубо говоря, он работал «по мануалу» - но, как потом выяснилось, мануал был не проработан, а реактор вовсе не так безопасен, как это представлялось его создателям и авторам инструкций по эксплуатации.

Большинство комментаторов – из тех, кто вообще представляет, о чем идет речь и даже хотя бы проглядывал книгу Дятлова – заняло в его отношении очень интересную позицию: они соглашаются, что он ФОРМАЛЬНО не нарушил никаких действующих на тот момент инструкций и не проводил никаких «рискованных экспериментов» - однако назидательно поднимают вверх палец и, пылая праведным гневом, говорят: но он ведь ДОЛЖЕН БЫЛ ПРЕДВИДЕТЬ! Подумаешь, «по инструкции можно!» А подумать? А интуиция??

Просто поразительно. Рядовое обсуждение в очередной раз выводит нас на ключевую разницу в мировоззрении, условно говоря, «советского» и «западного» человека.

Думается, что для «западного» человека после признания, что Дятлов «действовал по инструкции и не выводил реактор в «запрещенные» режимы работы» дело становится очевидным и простым – в смысле, что все обвинения с Дятлова должны быть сняты. Если действия в рамках инструкции приводят к катастрофе – виноват автор инструкции, но уж никак не исполнитель! Сам Дятлов тоже в этом уверен, потому и книгу свою написал – но не таков советский человек и не таков самый гуманный в мире советский суд!

У нас-то совсем другая презумпция. Предполагается, что как раз непосредственный исполнитель и есть «в ответе за все». Инструкции, схемы, чертежи – это все «постольку-поскольку», а на самом деле исполнитель должен держать в голове весь рабочий процесс, всю работу всего предприятия, везде вовремя распознавать «косяки», на ходу сочинять пути их исправления, интуитивно догадываться, где инструкцию надо соблюсти, а где и, наоборот, похерить… В общем, непосредственный исполнитель – это царь и бог.

Это очень красивый, даже завораживающий образ. И ведь действительно таких вот «быстрых разумом невтонов» российская земля умеет рождать, причем в самых разных предметных областях деятельности. Под их живое очарование подпали даже многие западные работодатели, сочинившие поговорку «Если вам нужно соорудить нечто уникальное в единственном экземпляре – пригласите русских, они сделают лучше всех!»

Правда, они же придумали и продолжение этой поговорки: «Если вы хотите выпускать что-нибудь большими сериями – ни в коем случае не приглашайте русских: им это скучно и они будут делать кое-как». И одно тут вытекает из другого.

Потому что это и есть типично советский принцип – «принцип героизма». Рабочий должен, как Стаханов, делать 20 норм за смену, а начальник должен, как Капица, за каждым рутинным рабочим действием прозревать тьмы и тьмы скрытых угроз и возможностей, мигом разбираясь с теми и с другими.

В этом как бы очень лестном, «нас возвышающем обмане» скрывается на самом деле элементарная подстава. Или ловушка. Ловушка для исполнителя. Сначала ему напоют, что он должен быть героем и головою раздвигать тучи – а потом посадят за «вредительство».

То есть на самом деле Система ИДЕОЛОГИЧЕСКИ выстроена так, что в ней ВСЕГДА будет виноват стрелочник. «Небожители», пишущие Инструкции и спускающие Задания, в ней оказываются вне критики просто по умолчанию.

И как только не обзывали Дятлова в комментах к моему посту! «Лохом», «дятлом», «уродом», «идиотом» и т.д. «Подумаешь, в инструкциях было написано, что включение АЗ в данной ситуации решит проблему и вообще ничего критического не происходит; а если подумать? А если составить в голове соответствующую модель?!» Люди реально просто лопались от негодования.

Если подумать – это ведь какой-то абсурд: ты действовал по инструкции, ничего не нарушал, все взорвалось, ты сам почти труп – и тебя же с упоением приковывают к позорному столбу: скотина, лох, как же ты не догадался, что инструкцию В ДАННОМ СЛУЧАЕ надо было похерить?!

И еще феноменальное: давайте посмотрим, КТО там в основном изрыгал проклятия в комментариях к посту, изливая праведный гнев на «лоха Дятлова»: розовощекие комсомольские активисты? академики? Заслуженные прокуроры? Ветераны НКВД?!

Да какой там. Типичный обвинитель – обычный технарь, инженер-физик, гордящийся тем, что «мне об этой аварии рассказывали на лекции в моем родном МИФИ (МЭИ и т.п.) «Вам, гуманитариям, не понять!»

Другими словами, в комментах бесновались такие же дятловы. Которые знают в глубине души, что в аналогичной ситуации им тоже никакой пощады не будет. От своих же – таких, как они. Не то что пощады – даже сочувствия. А все эта ханжеская, безумно лживая, абсолютно беспардонная схема, взлелеянная в совке – схема «исполнитель отвечает за всё».

Собственно, что мог сделать Дятлов – отказаться проводить эксперимент? А на каком основании – ведь ничего запретного от него не требовали. Штатный, рутинный эксперимент, обычная работа. Отказался бы – выперли бы с работы, карьера псу под хвост. Согласился – вон, и спустя почти 30 лет Киев все еще в опасности.

Какая была у Дятлова выигрышная стратегия, господа «технари»?

В том-то и дело, что никакой. И дело ведь даже не в спасении жизни. Подлость этого «красивого советского принципа подвига» в том, нельзя спасти честь. Дятлова ведь в итоге растоптали. Лишили доброго имени, вытерли ноги, а другие дятловы теперь при его упоминании кривятся – «лох», «идиот», «про йодную яму не додумался». А если бы отказался – выгнали бы, влепили выговор и ославили как «слабого руководителя».

Гуманитарии, может, не разбираются в технике – но зато они видят подставы.

А еще мне Дятлова безумно жалко. Ладно, совки его подставили, облучили и убили. Но мы-то хотя бы можем не плевать на его память?

По-человечески. И по справедливости.