Политика

Ментальный удар

stainlesstlrat
, 15 сентября 2017 в 17:09


Гостил американский приятель. Человек интеллигентный, но от политики далекий, тем более от российской. Трампа от Путина отличает, и ему достаточно. Но он балетный критик, Матильда Кшесинская ему не чужая, поэтому попросил объяснить, что происходит с фильмом «Матильда», в чем коллизия и в чем суть конфликта.

И я не рассчитал силы.

Все, говорю, просто. Режиссер решил снять кино про роман этой Кшесинской с царем, ну, которого потом свергли. Вот режиссер и пошел деньги просить. У одного ветерана сцены, стендап-комика. Тот говорит, у меня денег нет, но я знаю, у кого есть, у одного тут, в администрации Президента России Владимира Путина. Приходят в администрацию президента, кино, говорят, хотим снять про царя и балет. Что за вопрос, говорят в администрации президента, мы сейчас не при деньгах, но в банк позвоним, который газом торгует. Звонят в банк, денег, говорят, дайте человеку на кино, да, можно через Кипр, он их все равно не вернет, потому что кино не окупится, а через офшор вам подешевле будет. Вообщем, дали режиссеру денег.

Ну вот, кино сняли, а тут депутат эта, которая раньше украинским прокурором работала, потом российским, а теперь она депутат, и ей не нравится, говорит, кино, даже смотреть не хочу, и остальным не советую. Все потому, что влюбилась она в царя. Того самого, который любил балерину и которого свергли сто лет назад. А режиссер Путину жалуется, что он кино снял, а теперь вот такая история получилась, и дело не в деньгах, конечно, а за творчество обидно. А Путину есть вообще-то чем заниматься, кроме царя и балета, но он слушает, молчит, сдерживается. А депутат эта, которая прокурор, она же иногородняя, ей же надо как-то пробиваться, поэтому она по телевизору рассказала про мироточащий бюст царя. А потом эта депутат, которая бывший прокурор, крестный ход устроила в Питере. Но дело, скорее всего, не в ней, а кто-то кого-то таким способом жрет перед выборами президента, который молчит, как царь на первом свидании. Но кто жрет и кого, уже никто не понимает. И что там у царя было с Кшесинской, тоже никто не знает, потому что кино никто не смотрел, сейчас не до этого, когда такие важные процессы происходят.

Понятно? – спрашиваю.

В последний раз такое потрясенное выражение лица я наблюдал у собственного пятилетнего сына, когда он впервые попал в зоопарк и увидел там бегемота и жирафа, но дикобраз его добил окончательно.