«Нас рассорили злые люди». История одной травли

tanja_tank
, 24 августа 2016 в 21:49
В 1954 году в СССР было открыто первое алмазное месторождение. Заветную «голубую землю» в якутской тайге нашла ленинградский геолог Лариса Попугаева — по революционной методике, разработанной своей подругой и руководительницей, геологом-минералогом Наталией Сарсадских. Но признание и государственные премии получили совершенно другие люди.

Попугаева подверглась масштабной травле - сначала завистников-недругов, а потом - и так называемых друзей и коллег во главе с Сарсадских. Или они тоже оказались завистниками?..

И это - жестокость, с которой отнеслись к Попугаевой близкие люди - в этой истории поражает меня больше всего. По сути, выскочив из одной травли и сочтя себя спасенной, Лариса тут же подверглась другой, которая растянулась на долгие годы. И затеяли эта травлю те, от кого Попугаева ждала как минимум снисхождения. А в идеале — понимания и поддержки...


Небольшая (надеюсь) предыстория. Алмазы в России начали искать еще в 19 веке и кое-что находили, но это не делала погоды. Страна столь остро нуждалась в алмазах — в первую очередь, технических — что мы покупали их за золото у Англии. Впрочем, после второй мировой британцы прикрыли нам эту лавочку. Перед советскими геологами была поставлена задача — найти коренное месторождение.

В конце 1940-х приступили к разведке месторождений в Якутии. Занималась этим Амакинская экспедиция, штаб-квартира которой была в якутском поселке Нюрба. Государство не жалело денег: у геологов было все, вплоть до самолетов, работы шли круглый год и финансировались без перебоев. Но прорыва все не было.

Второй фронт

В 1950-м из Ленинграда в Якутию прибыла известная геолог, 34-летняя Наталия Сарсадских (на фото) - сотрудница недавно созданной Центральной экспедиции. Сарсадских предположила, что алмазам всегда сопутствуют пиропы — минералы кроваво-красного цвета. И теперь она хотела лично исследовать породы и попытаться найти в нем заветные «гранатовые зернышки».

Сарсадских провела в Якутии три полевых сезона. Прошла пешком и проплыла на резиновой лодке больше 1500 километров. И окончательно убедилась: надо искать не алмазы, а пиропы. А это значит, что Амакинская экспедиция ищет неправильно. И только проедает государственные деньги.

В 1953 году Наталья пригласила с собой молодую коллегу — 29-летнюю Ларису Попугаеву, с которой познакомилась еще в 1950 году. За лето 1953-го Наталия и Лариса преодолели 400 километров и нашли-таки искомые пиропы и даже кристаллик алмаза. Значит, залежи где-то поблизости! Но уже холодало, и поиски месторождения пришлось отложить до следующего полевого сезона.

Но Сарсадских поехать не смогла - в феврале у нее родилась дочь. В Якутию отправилась одна Попугаева. Она долго отказывалась. У нее была уважительная причина: она тоже была беременна. Но Родина сказала: «Надо!», и Лариса сделала аборт. В экспедицию уезжала полубольная, муж провожал ее до Нюрбы на самолете.

Не буду описывать тяготы, которые Лариса перенесла в скитаниях по тайге — желающие узнать о работе геологов могут посмотреть фильм «Неотправленное письмо». И вот, спустя два месяца - 21 августа 1954 года - Попугаева открыла первое в СССР коренное месторождение алмазов – кимберлитовую трубку «Зарница». Но событие, которое обещало стать триумфом, обернулось для нее жизненной драмой...

А в ответ - тишина

В Амакинской экспедиции ревниво отнеслись к удаче Ларисы. Оно понятно: несколько лет амакинцы не знали ни в чем нужды, но алмазов так и не находили. А явилась «гастролерша» - и нашла. Стало быть, амакинцы валяли ваньку и проедали государственные денежки?

Начальник экспедиции Михаил Бондаренко - к слову, родственник тогдашнего министра геологии Антропова - решил любой ценой сделать так, чтобы открытие Ларисы было приписано Амакинке.  Под предлогом того, что все материалы о поиске алмазов являются секретными, у Ларисы их забрали. А когда в Нюрбу приехали большие начальники из треста, было провозглашено: алмазы найдены Амакинской экспедицией! Под протоколом уже стояли подписи московского начальства...

Попугаеву начали прессовать на предмет того, чтобы она задним числом оформилась в штат Амакинки.  Прессинг был очень сильным. Попугаеву, по сути, взяли в плен. Улететь из Нюрбы ей не давали, возможности отправить письмо или телеграмму — тоже. Она оказалась в изоляции и не знала, как позвать на помощь с «большой земли». За каждым шагом Ларисы шпионили. Ее шантажировали тем, что обвинят в разглашении секретов и, возможно, в краже алмазов (которые, напомню, сами же у нее изъяли). На нее орали, оскорбляли, стучали по столу кулаком. Намекали, что она больше никогда не увидит дочь. Это было уязвимое место Ларисы - еще до войны ее отца репрессировали как врага народа.

«После таких «разговоров» Лариса ревела с утра до вечера, размазывая растекавшуюся по лицу краску, и, на краткое время, прекращая лить слезы, чтобы подкрасить ресницы, опять принималась плакать, - вспоминает геолог Екатерина Елагина, в то время сотрудница Амакинской экспедиции. - Она отчетливо сознавала, что оказалась в западне, из которой не видела выхода, понимая, сколь велики возможности у Бондаренко, простиравшиеся и на отделения связи, и на службы Аэрофлота».

Попугаева попросила рабочего отправить телеграмму Наталии Сарсадских, чтобы она приехала в Якутию и помогла. Сарсадских, получив телеграмму, принялась бомбардировать посланиями Бондаренко и прочие инстанции. Требовала возвратить Попугаеву и материалы полевых работ для написания отчёта. Но ее телеграммы игнорировали.

А Лариса по-прежнему была в Нюрбе одна против всесильного и нахрапистого Бондаренко. Поддержать ее не приехал никто из Центральной экспедиции, а ведь речь шла о защите чести ленинградских геологов!

Спустя два месяца Лариса была сломлена: измученная и опухшая от слез, доведенная до нервного расстройства, она оформилась на работу в Амакинскую экспедицию. Ей вернули полевые материалы, и она смогла улететь в Ленинград. Но какой прием ждал ее там…

«Выскочка»

Рабочий стол Попугаевой демонстративно выставили в коридор, обозвав выскочкой. А Сарсадских обвинила в ее непорядочности. Лариса рыдала: «Меня заставили!» Но Наталия Николаевна так и не смягчилась. Она словно не понимала, какую крупномасштабную травлю пережила в Нюрбе и продолжала переживать в Ленинграде ее подруга и как многим она пожертвовала ради успеха их совместного дела.

Лариса только ревела и говорила, что ее заставили. Как ее могли запугать? Ведь не сталинское уже время было. Не знаю, не мне ее судить», - на склоне лет рассказывала Сарсадских журналистам.

И тем не менее, судила. И тем не менее, отвернулась от Ларисы. Не «простила» ее - хотя прощать было нечего. Это мое мнение. Очень легко было рассуждать о «нестойкости» и "предательстве" Попугаевой, сидя в ленинградском кабинете и самой не испытав ничего подобного.

И отчего было не задать вопросов себе: почему я не сделала ничего, чтобы вызволить Попугаеву из Нюрбы? Раз телеграммы игнорировались - возможно, надо было отправлять в Нюрбу своих людей? Но этого сделано не было. Зато с Ларисы спросили по полной...

"Не хотим ничего слушать"

Тщетно Попугаева пыталась донести до коллег правду о событиях в Нюрбе.

«Никакие попытки Ларисы объяснить или рассказать о пережитом не принимались во внимание, - пишет известный минералог Галина Анастасенко.- Многим казалось, что он бы в подобной ситуации выстоял, не сдался бы. Но так ли это? Это была трагедия, изменившая всю жизнь открытого кристально честного человека».

А еще на Ларису легло пятно предательства. Видимо, Сарсадских думала, что подруга предала ее и попыталась присвоить ее открытие. Ведь это Наталия Николаевна разработала методику поиска алмазов по пиропам, и эта методика «выстрелила».

Я не понимаю непреклонности Сарсадских. Я считаю это жестокосердием. Допустим, поначалу можно было сомневаться, не ведет ли коллега двойную игру. Но ведь доказательств этому не было и не появилось. Наоборот, у Попугаевой была репутация очень порядочного и отзывчивого человека. Стоило если уж не верить ей, то  хотя бы выслушать.

Кроме того, Лариса была просто одержима восстановлением справедливости и приоритета ленинградских ученых в открытии «Зарницы». Ездила в Москву, в ЦК КПСС. Встречалась с заместителем министра геологии. Писала в Якутский обком КПСС. Неужели бы "предательница" стала биться за признание заслуг Сарсадских?

Но хлопоты Ларисы оказались бесполезными. Ленинскую премию за открытие алмазного месторождения получили совсем другие люди. Имена Сарсадских и Попугаевой вычеркнули из списка. Их наградили соответственно Орденом Трудового Красного знамени и Орденом Ленина. Но если Попугаевой присвоили звание «Первооткрыватель месторождения» в 1970 году, то о заслугах Сарсадских, которая подготовила базу для триумфального прорыва, вспомнили лишь 36 лет спустя после обнаружения трубки «Зарница»!

Да, но в чем тут вина Ларисы? Почему в этой многоуровневой интриге, заваренной мафией от геологии, она стала «девочкой для битья»? И почему ее «били» свои же?!

(на фото слева  - Попугаева в последние годы жизни)

Позднее прозрение

Лариса стала изгоем. Чужой среди тех, кого считала «своими». В нервной, взвинченной женщине, которую преследовали головные боли, люди не узнавали прежнюю живую и жизнерадостную Ларису. Она терпеть не могла разговоров о «Зарнице», которую стала называть «задницей»…

«Она была очень доверчивой, делилась своими радостями и проблемами со всеми, верила в людей, считала, что геолог геолога не обидит, что они все – её друзья. Но эти «друзья» её обманули и присвоили открытие «Зарницы» себе, - вспоминает якутский краевед Ришат Юзмухаметов, близко знавший Попугаеву. - С годами, конечно, она изменилась – жизнь научила не брать все на веру».

Попугаевой не стало в 54 года. 19 сентября 1977 года она скоропостижно скончалась от разрыва аорты, замертво упав на улице.

Наталия Сарсадских прожила 97 лет и успела многое. На склоне лет к ней, видимо, пришло понимание того, что Попугаева не предавала ее ни тогда, в Нюрбе, ни потом. Что у нее и мысли не было присвоить себе открытие своей наставницы и подруги. Что она хотела разделить с ней радость победы. Что блестящие результаты их сотрудничества и искренняя дружба стали предметом зависти со стороны хищников от геологии. Когда весной 2006 года Наталию Николаевну чествовали в связи с её 90-летием, она сказала, поднимая бокал с шампанским: «Выпьем за Ларису. Нас развели злые люди»...

PS В 2005 году в якутском городе Удачный Попугаевой воздвигли бронзовый монумент. Попугаева — единственный геолог нашей страны, который удостоился такой чести. Также ее именем назван крупный алмаз весом в 29,4 карата.