Предвыборная гонка в США

И еще немного о столкновении цивилизаций

trim_c
, 16 октября 2016 в 11:07

Мы надеялись интегрировать Россию на наших условиях

Бывший советник президента США Томас Грэм о перспективах мировой политики
Владимир Путин и Барак Обама


Возникает впечатление, что отношения между Москвой и Вашингтоном достигли сейчас низшей точки. О том, как это произошло и можно ли это исправить, «Лента.ру» побеседовала с профессором Йельского университета, бывшим советником президента США по России и Евразии Томасом Грэмом.



«Лента.ру»: Сегодня общим местом стали рассуждения о том, что мир необратимо меняется, становится многополярным. Появляются новые игроки, изменяется баланс сил, распадаются казавшиеся нерушимыми блоки и альянсы. Какие глобальные процессы, на ваш взгляд, заслуживают особого внимания?

Грэм: Да, мир меняется, и этот процесс будет идти не один год. Это касается в первую очередь геополитики: поднимается Китай, кипит Ближний Восток — там активно перекраиваются границы, это может произойти и в других регионах. Евросоюз старается осознать себя заново и понять, зачем он вообще существует. В США в разгаре предвыборная кампания, и на пост президента всерьез претендует уникальный кандидат — Дональд Трамп. Россия пытается разобраться, куда ей двигаться дальше.

Но дело не в одной только геополитике. Сейчас мир переживает бурный процесс технологического развития. Великолепные новые технологии — к примеру, 3D-печать — полностью изменят в ближайшее время весь производственный процесс. Развитие интернета предоставило людям глобальный доступ к информации, и сейчас каждый человек формирует под себя информационную картину, собирает свой собственный мир, который слабо пересекается с миром других людей.

И на фоне этих стремительных и радикальных изменений мы вынуждены искать новый базис, новые возможности для развития российско-американских отношений. В течение 25 лет, после того как развалился Союз и окончилась холодная война, мы надеялись на интеграцию России в западный мир — на наших условиях. Очевидно, что для России это в данный момент неприемлемо. Россия считает себя великой державой, это страна с историей и традициями, со своими ценностями, которые лишь частично пересекаются с нашими. И как мы будем сотрудничать, по каким вопросам, с какими целями — это вопросы, которые нужно обсуждать, но о которых, к сожалению, говорят крайне мало.

В начале 1990-х, когда кончилась холодная война и пал железный занавес, большинство россиян относились к Западу позитивно. Люди надеялись, что новая Россия займет достойное место в мироустройстве. Эти надежды вскоре сменились чувством обиды — возникло ощущение, что мы можем бесконечно идти на уступки, но без какого-либо результата. Все жертвы России Запад принимал как должное, не считая ее ровней себе. Сейчас Москва ведет жесткую, в чем-то даже агрессивную политику на мировой арене. Вам не кажется, что к этому привели ошибки 1990-х, непонимание Западом того, что у России есть свои интересы и свои цели?

Я не думаю, что имеет смысл обсуждать, кто виноват. По-моему, главное сейчас — понять, что именно тогда произошло, какие тогда существовали возможности и как мы их упустили. Огромные надежды тогда питали не только в Москве, но и Вашингтоне, и американцы, как и русские, искренне и честно хотели оставить проблемы в прошлом. Была надежда, что мы могли бы работать вместе, сотрудничать по многим вопросам, вместе создать новый, процветающий мир. Не получилось. Почему? Может быть, мы что-то не понимали о России? Может быть, вы не понимали нас? Политики обсуждали какие-то вопросы и приходили к итоговым договоренностям, а потом выяснялось, что эти договоренности они воспринимали по-разному.

Это очень трудная тема. Сейчас обе стороны обвиняют в крахе тогдашних надежд друг друга. Мне кажется, и вам, и нам нужно быть более самокритичными. Нужно проанализировать все эти сложные исторические процессы, разобраться в истоках наших решений и на основании этого уже выстраивать новый базис российско-американских отношений, учитывая, что русские и американцы имеют разные интересы, разное мировоззрение. Эта разница не означает, что мы не можем конструктивно сотрудничать в мире, где так много общих вызовов — разрушение стратегического баланса, распространение ядерного оружия, международный терроризм, изменение климата и тому подобное. Хочется — не хочется, нравится — не нравится, но мы с вами обречены жить на одной планете.

Мне кажется, что такие отношения, к сожалению, надолго. За последние 25 лет мы уже трижды проходили через этот цикл — сперва великие ожидания, затем глубокие разочарования. Если мы не можем интегрировать Россию в Запад, нужно подождать. Должно пройти время, которое необходимо использовать с умом, чтобы переосмыслить наши отношения в стремительно меняющемся мире. Надеяться на то, что наши отношения сразу улучшатся из-за того, что придет новая администрация в Белый дом, — это ерунда. Если мы хотим исправить их фундаментально, это потребует огромных усилий в течение долгого времени.

Источник:


Обратите внимание прежде всего на позицию ЛЕНТЫ!

Мы видим тот же тезис: "Россия шла на бесконечные уступки, а Запад воспринимал эти жертвы как должное, не считая Россию ровней себе" - "уступки... жертвы... ровней". И тот же мотив обиды и унижения, который выразил Чуркин.

Тут кроется фундаментальное непонимание. Запад считал, что Россия готова отказаться от идеалов коммунизма, тоталитаризма и проведение политики насилия.
Что Россия хочет - сама и искренне желает стать либеральной и демократической страной Но ... этому она должна научиться. а учиться она может только у Запада. Т.е. Запад решил что перед ним ученик, который хочет стать ровней Западу. Т.е. он осознал, что он отстал, но хочет учиться и стать ровней Западу, причем согласился разделить его ценности.

НО Начиная с Путина Россия четко осознала. что ни разделять чьи-то ценности, ни учиться она не собирается. Россия это осознала, она устами Путина об этом публично заявила в Мюнхене, как и о том, что Украина это недогосударство а украинцы как отдельный народ вообще не существуют(т.е. отказалась признать право Украины на независимое и отдельное существование как и право на свои границы). Но никто не хотел в это верить.

И России пришлось убивать, убивать и убивать - в Грузии, в Украине, в Сирии - чтобы до всех наконец дошло - Россия мыслит себя как отдельной цивилизацией и как силу, равную всему Западу.

Не отдельной какой-то заштатной Германии или Франции, а именно всему Западу. Воображая Запад неким единством, которым правит Обама - требовала разговора с центром управления - сиречь с Обамой. А с другой стороны прилагала немало усилий чтобы управлять "промежуточными центрами" типа Германией, развращая и покупая их как Шредера. И как дон Корлеоне покупал отдельных сенаторов.

Вот как раз взаимное непонимание и ошибки в оценках привели к тому месту, где отношения Запада с Россией сегодня и процветают вовсю со времен войны Судного дня.
Т.е. имело место взаимное непонимание. ТОлько Вашингтон уже это осознал и даже готов признать частично в этом свою вину.

Ну и Россия тоже готова признать в этом вину - Обамы, Запада, Украины, ООН - в общем, всех.

--------------------------------
Отдельной строкой Обратите внимание на надвигающуюся революцию 3D-печати. Грэм упомянул о ней вскользь. а ведь она наряду с другими процессами стремительной роботизации мира, грозит сделать ненужными и маловостребованными кучу старых профессий. в которых останется спрос лишь на мастеров высшего класса. на уникумов в своей професии.
А ведь это перевернет мир.
И резко снизит спрос Запада на молодую и низкоквалифицированную рабочую силу третьего мира.

Но Россия и с этим не желает считаться - ей подай величие и "Особое уважение"